Когда ярость не знает предела


 

 

***

Когда ярость не знает предела,

ослепительна яркость нутра,

тело тесное в кресло присело,

жизнь, как чайник, кипит на ура.

Сам себя не поймаешь на слове,

соскользаешь, как мыло из рук.

Что с начинкой? И что там в основе?

Глаз кошачих блестит изумруд.

И умрут эти гибкие кошки

под колесами вспыльчивых строк, 

где моргают уютом окошки,

запятой изогнулся курок.

Звезд стеклянных осколков копилка.

Почки прячут листву в кулачки.

 «Смерть сметет, как газонокосилка!» – 

прокричи сквозь ночные очки.

Спит в кроватке младенец бесстрашный,

леденец у пространства во рту.

В мутный воздух, как в омут прекрасный,

новым вдохом и дымом войду.

Сигаретой проженная скатерть.

Так стихает мой тлеющий стих.

Эту гибель рассветом не скрасить,

горьким пеплом, продрогшим в горсти.