литература

Помнишь?

Шли мы с тобой по улице, широкой и мокрой. А людей вокруг почти не было: один нырнул за стеклянные двери круглосуточного магазина, через минуту вынырнул и обогнал нас, другой шагал навстречу, рассеянно озабочен, под мышкой - газетный сверток…


В Алма-Ате открылась литературная фотокомпозиция «Гуляя пушкинской тропою»

Сегодня, 14 декабря, в Алма-Ате открылась литературная фотокомпозиция «Гуляя пушкинской тропою».


20 лет спустя

Дмитрий Бавильский — известный российский критик и писатель, кандидат филологических наук. Автор двух книг стихов, пяти романов, рассказов, множества критических статей. Член Академии российской современной словесности. Куратор Интернет-проекта «Библиотечка Эгоиста».


Невозможность путешествий

Дмитрий Бавильский

День резко укорачивается, выпадает первый снег, быстро сходит, уступая место второму и третьему. В промежутках разрастается свинцовая слякоть, придавливающая кленовые листья. Еще совсем недавно, в солнечном и теплом октябре Усиевича засыпало червленой красотой, из-за чего улица стала похожа на Златоустовскую гравюру: позолота осыпалась с веток деревьев, отныне напоминающих трещины в пространстве, вниз, навела уют и безветрие. В ноябре все резко (или не резко, раз на раз не приходится) меняется, словно бы слегка горчащая, коричная мягкость, разлитая в природе, пересыхает, уступая место звездам в выпотрошенном небе и нравственному закону в СМИ.


В Южном Казахстане состоялся форум «Звезды поэзии»

В Южном Казахстане уже в третий раз прошел традиционный форум узбекских литераторов Казахстана «Звезды поэзии».


Отчего так плакала японка...

Портом приписки случился китайский ресторанчик с этажом вниз и двумя этажами вверх и окнами на север, — был ли там еще и красный терем, я не знаю, но в подвале играли в карты, наверху были комнаты для свиданий, а кокаин подавали везде.


Восхождение к Абсолюту

Сегодня был тяжелый день…
Хотя, каждый — нелегкий. Но сегодня в особенности. Тоска давит и давит.
Она знает, что водкой это не снять. Но за барной стойкой в кафе выпивает украдкой от всех.


Рубайят Омара Хайяма в комментариях философа-мистика

Парамханса Йогананда

Естественно, читатель должен учитывать, что комментарии к рубайятам мусульманина Хайяма выполнены буддистом и содержат специфическое буддистское восприятие мыслей персидского поэта, скажем, представление о перевоплощении души о карме, несвойственное исламу, постоянные призывы к медитации. В исламе медитации — удел суфиев; в Индии среди буддистов они, кажется, распространены в более широких слоях населения.