Таджикистан готовится к выборам

Виктория Панфилова
Независимая газета, 02.03.2009

Шансы оппозиции пройти в парламент сегодня минимальны

Выборы в парламент Таджикистана, намеченные на февраль будущего года, уже сейчас вызвали активизацию политических партий и оживили вялую политическую атмосферу страны. На состоявшейся в Душанбе конференции «Социальная специфика развития политической культуры в Центральной Азии», организованной Фондом им. Розы Люксембург, обсуждался политический процесс, происходящий в республике.

Каждая из восьми зарегистрированных в Министерстве юстиции партий старается напомнить о себе электорату. Наибольшую активность проявляют оппозиционные партии - Социал-демократическая партия (СДПТ), Партия исламского возрождения (ПИВТ). Тем более что в условиях нарастающего финансового кризиса вести избирательную кампанию будет сложнее.

Политический аналитик Монреальского университета Равшан Темурийон считает, что если бы выборы в Таджикистане состоялись сегодня, то оппозиционные партии могли бы рассчитывать на поддержку 40% избирателей. «Такая возможная поддержка оппозиции обусловлена стремительным снижением уровня жизни населения и соответственно возрастающим недоверием к властям»,- сказал он «НГ».

Впрочем, экономический кризис может внести в предвыборную кампанию коррективы противоположного характера. Вплоть до того, что не все политические партии смогут принять участие в парламентских выборах. Одним из препятствий может стать так называемый избирательный залог в 5 тыс. сомони (1250 долл.), который вносится каждым зарегистрированным кандидатом на одно из 63 мест в нижнюю палату парламента Таджикистана. В случае избрания кандидата депутатом залог ему возвращается, в противном случае - остается в казне. В условиях ухудшения жизни не каждый желающий пройти в парламент рискнет остаться без солидной по местным меркам суммы.

Председатель СДПТ Рахматилло Зойиров предлагает упразднить эту норму. «Избирательный залог, предусмотренный в ныне действующем законе о выборах, является основным препятствием для участия всех политических партий на выборах. Поэтому на днях мы официально обратимся к президенту страны Эмомали Рахмону с предложением отменить избирательный залог», - заявил Зойиров. СДПТ насчитывает в своих рядах около 7 тыс. членов. Партия не имеет представителей в парламенте. Однако, по мнению Зойирова, в ходе последних выборов проявилось, что социал-демократы имеют поддержку избирателей, особенно среди интеллигенции и молодежи. Партия называет себя конструктивной оппозицией. Однако конструктивные отношения с правительством у СДПТ не складываются. Власти ее игнорируют. И все-таки Зойиров в надежде, что на этот раз будет услышан, призвал президента Рахмона к диалогу со всеми зарегистрированными партиями. По его мнению, есть угроза того, что парламент может стать однопартийным.

Сейчас Маджлиси намояндагон формально многопартийный. Народно-демократическая партия (НДПТ), возглавляемая президентом Эмомали Рахмоном, обладает 17 мандатами из 63. Три депутатских кресла у Коммунистической партии, еще два - у Партии исламского возрождения Таджикистана. Остальные мандаты у мажоритариев, большинство их которых близки к власти.

Пятипроцентный барьер на последних выборах кроме СДПТ не смогли преодолеть Демократическая и Социалистическая партии. К нынешним выборам Минюст зарегистрировал еще несколько политических организаций: Аграрную партию и Партию экономического развития, а также фракции, отколовшиеся от Социалистической и Демократической партий. Причем «раскольники» зарегистрировались под теми же названиями социалистов и демократов. Как считают в Душанбе, Минюст умышленно закрыл глаза на совпадение названий. В процессе голосования, естественно, возникнет путаница, что сыграет на руку партии власти - НДПТ. Кстати, поговаривают и о другом. А именно: Аграрная партия и Партия экономического развития созданы с подачи властей с той же целью - отнять голоса избирателей у оппозиционных сил. В целом же, по мнению таджикских экспертов, механизм выборов отрегулирован сейчас таким образом, что шансы не представленных в парламенте политических сил успешно провести избирательную кампанию невелики.

По мнению эксперта московского Центра стратегических исследований Азиза Ниязи, наличие в парламенте представителей всех шести зарегистрированных в Минюсте партий для Таджикистана существенного значения не имеет. «Для народовластия более важным является участие в местном самоуправлении», - отметил он.

Наибольшие шансы увеличить свое представительство в парламенте имеет Партия исламского возрождения Таджикистана. Кстати, это единственная в мире религиозно-политическая партия, имеющая своих представителей в законодательном органе светского государства. Созданная еще в начале 90-х годов ПИВТ приобрела популярность в середине 90-х, однако после смерти в 2006 году лидера партии Саида Абдулло Нури подрастеряла своих избирателей. Но уже с 2008 года ее ряды начали активно пополняться за счет таджикской молодежи. Прежде круг ее сторонников ограничивался каратегинской зоной районов Хатлонской области и верховьем Заравшана. За последний год популярность партии распространилась на Горный Бадахшан - регион, традиционно симпатизирующий демократам и социал-демократам, Согдийскую область - «вотчину» социал-демократов и коммунистов, и Душанбе. По некоторым оценкам, ПИВТ может насчитывать до 30 тыс. человек.

Как сказал «НГ» лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, брать власть в свои руки партия не стремится в силу различных факторов как внешних, так и внутренних. «Наша партия свое участие в политическом процессе видит не в том, чтобы стать правящей элитой, а в том, чтобы стать проводником идеи. Наша идея должна стать доминирующей в обществе. И только после этого можно ставить другие цели», - сказал Кабири. Он считает, что на итогах будущих выборов может отразиться массовое возвращение на родину трудовых мигрантов. «Гастарбайтеры дома пополнят ряды протестного электората. Это означает, что практически все они будут голосовать против всех», - сказал «НГ» Мухиддин Кабири. Он не исключает, что при таком раскладе власти могут пойти на тотальную фальсификацию, что, по его мнению, усугубит взаимоотношения всех политических субъектов.

Эксперты не исключают появления в предвыборной кампании так называемой третьей силы. Так в Таджикистане называют политическое движение, которое формируется в наши дни отставными чиновниками, эмигрировавшими в разное время в США, Россию, страны Европы, и представителями местной общественности, получившими образование за рубежом. Нюансы нынешнего законодательства не позволят им зарегистрировать собственную организацию и принять участие в выборах. Поэтому они могут примкнуть к какой-нибудь из оппозиционных партий. В этом случае вполне возможна определенная дестабилизация ситуации, но вероятность некой цветной революции все-таки невелика - таджикистанцы, пережившие гражданскую войну в 1992-1997 годах, вряд ли захотят ее повторения.

Москва-Душанбе