Доводы толпы

Санат Урналиев, Лукпан Ахмедьяров
Новая газета, 23.03.2009

Ровно два года назад в Казахстане прошли чеченские погромы. Что изменилось?

В середине февраля правительство Казахстана приняло резонансное решение: теперь новые биометрические паспорта казахстанских граждан будут включать графу об этнической принадлежности.

Казахстан был обязан ввести биометрические паспорта согласно требованиям Международной организации гражданской авиации, на членство в которой страна подала заявку в прошлом году. Однако в требованиях организации ничего о графе «Национальность» не говорится. Первые выпущенные паспорта не содержали этой информации, однако теперь правительство решило, что такая графа все же необходима. Некоторые парламентарии выразили недовольство тем, что отсутствие упоминания национальности в паспорте умаляет «важность казахской этнической самоидентификации».

Первым свои возражения высказал депутат парламента Бекболат Тлеухан, член правящей пропрезидентской партии «Нур Отан», который известен в стране своими националистическими взглядами. Он заявил представителям министерства юстиции, что исключение графы «Национальность» является «оскорблением национального достоинства казахов». За выступлением Бекболата Тлеухана последовало открытое письмо с требованиями восстановить графу об этнической принадлежности. Письмо подписали более 80 политиков и других видных деятелей Казахстана. К протесту присоединились и двое видных оппозиционных политиков - лидер «Общенациональной социал-демократической партии» Жармахан Туякбай и лидер партии «Азат» Булат Абилов.

Правительство, впрочем, так и не объяснило, зачем была нужна новая графа в паспорте. Некоторые аналитики полагают, что власти, опасаясь протестных настроений в обществе, приняли сознательное решение чаще реагировать на заявления общественности в период финансового кризиса. Однако заинтересованность широкой общественности в обязательном этническом разделении казахстанских граждан вызывает сомнения. «Я не уверен, что общество широко протестовало, требуя ввести графу «Национальность»», - говорит политолог Эдуард Полетаев.

Политолог и глава «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев полагает, что введение графы «Национальность» может привести к дискриминации, как это происходило в советское время.

Ситуация в стране в самом деле становится все более напряженной. За последние три года в Казахстане произошли четыре крупных межнациональных конфликта. Во всех случаях власти продемонстрировали, что не готовы и не хотят обсуждать проблемы этнической напряженности.

Погромы

20 октября 2006 года, когда на крупнейшем в стране нефтяном месторождении Тенгиз в западном Казахстане произошла массовая драка с участием казахстанских и турецких рабочих. В ней участвовали не менее трехсот человек. Во время инцидента сгорели три автомашины и несколько контейнеров со спецодеждой. За медицинской помощью обратились 140 человек, казахов и турок. По другим данным, пострадавших было 115 человек, и все - граждане Турции. 10 пострадавших были госпитализированы.

18-19 ноября 2006 года случился конфликт между уйгурами и казахами в поселке Чилик (Шелек) Алматинской области. Жертв нет. Сведений о пострадавших - также. Широкой общественности об этом столкновении стало известно только 7 декабря 2006 года.

18-21 марта 2007 года в поселках Казатком и Маловодное Алматинской области громили дома чеченцев. Пять человек тогда погибли, несколько десятков получили ранения. Сгорело несколько домов, магазинов, пострадало и другое имущество, принадлежащее бизнесменам - этническим чеченцам.

Последний громкий конфликт имел место в конце октября в селе Маятас Южно-Казахстанской области. И опять - массовые погромы на этнической почве. Были сожжены четыре дома курдов, десятки курдских подворий пострадали. Впрочем, на курдские дома нападают не только в деревнях - подобное случилось и в многотысячном Чикменте.

Казахоязычное население страны сегодня ощущает себя наиболее пострадавшим в результате экономических преобразований с обретением независимости. И в то же время претендует на место флагмана политических реформ. Для страны, где коренные жители составляют чуть больше половины всего 15- миллионного населения, в таком положении дел кроется большая опасность. Тем более что власти не знают, как установить равновесие в стране.

Межнациональные проблемы для Казахстана - табу, так что для случившихся конфликтов подбирают самые разные формальные поводы. Столкновение в Атырау было представлено как производственная неурядица: драка произошла из-за очереди в рабочей столовой. В Шелеке оказалась виноватой «горячая кровь» молодежи. В Казаткоме и Маловодном «все спровоцировали сами чеченцы». В Маятасе якобы был изнасилован казахский подросток, что и послужило причиной погромов.

Государство вместо того, чтобы выяснять реальные причины столкновений, прячет голову в организацию «дней дружбы народов». Общественная стабильность, которую Казахстан так любит предъявлять мировому сообществу, в последнее время дает сбои. Убийства оппозиционных политиков, целенаправленное уничтожение поселений кришнаитов и принятие жестких поправок к закону о религии и СМИ, снос целых микрорайонов Шанырак и Бакай - все это говорит о том, что в сфере политической, религиозной и социальной терпимости Казахстан растерял свои позиции...

Под надзором полиции

Трагедия, случившаяся в Казаткоме и Маловодном, - самый яркий пример лицемерного поведения властей в ситуации межэтнических противоречий.

Следствие разобрало события тех страшных дней по минутам. Во второй половине дня 18 марта 2007 года толпа из почти трехсот мужчин приехала в село Казатком в восьми километрах от Маловодного. В сопровождении полицейских мужчины ворвались во двор местных чеченцев Махмахановых. Дом сожгли, троих братьев Махмахановых - Хаджимурата, Нажмуддина, Амира - забили до смерти. Двое нападавших - Сабитов и Бугутов - были убиты из огнестрельного оружия в завязавшейся потасовке.

В этот же день нападениям подверглись еще несколько домов этнических чеченцев в Маловодном. Два последующих дня толпа устраивала беспорядки в поселке и требовала от властей выдать им остальных членов семьи Махмахановых. Все это происходило под надзором полиции и местных властей, которые на суде открыто заявляли, что не могли справиться с толпой.

Через несколько дней после событий руководство МВД страны и депутат парламента Серик Абдрахманов дали оценку происходящему. Из их слов следовало, что Махмахановы сами спровоцировали драку. Тогда как толпа казахов пришла выяснять отношения мирным путем. Ведь за день до этого произошла драка между местным казахом и чеченцем, в которой участвовал один из братьев Махмахановых.

Подобной оценкой происходящего власти, по сути, определили для общества, на чьей стороне истина, а кто здесь на птичьих правах. Пресса неистовствовала, обвиняя всех чеченцев в неблагодарности по отношению к казахам, которые во время депортации тепло приняли их. Они не принимали в расчет простой истины: произошло уголовное преступление - убийства и погромы. Все остальное - проблемы другого порядка. Лишь несколько газет посчитали нужным выслушать и чеченцев. А им было что сказать.

Чтобы как-то успокоить взбудораженное общество, суд осудил на условные сроки двоих нападавших. Следствие посчитало, что они «только поджигали имущество Махмахановых, а в убийстве участия не принимали». Суд с этим согласился. И все же нужны были настоящие осужденные.

Следствие длилось почти полгода. Была создана спецгруппа, куда вошли более 40 полицейских. Итог расследования: на скамье подсудимых оказались трое местных жителей из почти трехсот нападавших. На суде полиция объяснила: кроме них, в толпе больше никого узнать не удалось.

Троих парней осудили на сроки от 11 до 14 лет. На этом дело закрыли, и с тех пор к этой теме в Казахстане возвращаться не принято.