аналитика

В Казахстане началась эпоха государственного капитализма

Наличие кризиса системы государственного управления в Казахстане как результат ее сверхцентрализованности показали еще августовские финансовые проблемы 2007 года. Они стали результатом ситуации, в которой правительство при принятии стратегических решений боится брать на себя ответственность, ожидая команды сверху. Ко всему оказалось, что многие из министров, включая премьера, не умеют работать в условиях кризисных процессов. В итоге несвоевременное реагирование на возникшие проблемы привело к снижению рейтингов многих казахстанских банков. Поэтому теперь в Казахстане создается фонд стрессовых активов, уже сформирована группа по работе с рейтинговыми агентствами, так как возникает реальная угроза очередного снижения суверенного рейтинга страны и рейтингов казахстанских банков второго уровня. А это еще больше сужает рынки внешних заимствований.


Аждар Куртов: «Конкуренты России в Центральной Азии не сидят сложа руки»

По мнению аналитика Российского института стратегических исследований Аждара Куртова, высказанному в сегодняшнем номере Независимой газеты, регион Центральной Азии станет следующим после Балкан и Кавказа полем вероятного столкновения мировых игроков.


Без точного и трезвого просчета дальнейших шагов Россия может надолго оказаться в глухой изоляции

Утверждение справедливости - дело непростое и, как показывает опыт, малоблагодарное.


Барат Молдахметов: Возможна ли Южная Осетия в Центральной Азии?

Эксперты и аналитики в Кыргызстане продолжают обсуждать ситуацию на Северном Кавказе и ее последствия для КР и Центральной Азии. ИА "24.kg" предлагает вниманию читателей взгляд на происходящее эксперта Института стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском Славянском Университете Барата Молдахметова.


Есть ли альтернатива Союзу центральноазиатских государств?

Идеи интеграции в политической и экономической сферах приобретают все большее число сторонников на постсоветском пространстве. Эти тенденции следует рассматривать не в "старосоветском" понимании стремления к формированию надгосударственных структур, доминирующих по отношению к национальной составляющей, а как закономерный ответ на процессы глобализации в сфере технического, экономического, информационного, культурного обмена.


Распад Советского Союза, случившийся почти 17 лет назад, все еще продолжается

Искусственно законсервированные с помощью Запада ситуации "недораспада" и раздела советской империи - в Абхазии, Приднестровье, а также отравляющая армяно-азербайджанские отношения проблема Карабаха, - такие же мины замедленного действия для мира в этих регионах, как и в Южной Осетии.


В странах региона боятся рецидива продовольственного дефицита

Центральная Азия боится повторения ситуации прошлого года, когда в странах региона разразился продовольственный кризис. Власти республик стараются заполнить госкладовые и уже приступили к поиску продавцов зерна. Положение в нынешнем году непростое еще и потому, что традиционные поставщики хлеба - Россия и Казахстан - ввели запрет на экспорт зерна.


О перспективах российской политики в отношении Азии

Просьба редакции "РГ" написать статью о перспективах российской политики в отношении Азии не застала меня полностью врасплох. Давно думал об этой ныне удивительно сложной проблеме. Попытаюсь поделиться своими предварительными выводами. Не уверен, что они окончательные. Но провоцировать дискуссию надо.


Начало космической эры, запуск первого спутника, полет человека в космос - все это неразрывно связано с космодромом Байконур

Это название звучит уже 53 года в сообщениях всех мировых информационных агентств, когда очередная ракета устремляется к звездам со стартовой площадки, расположенной в казахстанской степи. А всего за более чем полувековой отрезок времени с космодрома было проведено 1.290 пусков ракет космического назначения и 1.202 пуска межконтинентальных баллистических ракет. Но это только сухие цифры, за которыми колоссальный труд огромного количества людей, создавших и сам космодром, и ракеты, и город в безжизненной степи. Среди них был и мой отец, один из первопроходцев Байконура. Так что для меня история Байконура - часть и нашей семейной истории.