Грусть бродит на Медисон- авеню


Зачем тебе чужая, полунагая Америка?

И жадно скребущий небо Нью-Йорк?

В душе моей танцует немая истерика:

Среди миллионов ты всё равно одинок

Остались стрелы индейских племён

В полусырой земле Риверсайд-Парка

И даже Осень, в которую ты влюблён

Самая обыкновенная, рыжая дикарка

В лабиринте бирж и штаб-квартир

Оказавшись у дождя и ночи в плену

На рясу меняя парадный мундир

Грусть бродит на Медисон- авеню

Я пошлю к тебе бесследный ветер

Он, тихо пролетая над Брайтон Бич

Запрягая облака в закрытую карету

Доставит мудрость и добро из притч

Не верь глазам бродвейской актрисы

Она играет ложь на гармошке губной

В шуме мюзиклов шоу и бенефисов

Кто-то скажет тихо - Я всегда с тобой