Казахстан: Финансовый кризис ударил по всем

Мария Коржева
ИА Фергана, 31.10.08

Потрясения на мировых финансовых площадках докатились и до Актюбинской области Казахстана. Его последствия начали ощущать не только финансовые структуры, но и различные предприятия, частные предприниматели, да и представители других профессий. Нередкими стали задержки заработной платы и сокращение рабочих мест.

Кризис и с чем его едят

Приближение кризиса актюбинцы почувствовали еще год назад. Сначала массовое кредитование, когда с помощью банка можно было купить все – от телефона до квартиры - сменилось закрытостью банков. Теперь кредит получить очень трудно – заемщику необходимо представить данные об очень высокой зарплате, внести солидный залог и как минимум 50-процентный взнос.

Еще в сентябре прошлого года в области подорожало все, начиная от растительного масла и заканчивая бензином. Каждый раз после сильных скачков цен и вмешательства местных властей продукты и другие товары несколько дешевели, но на прежний уровень цены так и не вернулись.

- В этом году было повышение пенсий и пособий, - говорит Алима Абдирова, председатель ОО «Ару ана» («Общество одиноких матерей»). – Но люди говорят, что лучше бы им ничего не повышали, а цены остались бы на прежнем уровне. Потому что все надбавки не успевают за инфляцией. Наши женщины шутят, что на завтрак обед и ужин у них три разных блюда – макароны отварные, вермишель жареная и лапша. Мясо для большинства женщин, которые тянут семью сами, стало недоступным.

Наряды отменяются

Что касается бизнеса, то первыми ощутили на себе последствия мирового кризиса самые слабые – частные предприниматели. На обычно многолюдном актюбинском рынке «Шыгыс» заметно меньше людей, чем полгода назад.

Ирина возит товар из Бишкека. У нее два места на крытом рынке.

– Я могу судить о кризисе по себе и окружающим. Рядом со мной сейчас сразу четыре «точки» продаются, а раньше было трудно место найти, - рассказывает Ирина. - Одна семья набрала кредитов, имела несколько бутиков, строили дом в кредит. Сейчас все продали: нечем было отдавать долги. Теперь сами продавцами у других людей стоят.

У меня продавец за две недели на двенадцать тысяч тенге ($1=125 тенге) товара продала. А раньше мы выручали по сорок тысяч в день. Выручки не хватает на новый товар, - сетует Ирина. - Только за аренду надо заплатить 35.500 тенге в месяц, продавцу плачу четыреста тенге в день плюс три процента от выручки, налоги платим по 267 тенге в день. Раньше я в пятницу из Бишкека приезжала, в субботу обратно уезжала, потому что продавец за неделю продавала все. Год назад мы имели сто процентов «навара» с торговли, сейчас еле-еле пятьдесят... Раньше женщины на праздники покупали себе наряды, да и вообще по субботам люди приобретали одежду. А сейчас, в основном, берут одежду детям, потому что они растут, и их надо хоть как одевать. Дела плохо идут у всех. Даже продукты продавать стало тяжело. У нас на рынке сейчас продают два буфета.

Другая частная предпринимательница, Эльвира, закрыла свой бутик и распродает остатки товара на дому по закупочным ценам. Женщина возила шубы, пуховики, игрушки из Китая. Сейчас она тоже не рискует ехать за новым товаром - старый бы продать.

- Мне звонил переводчик из Китая, - рассказывает Эльвира. – Он обслуживает шоп-туристов из Казахстана. Говорит, что сидит почти без работы. Закрываются целые фабрики, ездить стали значительно меньше. Товар подорожал.

Знакомая Эльвиры, по ее словам, «держала» в Актобе пять-шесть крупных торговых точек. Торговала мебелью, дорогой одеждой, запчастями. Жила в коттедже площадью пятьсот «квадратов». Теперь же предпринимательница ютится вместе с семьей родственников в небольшой квартире: она задолжала огромную сумму банкам, и ей пришлось распродать то, на что не успели наложить арест.

Стройки замерли

Финансовые потрясения серьезно сказались и на строительной отрасли. Пока в Актобе (Актюбинске), как и в Казахстане в целом, был жилищный бум, а цены росли каждый месяц, строители быстро добивались прибыли.

Айгуль работает в фирме, которая продает металлопрокат. Сейчас девушка и все ее коллеги сидят без заказов, ведь основные клиенты – это строительные организации.

- Примерно в десяти организациях, которые мы обслуживали, люди сидят в отпусках без содержания, - делится Айгуль. – Год назад нам некогда было на работе чай попить, клиентов было много, а сейчас то и дело всех обзваниваю, отвечают - ждем финансирования. И так уже больше полугода.

Сейчас под следствием находится бывший директор фирмы, которая занималась строительством коттеджей и элитного жилого комплекса «Арай». Люди вложили в долевое участие до миллиона тенге каждый, а на месте их дома до сих пор не построено ни одного этажа, хотя объект обещали сдать еще в прошлом году. Глава фирмы объяснял дольщикам, что не хотел никого обманывать. Просто их деньги он вложил в строительство других объектов. До поры до времени, пока квартиры распродавались как жареные пирожки, так поступали почти все строительные организации.

А на днях сотрудники другой фирмы, ТОО «Механизатор», написали жалобу в местный департамент труда и соцзащиты. Люди трудились на спецтехнике, обслуживавшей крупные стройки города – православный храм, который открывали на приграничном форуме Назарбаев и Медведев, несколько бюджетных домов, таможню. Но уже в течение четырех месяцев водители не получают зарплату. Учредитель фирмы Михаил Андреев объясняет это отсутствием денег.

- Постараемся погасить долг в конце ноября - начале декабря, - обещает он. – Мы не можем продать построенное жилье и магазин: нет покупателей. Если бы продали, я бы сразу рассчитался.

Между тем, некоторые люди говорят, что «им впору закончить жизнь самоубийством по примеру американских миллионеров»: многие просто-напросто не в состоянии выплатить кредиты.

- Нужно срочно заплатить за обучение дочери в университете, - говорит Сергей Тагибов. - Иначе ее отчислят.

- У нас скоро не будет денег даже на хлеб, - сетует Геннадий Кваша. – У многих из нас жены не работают, ведь мы немолодые. А устроиться на работу сейчас трудно, везде сокращения.

Дешевеют нефть и металл, страдают люди

В последнее время неважно идут дела и у крупных производителей. Активно муссируются слухи о закрытии самого крупного в городе предприятия - Актюбинского завода ферросплавов.

- Мой сын трудится на заводе больше двадцати лет, - рассказывает Александра, мать одного из рабочих. – Последние месяца три он переживает, что останется без работы. То говорят, что завод будет работать по пятнадцать дней в месяц, то – что завод остановят на три месяца. Начальство молчит. А зарплату в последний раз он уже получил без надбавок за вредность и прочее, «голый» оклад, это в три раза меньше прежней зарплаты.

Между тем, по рассказам рабочих, на многих из них «висят» кредиты. В хорошие времена предприятие давало работникам беспроцентные кредиты на жилье в построенном для них доме. Теперь, если начнутся сокращения кадров, можно остаться без жилья.

По словам Бауржана Уразаева, начальника отдела департамента по контролю над социальной защитой, возможно, несколько печей на заводе будут остановлены, людей распределят по другим цехам, а работников вспомогательных цехов будут отправлять в отпуска без содержания.

В пресс-службе завода ситуацию объясняют внешним экономическим кризисом и резким падением цен на мировых рынках цветных металлов.

- Возможно, нам придется снизить выпуск ферросплавов. Но, несмотря на это, компания не намерена сокращать численность персонала, - сообщили в пресс-службе АО ТНК «Казхром».

Кстати, Бауржан Уразаев, который курирует соблюдение трудового законодательства в строительной сфере, сообщил о том, что в департамент поступило письмо от руководства нефтяной компании АО «Ланкастер Петролеум». В нем сообщается, что компания намерена провести сокращение сотрудников в связи с падением цен на нефть. Кроме того, в последнее время в департамент все чаще стали писать жалобы работники строительных фирм. Почти все жалуются на невыплату зарплаты. Всего с июля поступило 88 таких заявлений.