Сколько партий необходимо Казахстану?

Мария Яновская
ИА Фергана, 24.11.08

Первый заместитель председателя казахстанской правящей партии «Нур Отан», 36-летний Дархан Калетаев встретился в Москве с участниками российско-казахстанского экспертного клуба и журналистами. Побывав накануне на съезде «Единой России», заместитель Нурсултана Назарбаева по партии убедился: «Нур Отану» еще есть над чем работать. Этими планами по реконструкции партии Дархан Калетаев и поделился с журналистами и экспертами в отеле «Ритц-Карлтон».

«Партия «Нур Отан» должна стать партией власти, а не партией при власти, - заявил Дархан Калетаев, который уже месяц занимается партийным строительством и вполне вошел в курс дела. – Нурсултан Абишевич (Назарбаев – ред.) считает – и мы с ним согласны, - что от успешных экономических реформ мы должны перейти к реформам политическим». Первый заместитель Назарбаева определил четыре основные проблемы, стоящие перед «Нур Отан». Партии сегодня определена роль «приводного ремня»: именно через партию власть должна доводить до людей смысл своих действий и преобразований, и через партию же узнавать о настроениях в обществе. Тут, конечно, хочется спросить: сегодняшняя роль приводного ремня и прошлая роль рулевого (которым, как помнится, была коммунистическая партия) – это повышение или понижение? Думается, что все же повышение: без рулевого корабль худо-бедно, но дойдет до первого рифа, а без приводного ремня машина не проедет ни метра. Но в любом случае понятно, что правящая партия – неотъемлемая часть общества, и без нее, без партии, ни одно постсоветское общество долго не протянет.

Вторая задача (после связи с населением и приводных функций) у «Нур Отана» следующая: стать реальной опорой для президента, поскольку сейчас происходит наоборот: Назарбаев является опорой для партии. «Нур Отан» понимает, что должна стать конкурентноспособной партией – раз президент объявил о национальной задаче вхождения в пятьдесят конкурентноспособных стран мира – и потому «Нур Отан» должна готовиться к существованию в условиях жесткой двухпартийной конкуренции. Почему именно двухпартийной, неожиданно стало предметом дискуссии. Так, Александр Собянин, эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества, сказал, что Казахстану не нужны две партии, потому что в Казахстане отчего-то каждый раз премьер идет против президента, а значит, система «воспроизводит предателей». Здесь тоже можно было бы возразить, что если каждый раз конфликт возникает между одним и тем же президентом и разными премьерами, то может, дело не в премьерах и не в двухпартийности? Может, как говорил Жванецкий, в Консерватории что-то подправить? Александр Собянин заявил, что хотя Нурсултан Назарбаев (президент Казахстана), Алексей Власов (генеральный директор Информационно-аналитического центра (ИАЦ)) и Наталья Харитонова (эксперт ИАЦ) считают, что две партии в Казахстане – это нормально, - он, Александр Собянин, с этим не согласен и считает, что Казахстану нужна одна партия.

Тут в дискуссию вступил международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов и заявил, что, по его мнению, сегодняшнему Казахстану вообще не нужна партия: «У «Нур Отана» нет собственной позиции, отличной от позиции МИДа или президента, и об этом говорит сам господин Калетаев. Партия не выражается политически. Тогда зачем мы вообще говорим о партии? Партия должна выражать политические взгляды одной части общества. А если партия выражает интересы, как говорится, всего народа – это уже не партия, а другой социальный институт. У нас уже была такая партия – КПСС. Мы все помним партсобрания советского времени, когда люди говорили одно, а имели в виду другое. Что же касается организации, которая будет доносить власти о настроениях людей - так в СССР уже была такая организация, которая вполне справлялась с этими функциями, - КГБ».

На вопрос из зала, сколько времени нужно ждать, чтобы в Казахстане появилась нормальная оппозиция, Дархан Калетаев заметил, что «мы все время пытаемся создать оппозицию искусственно», а это – дело непродуктивное. «Но у вас была и естественная оппозиция»,- возразили ему. Заместитель Назарбаева улыбнулся: «Да я же всего месяц в партии!» Но в любом случае, спарринг-партнер нужен «Нур Отану», чтобы держать форму. «Нур Отан» не должен искать у исполнительной власти защиты от кусачих нападок оппозиции, - заявил Калетаев. - Партия должна стать одним из коллективных гарантов намеченного курса».

Очевидно, однако, что «Нур Отан» следует намеченным для партии курсом и не имеет ни желания, ни намерения выработать свою программу, хоть как-то отличающуюся от программы действий исполнительной власти. На вопрос, нет ли соблазна у «Нур Отана» уйти в левизну и поддержать в условиях кризиса пострадавших людей – обманутых вкладчиков, уволенных и так далее, Дархан Калетаев ответил: «Такой соблазн, конечно, есть. Но мы видим курс, которым должны следовать, а значит, левый уклон – это вопрос дискуссионный».

Третьей задачей «Нур Отан», которую озвучил Дархан Калетаев, является привлечение молодежи. «У «Единой России» есть лица, их много. А про «Нур Отан» я этого сказать не могу», - посетовал Д.Калетаев. Однако когда эксперты обсуждали, как вовлекать пассивную молодежь, политолог Михаил Виноградов пожал плечами: «А зачем?» Все хмыкнули с пониманием, и вопрос угас сам собой.

Четвертая задача «Нур Отан» – консолидация с партиями власти других стран постсоветского пространства. Но консолидация партий власти возможна только при совпадении национальных интересов консолидирующихся стран – а подобное совпадение бывает довольно редко. Во всех остальных случаях консолидация сведется лишь к обмену опытом: как выстраивать (или не выстраивать) диалог с оппозицией, как выигрывать выборы и как работать с избирателями. Подобный бесценный опыт есть у любой правящей партии, и им есть чему друг друга научить. К слову, «Единая Россия» собственно партией и не является, как заметил эксперт ИАЦ Александр Караваев, потому что «Единая Россия» не может снять своего лидера. То же можно сказать и о правящей партии Казахстана.

Многие эксперты, и в частности, Наталья Харитонова, заметили, что сегодняшняя ситуация предоставляет «Нур Отану» уникальный шанс стать реальной политической силой: предстоящее лидерство в ОБСЕ и экономический кризис ставят власть перед необходимостью реформы политической системы.

Однако Александр Караваев расставил многие точки над «и», заявив, что роль партии власти – это роль «министерства законодательных дел», и наивно предполагать, что исполнительная власть и партия власти – это два независящих друг от друга субъекта. Партия не может влиять на работу исполнительной власти, она лишь стабилизирует, оформляет решения исполнительной власти и занимается пропагандой власти. Партия власти может реформироваться, как и любое министерство, путем прихода туда новых кадров, но говорить о создании реальной партийной конкуренции на постсоветском пространстве сегодня не приходится: партия власти может сегодня лишь имитировать конкурентную партийную борьбу.

Так и не определившись, сколько же партий нужно Казахстану, эксперты и журналисты разошлись, чтобы еще немного подумать.