arbakesh: все тексты

Будущее искусства кюя

Таласбек Асемкулов

Разделение Канатом Кабдрахмановым культуры и персональности (по-другому, культуры и духовности) — плодотворная тема для размышления, она вызвала ассоциации с некоторыми мыслями из моей статьи по проблемам музыкальной педагогики.


Цветы зла. О так называемой «тюльпановой революции» в Кыргызстане

Бермет Акаева

В книге Бермет Акаевой, дочери первого президента Кыргызстана, излагается «взгляд изнутри» на причины и последствия совершенного 24 марта 2005 года в республике государственного переворота, нередко называемого «тюльпановой революцией». Автор как вдумчивый аналитик исследует также природу и характер радикальных перемен, происшедших в Грузии и Украине под лозунгами «цветных революций».


Судьба тенгрианства и миф о Нуртоле

Зира Наурзбаева

Древний миф в форме легенды к кюю «Жылан ерткен» («Уведший за собой змей»), переданный домбристом и писателем Т. Асемкуловым, рассказывает о том, как когда-то очень давно огнедышащие змеи во главе с многоглавым драконом напали на людей, охватывая кольцом своих тел юрты и сжигая их своим дыханием. Тогда мальчик Нуртоле («дитя света») воззвал к Тенгри и с небес к нему опустился кобыз (домбра).


«Попробуем здесь», или Церковь и современная культура

Иеромонах Григорий (В.М. Лурье)

Начало XX века являло в России противостояние Церкви и светской культуры. Конец того же столетия не являл уже ни Церкви, ни культуры: и то, и другое оказалось скрытым. Истинная Церковь была скрыта от глаз в катакомбах, а истинная культура — если и не вся, то в самых значимых своих частях — в андеграунде, то есть, переводя с английского, — тоже где-то под землей.


Ислам в истории средневекового Казахстана

Назира Нуртазина

Колониализм стал для казахов большим испытанием. Политика на денационализацию, насаждение коммунистической идеологии имели серьезные социальные и нравственно-психологические последствия. Подверглись эрозии основы традиционной культуры и идентичности — язык и религия. Но, как показали события 90-х годов XX века, народ сохранил жизнеспособность.


Рубайят Омара Хайяма в комментариях философа-мистика

Парамханса Йогананда

Естественно, читатель должен учитывать, что комментарии к рубайятам мусульманина Хайяма выполнены буддистом и содержат специфическое буддистское восприятие мыслей персидского поэта, скажем, представление о перевоплощении души о карме, несвойственное исламу, постоянные призывы к медитации. В исламе медитации — удел суфиев; в Индии среди буддистов они, кажется, распространены в более широких слоях населения.


Волшебник — Рустем Рахимжан

Волшебник – Рустем Рахимжан«Хотел бы пожить во всех временах и во всех культурах, примерно по одному году. Поэтому предпочитаю жить в другой культуре, нежели съездить туда по турпутевке. Да мне нравиться жить сейчас и наблюдать как ускоряются процессы жизнедеятельности, убыстряется ритм и время…»


Фейсконтроль

Асель Джабасова

Аэлита Жумаева известный дизайнер-график и хозяйка собственной студии в Москве, рассказывает о любимой профессии, важных проектах и о том, что останется после нее.


Репортаж с выставки Ербола Мельдибекова «Гипермусульманин»

Казах Ербол Мельдибеков впервые "прозвучал" на последней биеннале в Венеции, где куратор Виктор Мизиано показывал его работы в павильоне стран Средней Азии. Слово "гипермусульманин" несколько напоминает вышедший уже из употребления термин "киберпанк" и, видимо, станет вскорости очень модным. Ведь виртуальная грязь киберпанка намного менее в фокусе, чем острый глаз гипермусульманина.