нирвана


6

* и еще...

Небо прокурено - табачные клубы
туч... На ресницы, на губы
мелкими каплями падает боль -
... я не с тобой...
И еще... играет Nirvana - Курт
Кобейн поет: "Jesus..." и неба лоскут
на прорехе изодранных в клочья туч...
Где-то есть ты/с тобою, а тут -
словно примета, словно бы весть,
бьет голубок крылом о жесть
подоконника - край карниза...
Воспоминание вырвется из-за
сотни ненужных, рутинных вещей -
оттуда, где без тебя ничего вообще
нету...
- я верю в приметы...
В руках дождя и кисть и холст,
и он рисует мир под откос.



* реинкарнация

все изменится станет лучше наверное правильней
надо только вдохнуть поглубже набраться сил
помнишь как ты говорил о пране
выключаю реальность сливаюсь на выдохе с небом
в закоулках сознания прячу тебя отрешенно
и фигурка Будды с улыбкой застывшей во взгляде
вся сжимается в точку на грани перерожденья
все уходит отсюда и я ухожу без остатка
и спасает меня постоянная ставшая почти бытовой
череда возвращений к тебе для тебя за тобой

 


* нирвана

по тонкой ниточке спустился паучок
как будто весть
как будто есть причины
причинно - следственная связь
висит на волоске из лжи с надеждой
на вечность
порвать письмо - и всё
и спета песенка
и небосклон не выдержал взорвался
рассыпался дождем на мостовую
натянута до боли в небо лесенка
да только кто же пустит нас
в обратно
и ты во мне до спазмов
до бессилия так громко
что негде спрятаться и незачем как минимум
ты - веществу конец во мне любимый
меня затягивает в Вас
словно в воронку



* вот и птицы покинули этот город

вот и птицы покинули этот город
открытка без подписи с побережьем Испании
еще одна осень приютился на фонаре голубь
два одиночества друг с другом спаяны
и пролог с концовкой на фразе до скорого
и тоска ночами возникает непрошено
все проходит проходит и день уже короток
пережить бы зиму до Вас хороший мой
за окном листопад и солнце милостыню
отпускает деревьям в их слабые кисти
мы с тобою две драмы вполне шекспировские
вот и дождь не по сюжету совсем мистик
не дописан роман в эпилоге прочерк
обрывается город дождем размытый
лишь следы на окне неровных строчек
я люблю Вас любимый подпись Маргарита




* ко дню рождения

Небо, вышедшее из русла,
Цедит солнце через стекло.
Ему тоже сегодня грустно
И светло...

День за днем бежит вереницей,
Скоро осень наступит окрест:
Платье выцветшее, из ситца,
Прощальный жест...

К дню рожденья не выдумать рифмы...
Вечер выглянет из-за кулис -
Твоим именем сточен грифель
О белый лист.



* for ю

Кто ты? - а в ответ ни слова,
лишь мысли украдкой
и дождь - снова и снова...
Занимается лепкой, формовкой, кладкой
вода, оттенившая бездны
взгляд пристальный.
А в городе N уездном
швартуется ветер у пристани,
и пронзает антеннами неба наст
мое эхо вселенское: "где ты?"
Эта пьеса, наверное, не про нас,
на которую проданы все билеты.
Дождь стеной -
день пустынный, скользящий, зыбкий
и прощенный ценой
чьей-то ошибки.
Помнишь, день шестой, соответственно плану -
плоть от плоти твоего ребра...
Дождь сшивает с тех пор эту рану
тонкой нитью из серебра.


Автор Комментарий
Аватар пользователя dariya.
Сообщений: 57
С нами c 2007-09-21

  

СТИХИ О МОСКВЕ

Когда-то мы были  Великой  страной,

И жили единой и дружной семьей.

Советский Союз - называлась  страна,

Ее не любили вокруг господа.

 

Звезда нам светила с верхушки Кремля

И Красная площадь была всем видна,

Ильич под стеклом в мавзолее лежал,

Каким был злодеем, народ  наш не знал.

 

Мы знали героев гражданской войны

Их фото украшали музеи страны.

Кровавой дорогой прошел наш народ,

Но  слава его никогда не умрет!

 

Когда объявили о страшной войне

Народ не оставил отчизну в беде.

Народ твой  бесстрашен был  в этой  войне.

И   думал он Родина  лишь о тебе.

 

Семья наша крепкой и дружной была.

Весь мир восхищался Союзом тогда

Гордились мы нашей великой  страной.

Ее называли любимой,  родной.

 

Мне хочется снова пройти у Кремля

И Красная площадь мне снится всегда,

Мечтаю увидеть я вновь  Мавзолей,

И  там поклониться могилам вождей.

 

Я с радостью помню приезд свой  в Москву,

Казалось,  что сон, но все  наяву.

Увидела я  Кремль, музеи и мавзолей.

И добрые лица друзей-москвичей.

 

Потом развалилась  большая страна.

Где слово - товарищ ценилось всегда

Мы все  разделились на разных господ.

Но дружбу ту помнит  великий  народ!

 

Учились в Москве, словно в Гарварде мы,

В Союзе  равны  ее были сыны.

Но страшно сейчас  идти по  Москве,

Где прячутся  лица скинхедов везде.

 

Мечтаю увидеть я площадь  и Кремль.

Но страшной болезнью весь мир заболел.

Все больше приезжих вините во всем.

Когда-то гостеприимством ценился наш дом.

 

Я помню всех старых  любимых друзей.

Им стыдно за «шалость невинных детей».

КОМУ-ТО ТАК ХОЧЕТСЯ ЭТО НАЗВАТЬ

ПОЗОРОМ   России пора Вам  признать!