"Евраз" не про нас

Досым Сатпаев, член экспертного совета РИА Новости, Казахстан
РИА Новости, 17.03.2009

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать в странах, входящих в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) единую региональную валюту - евраз. Свою идею глава государства озвучил в ходе II Астанинского экономического форума.

Стоит отметить, что в последнее время со стороны главы Казахстана, как из рога изобилия, сыплются предложения, одно масштабнее другого. Все началось со статьи в одном из российских СМИ под названием «Ключ к власти», где президент Назарбаев предложил найти замену доллару в виде новой мировой валюты под эгидой ООН, в создании, эмиссии и регулировании которой должны участвовать все страны. Кроме того, было предложено вообще переформатировать всю существующую мировую финансовую систему, где в основе кризиса лежали противоречия между произведенным обществом реальным ВВП и спекулятивным капиталом. До этого аналогичные тезисы были озвучены на Давосском форуме, что практически совпало с рассуждениями Владимира Путина, который открывал работу форума. Все это в основном имело форму теоретических рассуждений, так как непонятен сам механизм участия ООН в создании альтернативы доллару.

Аналогичная ситуация наблюдается и в сфере замены доллара на валюты других стран. В этом плане все чаще обращают внимание на антикризисную программу Китая, которая вызывает неоднозначную реакцию. Хотя внимание к Китаю в современных экономических условиях вполне естественно, учитывая не только значительное место, которое Поднебесная занимает в системе международного разделения труда. Большое значение имеет то, что Китай стал крупнейшим держателем американских государственных облигаций на сумму в $585 миллиардов долларов. Таким образом, Китай обошел Японию в списке крупнейших иностранных кредиторов США. При этом эксперты предсказывают, что Китай в обозримом будущем будет оставаться основным покупателем государственного долга США. Естественно, на этом фоне все чаще стали говорить о том, что именно китайский юань вскоре станет одной из мировых резервных валют, что закрепит экономическую гегемонию Китая в мире.

Но, несмотря на критику в адрес доллара, ни рубль, ни юань пока не готовы к роли новых мировых валют. К тому же наличие в руках Китая $585 миллиардов долларов в виде уже упомянутых американских государственных казначейских обязательств вряд ли подтолкнет Китай к целенаправленному обрушению доллара.

Скорее всего, одна из главных целей заявлений Назарбаев является желание привлечь к себе внимание со стороны международного сообщества. Это связано с тем, что глава Казахстана давно уже хочет выдвинуть себя на роль одного из крупных мировых деятелей и поэтому постоянно предлагает глобальные идеи. В это время внутри Казахстана накопилось немало своих проблем, так как из всех стран Центральной Азии республика больше всего пострадал от мирового финансового кризиса.

Основными причинами серьезной экономической стагнации стали высокая степень интеграции банковской системы Казахстана в мировую финансовую систему, что привело к значительному росту внешних заимствований. Завершение периода «дешевых денег» для казахстанских банков способствовало замедлению экономического роста в республике и снижению внутреннего кредитования различных отраслей экономики при параллельном увеличении инфляции. При этом серьезные опасения вызывает тенденция снижения цен на нефть и другое сырье, что может увеличить дефицит бюджета и заставит правительство повысить расходы из Национального фонда, запасы которого и без того существенно сократились.

Произошло и сокращение золотовалютных резервов Казахстана. Если на конец сентября 2008 года международные резервы Казахстана, включая деньги Национального фонда, достигали $48 миллиардов долларов, то к февралю 2009 года они составили $42 млрд. Из них в Национальном фонде осталось уже $22,3 млрд. При этом, государственный и гарантированный государством долг вырос на 3,3% до $2,1 млрд. Долги банков в 2009-2010 году также остаются высокими (около $45 млрд. долларов). Кроме этого, в 2009 году выплата основного долга (государственного, корпоративного и банковского) с учетом процентов может составить около $20 млрд. Получается, что отток капитала намного больше, чем его приток. Поэтому очень многое зависит от того, как быстро восстановятся сырьевые рынки. От этого зависит и курс национальной валюты тенге, которая уже была резко девальвирована по отношению к доллару на 25% в начале февраля текущего года. К внешним факторам можно отнести также начало девальвации в России и в других странах СНГ, что сделало казахстанские товары неконкурентоспособными.

Правительство уже не состоянии поддерживать высокий курс национальной валюты через валютные интервенции. На это уже было потрачено 6 млрд. тенге. Дальнейшее жесткое сдерживание курса тенге могло привести к значительному или даже к полному расходованию средств Национального банка Казахстана. В результате, по мнению казахстанских властей, проведенная девальвация должна помочь казахстанским экспортерам, которые получили защиту от проникновения дешевого импорта из России, Украины, Белоруссии и центрально-азиатских государств.

На этом фоне разговоры о введении единой региональной валюты в рамках ЕврАзЭС выглядят туманно. Ведь речь идет о межгосударственной наднациональной безналичной расчетной платежной единицы, курс которой не должен зависеть от колебания мировых валют. Она должна обеспечить устойчивые безналичные транзакции между государствами, юридическими и физическими лицами внутри и между странами Евразийского экономического сообщества. Вся проблема заключается в том, что внутри ЕврАзЭС объем торговли не очень большой, так как медленно идет процесс создания единого таможенного пространства. Одновременно такие члены организации, как Кыргызстан, Таджикистан или Белоруссия сейчас больше нуждаются в кредитах и финансовой помощи со стороны созданного совместно с Россией и Казахстаном антикризисного фонда, чем в новых региональных проектах с отдаленными перспективами.

Конечно, идеям о создании общей валюты сегодня способствует экономический кризис. К примеру, на днях Польша и Венгрия настойчиво просили включить их в зону евро. Поскольку этот шаг позволит им смягчить последствия кризиса в своих национальных экономиках. Однако постсоветское пространство - это пока не Европейский союз. Ряд бывших советских республик также был бы не против появления общей валюты, чтобы оказаться в зоне ее экономической ответственности. К примеру, тот же Таджикистан, где рубль, кстати, имеет достаточно хорошее хождение, или Кыргызстан, который сильно зависит от России и в плане кредитов, и в плане трудовых мигрантов. Но проблема в том, что ключевую роль при создании региональной валюты играют не такие маленькие государства, а, прежде всего, «экономические локомотивы»: Россия, Казахстан, Украина или Узбекистан, который также является крупным бизнес-игроком. Но даже среди этих лидеров на постсоветском пространстве нет общей точки зрения касательно единой валюты. Более того, у них нет общей картины относительно того, как будет выглядеть эта валюта, какой цели она должна достичь и, самое главное, кто будет контролировать печатный станок.

Существует явное недоверие к появлению общей валюты, так как некоторые государства опасаются, что контролировать новую региональную валюту захочет Россия, которая уже предлагала сделать свой рубль в качестве такой валюты. Стоит отметить, что на это предложение Казахстан, в свое время, дипломатично ответил отказом. Скорее всего, появление этой валюты возможно только как очередной этап в развитии единого Таможенного пространства, что должно открыть границы и увеличить объемы внутренней торговли в рамках ЕвразЭС. Но сложный процесс создания этого пространства хорошо всем показал, что, несмотря на существующие партнерские отношения, каждая из стран, входящих в интеграционный альянс, во главу угла ставит не региональный интерес, а лоббирует свои цели.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции