Солнце в разбитых очках


...

Иногда бывают моменты, когда хочется прыгнуть.
Не важно, куда и откуда. Лишь бы разбиться вдребезги,
разлететься на тысячи осколков.

 

Разбегаешься и прыгаешь вниз.... Ничего нет. Тишина. Небо цвета лака на ногтях. Насколько же это примитивно. Ровно настолько, насколько и больно. В каждую клетку врезаются мысли. Каждый удар рвет глотку. Истекаешь кровью и слизываешь ее с асфальта. Разбиваешь стекло, чтобы почувствовать...

До сих пор не знаю, во что верю. Верю в честность? В себя? В любовь...?

С каждым таким шагом по жизни, с новым приключением вера во все это уменьшается

подобно вину в стакане с каждым глотком. Я пытаюсь найти новые слова и выразить мысли иным способом, менее едким и колючим, но все равно возвращаюсь к первой странице.

Я хочу придумать другую музыку и новые наркотики. То, что не вредит и не убивает. Разрешить марихуану и запретить театр, ведь именно там люди учатся играть, учатся лгать.

«Everyone is hollow», - сказал Курт Кобейн. И я тоже часть всего этого. Я читаю Паланика и Миллера и считаю, что они изменят мое восприятие к человечеству. Я слушаю «брит - поп», в надежде получить дозу позитива и начать относиться к миру по-жёлтому. Я рисую солнце на замороженном стекле, чтобы согреться. Я вглядываюсь в лица прохожим, чтобы опять научиться любить.

... Я так хочу, чтобы ты, я так хочу, чтобы я,
Дышали одной тишиной и не видели дня.
(гр. 5'NIZZA)

Всю жизнь мечтала о смерти. И вот мне подарили ее на день рождения, перевязанную разовой ленточкой. Я срезала бантик, а она рассыпалась на тысячи осколков. Я собираю мозаику каждый вечер.

Грустно и больно... я падаю в пропасть, но просыпаюсь в своей кровати: я давно не помню какой сегодня день.

Я начинаю счет с того дня, когда уехала, чтобы забыть. Это было воскресение... потом понедельник и, наверное, вторник. Или среда? В среду был звонок и пустой почтовый ящик. А потом? Четверг, пятница и так по кругу. Сегодня день третьей недели. Какой именно, я, может быть, вспомню позже.

Мыслить вредно и подлинная мудрость
заключается в том, чтобы ни о чем
не размышлять.
(Анатоль Франс)

Работа. Опять сидели с Ником до 8 часов вечера. В последнее время это входит в привычку. Он как всегда копается в компе и щелкает клавиатурой, а я сижу на прикольном стуле, тупо уставившись в потолок. У Ника отчет. Он начухивает какой-то мотивчик типа транс (или рэйв), курит и запивает очередную дозу никотина глотком сока. Мы перекидываемся парой фраз, потом снова слышен стук клавиатуры и скрип колесиков моего стула. Еще немного и я затащу его в туалет. Но он опять отвернулся.

Я знаю, что буду дома поздно и что он так и не сделает того, чего я жду уже более недели. Ник странный, но, наверное, не более, чем я.

Мало света, воздуха мало.
Где ты, где ты, как все достало...
(Торба-на-Круче)

Листья травы, розовые кролики, седые волосы и контактные линзы. Хочешь ли ты этого? Хочешь любить? Знаешь ли ты что это такое? Думаешь, это что-то теплое и красивое? Нет, любовь - это боль, синие вены, пальцы и дрожь... любовь - это когда тебе смотрят в глаза и говорят, что ты не нужен. Когда ты набираешь номер, а там гудки отбоя на долгие часы. Любовь - это редкая группа крови и системы несовпадений. Это еще одно новое слово, которое ты аккуратно вписываешь в свой блокнот. Любовь... бля, это настолько нецензурно, что человечество просто вырезает ее из головного мозга, чтобы она не превратилась в очередную онкологию рака.

 

Однажды мне снился сон о нас. Это было давно и этого никогда не было. МЫ.

Мы сидели, смотря друг другу в глаза и говорили о том, как мы счастливы. Но не «МЫ», а «м» - «ы». Два совершенно разных и далеких друг от друга человека, два отдельно счастливых «уже не Я». Так ли это и было ли это вообще?

Однажды мне снился сон о нас. Это было давно и я до сих пор не верю, что это было. Я часть тебя и, наверное, это плохо.

 

Шел снег. Он падал алюминиевыми хлопьями на грязный асфальт. Непонятное состояние распространилось по всему телу и аккуратно ударило током точно в висок. Во рту застрял вкус алкоголя и зеленого банана. Я и Пашка смотрели друг на друга тихо улыбаясь, довольные, потому что была одна сигарета на двоих. Воздух был пропитан шоколадом, табаком и марихуаной, а в углу стояла пустая бутылка из-под пива. Бля, куда я качусь...

Я хочу опуститься вниз, на дно, подобно кофейному осадку, упасть в грязь, чтобы начать подниматься оттуда... начать все заново.

Он смотрит на меня странными глазами и наверное чего-то хочет... знаю, что опять будет звонить в 12 ночи и говорить, что я ему нравлюсь. А я повторяю, что он мой лучший друг и никогда не станет кем-то еще, я говорю: «Паша, ты моя лучшая подруга, я ведь не лесбиянка...». Хотя... Странная все-таки штука, жизнь.

 

Обрывки текста расплываются перед глазами и пропадают насовсем. Я вижу белый свет с разноцветными кругами. Закрой мне лицо руками, спроси «кто?». Я обернусь и упаду в небо твоих глаз. Безнадежные сны.

«Я не сумасшедший!!!»
(любой сумасшедший)

I'm bad girl! Ты меня слышишь, нежное создание? Я запуталась в паутине собственных мыслей. Вместо желтого потолка я вижу твои глаза. Не такая уж я и сумасшедшая, какой меня считают окружающие. Нет, я не псих, не псих. Просто больно видеть вас всех. Не хочу быть произведенной на фабрике Правосудия.

За окном один из паршивых дней. Странно. Туман борется с дождем, а весна просится за общий стол хлебнуть водки. Я налила полный стакан и поставила его на подоконник рядом с зелеными кактусами. Пусть она зайдет хотя бы ко мне.

«People are stranger», - сказал Джим Моррисон,

«Хуйня», - пропоет Юрка.

«Бля...», - многозначительно подумаю я.

Зря. Опять зря.

Закрой уши, мой милый и прозрачный солнечный лучик. Забудь все, что было и не слушай

мой гнилой разум. Во мне растет ядерная бомба мировых масштабов.

You're beautiful, You're beautiful,

You're beautiful, It's true...

I saw your face in a crowded place

And I don't know what to do

‘Cause I'll never be with you...

 

Мне мало места. Я пытаюсь вылезти за пределы себя. Все бессмысленно.

Тихо. Мятным снегом твои шаги за окном. Солнце в разбитых очках бьётся в истерике от собственной беспомощности. Я играю на нервах.

Зачем опять создавать звуки с помощью слов? Зачем закрывать глаза и касаться друг друга снова и снова? Зачем закрывать глаза?

Белый порошок падает с неба и ложится тебе под ноги....

- А ты меня любишь?

- Ага.

- А ты со мной будешь?

- Ага.