Вадим Дергачев: все тексты

Такой приход...

Есть у нас такое небезызвестное местечко «Сохо», где оттягивается наша «компрадорская буржуазия», с редкими вкраплениями художественной интеллигенции.


Война, секс и литература

Всем известно, что Лимонов пишет плохо. Но это отнюдь не значит, что расхожее мнение о его первом романе, как о гениальном — большое преувеличение.


Ваше мясо пока остается с вами…

Такое впечатление, что мир обращается к нам, как в повести одного балканского писателя, где цитируется надпись на стене:
«Таня, вымойся, побрей себе ноги и повесься, сука криворотая!»


Он разведет всех, кто пытается его развести…

Начался, или продолжается ренессанс интереса к буддизму — трудно сказать. Во всяком случае, не кончился. Я, как и большинство моих соотечественников о буддизме мало знаю, но, как и некоторые, иногда интересуюсь.


Поцелуй меня душным французским способом…

Конечно, взахлест. И так, чтобы поменять языком косточки у двух вишен, во рту.


Чем они не похожи? Ничем они не похожи…

Неделя прошла под знаком Амира. И сразу во всех печатных и непечатных изданиях: получил приз за режиссуру, в Анапе. И еще один, там же. А также все ему вспомнили — и как в Москве у автора «Ассы», и про приводы в милицию, и первое казахское кино про пацанов, и все такое.


Путешествие из Мекки в Медину

К тому моменту я уже вполне созрел, для того чтобы знать, что помогать себе в отсутствии женщины нужно рукой, которая ближе к сердцу — тогда тебе не придется пользоваться ни валидолом, ни валокордином.


О культурной вменяемости

Алма-Ата — маленький город. Приехали друзья-художники на фестиваль почти современного искусства, который проводит известный наш несгибаемый борец и твердокаменный интеллектуал — дядька, впрочем, добрый, — художников выставляет, кроме него вообще никто ничего не делает, институции если и были, то умерли…


Поговори с ней, все таки - поговори...

Очень испанский фильм испанского режиссера Педро Альмодовара почти уже о смерти — но на самом деле, не о смерти


Путешествие из Мекки в Медину

Серьезные книги рассказывают о людях, которых сейчас нет, но в существование которых, необходимо верить.