Киргизия может лишить Узбекистан статуса газового монополиста

Аркадий Дубнов
ИА Фергана, 20.10.08

Много лет занимаюсь Центральной Азией, но до сих пор плохо себе представляю, как делается там большая политика. Вернулся на днях из Бишкека, бывшего неделю назад столицей СНГ, ЕврАзЭС и всей Центральной Азии – именно в такой последовательности там прошли саммиты этих геополитических и региональных образований. И если саммиты Содружества и его «пророссийской» части, ЕвразЭС, прошли практически как всегда, и сказать-то о них по существу нечего, то встреча пяти президентов Центральной Азии точно заслуживает внимания.

Этот последний саммит региональной пятерки: президентов Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана, - оказался, без преувеличения, событием прорывным. Впервые за долгие-долгие годы самостоятельного государственного существования, вне общего советского «зонтика», лидерам удалось договориться о конкретных вещах, которые имеют жизненное значение для жителей всего региона. И честно говоря, не боясь показаться суеверным, я готов три раза постучать по деревяшке и трижды сплюнуть через левое плечо, чтобы не сглазить эти результаты. Ведь речь идет, ни больше - ни меньше, о выживании людей в предстоящую зиму, - о тепле и свете в домах. В первую очередь, в Киргизии, - стране, где уже сейчас, готовясь к зимним холодам, перешли на строжайший режим экономии энергии, веерными отключениями опускают города в темноту, предупреждают родителей, что зимние каникулы в большинстве школ затянутся дольше обычного: школы закроются, поскольку топить и освещать их будет нечем.

И как удалось договориться, что киргизские дома и школы получат шанс пережить эту зиму, я не знаю. Ведь еще за пару часов до саммита центральноазиатской «пятерки», на встрече президентов «шестерки» ЕврАзЭС (та же «пятерка» минус Туркмения, но плюс Белоруссия и Россия) между президентами Таджикистана, Киргизии и Узбекистана произошла жесткая перепалка. Эмомали Рахмон, поддержанный Курманбеком Бакиевым, как всегда эмоционально высказался по поводу претензий Ташкента на совместное регулирование трансграничных водостоков. Ислам Каримов в долгу не остался, назвал все это демагогией, одним словом, вышло как всегда… Происходило это в присутствии президента России Дмитрия Медведева, который был в этой компании «на новенького». «Было не только полезно, но даже интересно, и есть определенные впечатления…», - предельно лаконично вечером того же дня, перед отлетом из Бишкека, комментировал он увиденное российским журналистам – как раз в тот самый момент, когда соседи по региону уединились уже в своем кругу. Впрочем, среди них был руководитель ашхабадского регионального центра ООН по превентивной дипломатии в Центральной Азии, словацкий дипломат Мирослав Йенч, приглашенный на саммит по инициативе президента Туркмении.

Тем не менее, когда в ходе саммита «пятерки» к журналистам вышел его хозяин, президент Киргизии Курманбек Бакиев и сообщил, что узбекская сторона пообещала «изыскать резервы бесперебойной поставки» в Киргизию в первом квартале 2009 года на 150 миллионов кубометров газа больше, чем было поставлено в первом квартале нынешнего года, и добавил еще, что Казахстан обещал обеспечить Киргизию углем, - это была сенсация. Потом выяснилось, что узбекский лидер на этой встрече снял и свои претензии к соседям по поводу использования трансграничных рек: к Таджикистану - по Сырдарье, к Киргизии – по Нарыну.

Что заставило Ташкент быть более снисходительным к нуждам Киргизии, можно только догадываться. Ведь киргизские эмиссары каждый год со страхом и трепетом ожидали ноября-декабря, когда им приходилось сутками околачиваться в ташкентских приемных местных начальников, ожидая решения, когда, сколько и на каких условиях их стране будет отпущено узбекского газа. Есть основания предполагать, что быть сговорчивым Ташкент вынудили полученные им сведения, что в игру на киргизской стороне вмешался «Газпром», который пообещал выделить Бишкеку нужное ему количество газа из тех объемов, что российский концерн покупает в Узбекистане. Таким образом, Ташкент может утратить возможность «выкручивать руки» Бишкеку, теряя свой статус монопольного поставщика газа в Киргизию. Стоит обратить внимание и на то, что Бишкек также заручился поддержкой Ашхабада, который пообещал поставлять и туркменский газ. Правда, в этом случае, Бишкеку все равно пришлось бы договариваться с Ташкентом о транзите этого газа через узбекскую территорию. Повторяю, у меня нет сведений, как проходили переговоры в Бишкеке, но не могу избавиться от ощущения, что присутствие среди соседей по региону впервые за многие годы президента Туркмении тоже как-то поспособствовало взаимопониманию…

Сказался на успехе и полученный сигнал из Казахстана. Астана согласилась сделать предоплату Бишкеку за 530 миллионов киловатт-часов электроэнергии (причем по весьма приличной цене), которую заберет только после июня следующего года. Полученные же деньги пойдут на закупку киргизской стороной в Казахстане 160 тысяч тонн угля и 35 тысяч тонн мазута, необходимых для загрузки Бишкекской ТЭЦ. Эта схема позволит удержать зимой запас воды на Токтогульском водохранилище и не спускать ее для выработки электроэнергии, чтобы накопить воду для сброса в летний период на орошение рисовых полей в Казахстане и хлопковых - в Узбекистане.

Безусловно, этот успех очень важен для Киргизии. Но трезвые аналитики и опытные хозяйственники в Бишкеке отдают себе отчет и в том, как подвел их популизм киргизского парламента, недавно узаконившего понятие воды как товара. Нет в мире подобных прецедентов, и нельзя не признать справедливыми резкие возражения (это если мягко выразиться), с которыми были встречены эти юридические новации в Ташкенте.

Товаром обычно признается не вода, а услуги по накоплению, регулированию попусков воды, связанные с этим финансовые и материальные затраты. Именно по такому принципу, во времена СССР, советская Киргизия получала 600 миллионов рублей дотации из союзного бюджета на покупку узбекского газа, казахстанского угля, приобретение дополнительного оборудования для оказания услуг водопользования соседним республикам. Считается, что из среднегодового стока реки Нарын в 19 миллиардов кубометров воды, 14 миллиардов отпускается низлежащим (по течению) соседним странам, Узбекистану и Казахстану. Но согласно всем мировым конвенциям, низлежащие страны имеют право на безвозмездное получение половины стока, то есть, чуть менее 10 миллиардов кубометров. Но учитывая потребности орошения казахстанских и узбекских долин, Киргизия, в ущерб своим экономическим интересам (лишаясь необходимого количества воды в зимний период для выработки электроэнергии) отпускает дополнительные объемы воды соседям летом в нужный для них период. Трудно не признать справедливость требований киргизской стороны, чтобы соседи учитывали ее интересы или компенсировали расходы...

В конце концов, специалистам хорошо известно, что возведение Токтогульского водохранилища в Киргизии, о котором сейчас так много говорят в связи с резким уменьшением в нем запасов воды (по данным Минпромэнерго Киргизии, на 15 октября объем воды составил 9,597 миллиардов кубометров при том, что в тот же период прошлого года объем составлял 13,601 миллиарда кубометров) в 70-годы прошлого века было пролоббировано влиятельным узбекским руководством во главе с первым секретарем компартии Шарафом Рашидовым. Узбекский хлопок приносил огромные средства в советскую казну, и для орошения увеличивающихся хлопковых плантаций требовались надежные запасы воды, причем желательно за пределами самого Узбекистана, во избежание затопления его низин… Так уж исторически сложилось в советские годы, что чуть ли не весь водохозяйственный комплекс региона работал на узбекский хлопок, оттого в самом Узбекистане привыкли воду, что называется, не считать. Так и случился недавно конфуз с приглашением узбекскими властями международных экспертов по водным проблемам в надежде, что они поддержат позицию Ташкента в споре с Душанбе и Бишкеком из-за трансграничных водостоков. Однако вместо этого они посоветовали властям заняться водосбережением, поскольку, условно говоря, в арыках пропадает до 40% воды.

Интересно здесь вот еще что. Как только в Киргизии стало известно, что российский «Газпром» ведет переговоры о приобретении 75% акций плюс 1 акцию «Кыргызгаза», что, собственно дает возможность Бишкеку рассчитывать на разведку и реальную добычу в будущем газа на своей территории (сейчас собственная добыча газа не обеспечивает и 2% от потребности республики), на реальные инвестиции в развитие газовой сети внутри страны, а главное, на освобождение от монопольного положения Узбекистана на своем газовом рынке, - это сразу же дало свои результаты (см. выше). Тут же пошли разговоры, что Киргизия теряет свою независимость, попадая в российскую кабалу. Кабала, и вправду, нехороша - вон Европа - и та, стремясь освободиться от диктата «Газпрома», ищет и находит другие источники энергии. Но то – Европа. Радетели киргизской независимости ничего не ищут и не предлагают. Они выведут на улицы озлобленных и замерзших людей, заплатив каждому посуточно по 3-4 доллара, чтобы прокричать «Кетсин!» («Долой!»), - и будут довольны. Политика в Киргизии иногда выглядит очень дешевой. В буквальном смысле, то есть – недорогой.