В Казахстане началась эпоха государственного капитализма


Наличие кризиса системы государственного управления в Казахстане как результат ее сверхцентрализованности показали еще августовские финансовые проблемы 2007 года. Они стали результатом ситуации, в которой правительство при принятии стратегических решений боится брать на себя ответственность, ожидая команды сверху. Ко всему оказалось, что многие из министров, включая премьера, не умеют работать в условиях кризисных процессов. В итоге несвоевременное реагирование на возникшие проблемы привело к снижению рейтингов многих казахстанских банков. Поэтому теперь в Казахстане создается фонд стрессовых активов, уже сформирована группа по работе с рейтинговыми агентствами, так как возникает реальная угроза очередного снижения суверенного рейтинга страны и рейтингов казахстанских банков второго уровня. А это еще больше сужает рынки внешних заимствований.

В немалой степени это было связано с тем, что в течение долгого времени казахстанская экономика активно вливалась в динамичное, но нестабильное море мировых рыночных процессов. Это приносило свои плоды в виде стремительных темпов экономического роста и притока инвестиций. Но это также имело свои издержки. Одним из результатов изменения экономической ситуации является то, что в Казахстане меняется государственная политика как по отношению к реальному сектору, так и к финансовым структурам. Идет процесс огосударствления экономики посредством ужесточения законодательства или через выкуп акций.

Для этого были вполне объективные причины, ведь на фоне неблагоприятной ситуации, складывающейся на мировых фондовых рынках, связанных с проблемами на ипотечном рынке США, казахстанские банки столкнулись с дефицитом ликвидности на внешнем и внутреннем рынках из-за глобального роста ставок. Снижение инвестиционного интереса к местным банкам произошло, несмотря на высокие темпы роста банковской системы и стабильное макроэкономическое положение Казахстана. Тем не менее Казахстан все еще является развивающимся рынком, а эти рынки, как показал азиатский финансовый кризис ровно 10 лет назад, страдают первыми из-за изменений в настроении международных инвесторов на более консервативное. В таких случаях именно активная роль государства может сыграть стабилизирующую функцию.

Наибольшее сопротивление этим процессам можно наблюдать на финансовом рынке страны со стороны банков второго уровня. В своем послании народу президент республики заявил, что «если акционеры банков не желают или не способны привлекать дополнительные ресурсы для своего развития, то государство должно быть готово принять необходимые меры». Что это за меры, он не пояснил, но чуть позже премьер-министр Карим Масимов сказал, что если собственники банков не будут справляться с возникшими проблемами, то в них будут вводиться новые управленцы, а в случае необходимости привлекаться и новые инвесторы. Более того, принятие закона о поддержании финансовой стабильности в Казахстане может ужесточить уголовные наказания для владельцев банков в случае ухудшения финансового положения их структур.

В то же время успешное выполнение казахстанскими банками своих внешних обязательств по выплате долга положило конец ожиданиям дефолта. Хотя только в 2008 году казахстанским банкам придется выплатить иностранным кредиторам 17 млрд. долл. Общий совокупный банковский долг составляет почти 80 млрд. долл. Плюсом является то, что банки будут вынуждены переориентироваться на внутренний рынок, что приведет к росту конкуренции за местные ресурсы (депозиты населения и юридических лиц). Но, с другой стороны, действительно наблюдается снижение внутреннего кредитования, что негативно сказывается на темпах экономического роста и в целом ставит под угрозу выполнение многих государственных программ — в частности, поддержку малого и среднего бизнеса. И это реальная головная боль для правительства. По официальным данным, на 1 января 2008 года в среде малого и среднего бизнеса были заняты 1,4 млн. человек. Но уже к 1 апреля 2008 года их количество сократилось до 800 тыс. человек. В результате возникла серьезная угроза сокращения налогооблагаемой базы и снижения доходов казахстанского бюджета. В этом частично обвинили финансистов, которые не просчитали все риски. Но это также стало спусковым крючком, который привел в действие механизм по ускоренной разработке нового Налогового кодекса.

В условиях увеличения государственных расходов для поддержания внутреннего кредитования правительство Казахстана пытается расширить количество источников поступления дополнительных средств в бюджет страны, в первую очередь за счет добывающих компаний. Государственные органы считают, что это можно сделать через введение нового налога на добычу полезных ископаемых вместо рентного налога, что, по мнению Министерства финансов, обеспечит республику стабильными доходами от сырьевой базы, которая по праву принадлежит государству. Дополнительным механизмом является повышение экспортной пошлины для добывающих компаний, а также увеличение расходов добывающих компаний на реализацию социальных проектов, которые государство не может самостоятельно финансировать. Помимо этого будет продолжаться практика увеличения количества экологических штрафов. Поэтому новый Налоговый кодекс — лишь один из инструментов реализации этой политики.

Но от этого уже пострадал строительный рынок Казахстана. Идет падение цен на рынке первичной и вторичной недвижимости, где цены снизились на 25—40% в зависимости от типа дома и его месторасположения. Многие строительные компании, которые активно брали банковские кредиты, оказались в коллапсе. Это привело к тому, что большое количество строек во многих городах Казахстана практически остановилось. Это ударило по интересам нескольких тысяч дольщиков, которые уже вложили деньги в строительство. На данный момент наблюдается повышение социальной напряженности в связи активными акциями протестов со стороны дольщиков, которые объединяются для отстаивания своих прав. Если учесть, что, по оценкам некоторых экспертов, на строительном рынке кормятся около 2,5 млн. человек, то негативный мультипликативный эффект от строительного коллапса будет серьезным. Это связано с тем, что во многих строительных компаниях прошли массовые увольнения. Также сократилось количество риелторских контор. Все это спровоцировало рост безработицы и повлекло за собой снижение покупательской способности населения. А это сказалось на сфере услуг.

Со стороны правительства прозвучали заверения о том, что инфляция будет удерживаться на уровне, не превышающем 10%, хотя, по прогнозам некоторых казахстанских экспертов, к концу 2007 года она уже достигла 18%. Более того, если инфляцию не удержать в заданных рамках, сопутствующее ей падение уровня жизни может дать шанс на реванш казахстанской оппозиции. У нее появится возможность увеличить свою социальную базу. Политические же последствия замедления экономического роста в Казахстане в 2008 году могут быть очень серьезными.

Но, несмотря на все эти проблемы, с точки зрения экономического развития Казахстана эта финансовая встряска пошла на пользу и государству, и банковским структурам, и строительному сектору. В то же время в 2008 году правительству и финансовым структурам Казахстана придется приложить большие усилия для того, чтобы были изменены «негативные» рейтинги международных агентств.

Об авторе: Досым Сатпаев — директор Группы оценки рисков, советник по политическим вопросам Евразийского клуба банкиров, кандидат политических наук.