Узбекистан: Доступные дочери долины

Подготовила Мария Яновская
ИА Фергана, 2.10.08

«Первая древнейшая» профессия вечна: пока существует человечество, будут и проститутки. Власти то безуспешно запрещают проституцию, то пытаются ее контролировать, сексологи рассуждают о пользе проституции для общества, медики ведут счет заболевшим венерическими заболеваниями - а жрицы любви никогда и нигде не остаются без работы, даже в странах с преобладающим мусульманским населением. Есть ли проституция в Узбекистане? Конечно, как и во всем мире. Правда, власти делают вид, что проституции в стране нет, однако, проблему это не снимает. Наш корреспондент попытался разобраться, кто, где и почем занимается древнейшим ремеслом в Ферганской долине.

«Неужели больше негде заработать?» - спрашивал я у проституток. В ответ, как правило, звучало: «Нет. Негде». Менее категоричные отвечали вопросом на вопрос: «Можете предложить другую работу за те же деньги?»

Можно подумать, что другой работы, пусть и за меньшие деньги, в долине навалом.

Работы в Ферганской долине нет вообще. Как выжить женщине, у которой муж, брат, отец, а то и дед ушли на заработки? А если у нее дети? Младшие братья и сестры? Самый популярный ответ - идти на панель.

И многие идут.

Вернее, сначала женщина идет на мардикор-базар - там ежедневно поджидают клиентов проститутки со всей округи. А уж дальше - как повезет.

Как резко ответила мне 23-хлетняя Надира: «Не смейте меня осуждать. Я кормлю своих родителей и помогаю сестре учиться в колледже».

В Андижане взять проститутку на ночь обойдется, в среднем, около 15 долларов, но можно найти и за пять долларов, и за три. В Кусавае и Фергане та же ночь может стоить от 10 до 30 долларов, но некоторые знают места, где можно сэкономить: ночь обойдется от доллара до четырех, а то и вовсе дадите банку пива или водки - и пользуйтесь.

В выходные дороже: плата увеличивается в полтора-два раза в ночь с пятницы на субботу и с субботы на воскресенье. Общее правило: чем дешевле, тем заразней. Торг уместен.

Возраст и цвет глаз значения не имеют

 

В Ферганской долине проституцией может заниматься женщина любого возраста и национальности. Европейская и азиатская внешность ценятся здесь одинаково, причем одинаково дешево. Поэтому национальный состав проституток в процентном отношении примерно равен национальному составу всего населения: большинство составляют узбечки, таджички, киргизки, уйгурки; меньше русских, гречанок, немок, украинок, татарок, кореянок. В этих случаях языком межнационального общения становится русский. Если, конечно, вообще приходится разговаривать.

Впрочем, в одном случае проститутки с европейской внешностью оказываются дороже: «европейки» остались лишь в Андижане и Фергане, так что тем, кто предпочитает «белых женщин», приходится еще тратиться на дорогу.

Всех проституток долины можно условно разделить на четыре группы. Первая группа – школьницы от 9 до 16 лет. Девочек вовлекают в проституцию старшие подруги, принуждая заниматься с клиентами оральным или – реже – анальным сексом. Школьницам при этом внушают, что в подобных занятиях нет ничего постыдного или опасного: ведь девственность сохраняется, а значит, девочка зарабатывает свои деньги без ущерба для здоровья или репутации. Но девственность сохраняется недолго: вскоре после того, как девочка начинает заниматься проституцией, клиент либо уговаривает ее на первую близость, соблазняя деньгами, либо насилует. Гульнара, 19-ти лет, пожимает плечами: «Первый раз я этого не хотела. А теперь уже всё равно».

Вторая категория проституток – студентки от 17 до 25 лет. Многие из них, отучившись и получив диплом, уезжают из долины и стремятся забыть обо всем. Но многие остаются – профессия затягивает – и переходят в третью возрастную категорию: от 26 до 37 лет. Как правило, эти женщины уже сильно пьют или употребляют наркотики, среди них самый большой процент зараженных венерическими заболеваниями и самая высокая смертность.

Но те, кто выжил и сохранил здоровье, переходят в последнюю возрастную категорию – с 38 до 45 лет – и становятся «мамочками»: сутенерами, которые забирают у своих девочек до 60% заработка.

Это – реальность. А мечтают проститутки совершенно о другом будущем: либо стать содержанкой, либо поднакопить денег и уехать подальше и, как говорит большинство из тех, кого я расспрашивал, - «никогда больше не возвращаться в долину». Как сказала Оксана, 27 лет: «Я занимаюсь этим уже пять лет, коплю деньги. Скоро уеду, постараюсь выйти замуж и забыть обо всём».

На улице и дома

Примерно 40% проституток долины – «индивидуалки». Без сутенеров и «крыши» работать выгодно, но рискованно: часто клиенты отказываются платить. Около 10% проституток предпочитают объединяться в небольшие группы, хотя бы в целях безопасности. 45% работают на улицах, и их жестко прессуют и сутенеры, и правоохранительные органы. Оставшиеся 5% - элитные девочки по вызову.

В Маргилане преобладают индивидуалки и девочки по вызову, в Кувасае – групповые объединения (назовем их «профсоюзами») и уличные проститутки, в Асаке – снова уличные и девочки по вызову. Но в Андижане и Фергане найдете всех.

Бордели в Узбекистане бывают трех видов, на любой вкус и кошелек. Самые дорогие располагаются в частных домах, часто двухэтажных, с шикарной, по местным меркам, обстановкой. К услугам клиентов дорогой алкоголь и еда, бильярд, бассейн, порно-фильмы и порно-журналы. Попасть в такой бордель можно только по рекомендации. Девочки вышколены, оплата посуточная.

Бордели «эконом-класса» устраивают в квартирах многоэтажек или в частных домах поскромнее. Из обстановки важна кровать (диван, тахта, кушетка – устроит любой вариант). Оплату берут почасовую.

Третий вид борделей – так называемые «хазы». Матрас на полу, лампочка под потолком, бутылка водки вместо денег. Можно и так.

Пользователи: продвинутые и не очень

Для начала определимся: денег на проституток у обычных жителей долины нет. Редких заработков еле хватает на еду, так что позволить себе проститутку могут далеко не все, да и то по праздникам и «вскладчину». Однако девушки без работы не остаются, а значит, есть те, кто регулярно прибегают к их услугам.

К таким регулярным клиентам относятся, прежде всего, представители среднего частного бизнеса, силовых и властных структур, иностранцы, вернувшиеся с заработков гастарбайтеры, представители духовенства и криминалитета. Девушки неохотно рассказывали мне о своих клиентах, но о духовных и криминальных лидерах вообще наотрез отказались говорить: так безопасней. Однако кое-что мне все же удалось выяснить.

Самыми лучшими клиентами считаются бизнесмены: они и платят аккуратно, и обращение у них относительно деликатное.

Силовики (прокуроры, судьи, военные, таможенники, пограничники, налоговики, фельдъегеря, милиционеры и работники Службы безопасности) предпочитают проверенных проституток класса «люкс», но платят гораздо меньше «обычного тарифа», и «мамочки» вынуждены это терпеть.

Чиновники – а это, прежде всего, руководители и работники хокимиятов (администраций) всех звеньев и различных управлений – самые отвратительные клиенты. Напиваясь, избивают девушек, требуют выполнения самых извращенных желаний, и при этом довольно часто отказываются платить.

Иностранцев, которые пользуются услугами проституток долины, можно разделить на «близких» и «дальних». К близким относятся граждане Киргизии и Таджикистана, которые платят аккуратно и ведут себя тихо. Как правило, это чиновники, бизнесмены и бандиты из Согдийской (Ленинабадской), Баткенской, Ошской и Джалал-Абадской областей. Они приезжают в узбекскую часть долины, потому что считается, что узбекские проститутки лучше, к тому же вдали от родного края можно позволить себе расслабиться: радикальное духовенство в Киргизии и Таджикистане не допускает открытого существования борделей.

«Дальних» иностранцев обслуживает узкий круг проституток, и «чужих» к таким клиентам не подпускают. Это англичане, турки, немцы, афганцы, выходцы из Южной Кореи, иранцы, даже украинцы – те, кто приезжает в долину и в качестве туриста, и на работу: в различные совместные предприятия, дипломатические представительства, на спортивные мероприятия и так далее. Такой клиент способен заплатить за проститутку 50-75 долларов, и часто, желая угодить нужному иностранцу и предоставить ему лучший отдых из всех возможных, девушек по вызову буквально навязывают.

Гастарбайтеры, возвращаясь из России, Казахстана, Южной Кореи или Турции, пользуются услугами проституток, пока деньги не закончатся, тем более, что в долине эти услуги в разы дешевле. (Для сравнения: по некоторым данным, в Москве уличная проститутка зарабатывает примерно 1500 долларов в месяц, бордельная проститутка – три – три с половиной тысячи). Гастарбайтеры требуют от ферганских девушек «российского» качества сервиса, а те парируют: мол, тогда и платите, как в России, а пока цена соответствует качеству.

Борьба и профилактика

Бороться с проституцией призваны отделы нравов в областных УВД. Возглавляют эти отделы люди, как правило, предпенсионного возраста, так что особого рвения в работе они не выказывают – ни к чему. Их дело – тихо досидеть до пенсии, не нарвавшись на скандал.

В отделах нравов собрана обширная база данных как на самих проституток, так и на «мамочек», но бороться с проститутками никто не собирается: информация нужна, чтобы собирать дань: в среднем, по 45-50 долларов в месяц с каждой девушки.

У начальника отдела нравов хранятся списки девушек. Там о каждой проститутке подробно расписано: фамилия-имя-отчество, год рождения, национальность, место жительства, рабочий телефон (как правило, мобильный), какому сутенеру принадлежит, сколько платит в месяц. Обязательны пометки о перенесенных венерических заболеваниях, отдельно указывается, если девушка является осведомителем или если среди ее клиентов встречаются крупные бизнесмены или чиновники.

Списки эти хранятся в строжайшей секретности, причем даже начальство УВД не имеет полного доступа к информации: на случай проверок заготовлены сокращенные варианты списков.

Работа по борьбе с проституцией сводится к периодическим облавам (в которые никогда не попадают элитные проститутки, их предупреждают заранее). Девушек забирают, переписывают их паспортные данные, отвозят в вендиспансер. Знакомых и проверенных отпускают. А если среди тех, кого «сгребли» на улицах, на «пятаках» и в «хазах», обнаруживаются новенькие или те, кто еще не платит дань, то их быстро «ломают» в камерах УВД.

Кроме отделов нравов, секс-индустрию курирует криминал - а в том, что это целая индустрия, сомневаться уже не приходится. Кроме самих девушек, на службу клиентам поставлены шоферы (большинство – с личными автомобилями), обслуживающий персонал борделей (повара, бармены, прачки, горничные), агенты-вербовщики и пенсионеры-диспетчеры, сидящие на телефонах вызовов проституток.

Как удалось выяснить, в долине действуют семь крупных преступных группировок, и по самым скромным оценкам, проституцией в Ферганской долине занимаются примерно 15-20 тысяч девушек. Львиная доля их доходов уходит криминалу, который делится с руководящими чинами силовых структур.

Общественный контроль за проституцией возложен на махаллинские (квартальные) комитеты (видимо, чисто ради контроля председатели этих комитетов время от времени пользуются услугами проституток) и фиктивную общественную организацию – фонд «За здоровое поколение».

Международный Красный Крест и Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) периодически проводят в Ферганской долине акции по бесплатной раздаче презервативов. Иногда проституток бесплатно обследуют на предмет выявления венерических заболеваний, иногда – по желанию – им ставят противозачаточные спирали.

Не желая – и не имея возможности – справиться с проституцией как с явлением, проституток используют, чтобы шантажировать, а то и скинуть неугодного чиновника или силовика. Хокимы и их заместители, например, охотно отдыхают в обществе проституток, и забавы эти, зафиксированные на видео, уходят или в Службу Безопасности, или криминальным авторитетам, или другим заинтересованным лицам. Не всегда этим пленкам дают ход, но были случаи (в Коканде, Куве, Андижане), когда «провинившийся» либо лишался погон, либо выполнял требования шантажистов.


Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Что же вы про российскую проституцию не пишете? в узбекистане ее хоть не видно, дети пример не берут. А в России - всё на виду,пожалуйста,никто не стесняется и не оправдывается и откровенных интервью давать вам не будет а пошлёт подальше. В узбекистане проститутки семью кормят, а в россии - блядство есть блядство,какая там семья.Напишите про россию,что же вы. Так же подробненько.