За что поплатился "джентльмен" Мушарраф?

Екатерина Забродина
Известия, N165, 05.09.2008, с. 1

Политический кризис в Пакистане после отставки Первеза Мушаррафа принял угрожающие черты. Правительственная коалиция развалилась, как карточный домик. Исламабадских "демократов" хватило лишь на то, чтобы выступить единым фронтом против президента. Обещания выдвинуть компромиссного кандидата на выборах 6 сентября оказались пустыми разговорами.

По всей стране гремят взрывы. Представители "Талибана" заявили, что не прекратят атаки даже в священный для мусульман месяц Рамадан. Сообщается о налете американской авиации на деревню в Южном Вазиристане - горном районе близ афганской границы. Дает о себе знать и сепаратизм - в провинции Белуджистан повстанцы уже много лет ведут партизанскую войну с правительством.

Между тем 14 августа бывшая британская колония отпраздновала 61-ю годовщину независимости. Кстати, Пакистан и теперь уже бывший президент Мушарраф - почти ровесники. Генерал отметил 65-летний юбилей добровольным уходом из политики "в интересах нации". Молчаливое согласие Вашингтона было слишком красноречивым. Похоже, США осознанно "сдали" своего союзника в борьбе с терроризмом, несмотря на опасность дестабилизации и без того взрывоопасного региона. К тому же - с ядерной "начинкой".

В Вашингтоне не любят слишком самостоятельных

Почему же Мушарраф пришелся "не ко двору"? Как сказал "Известиям" президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, "пакистанский лидер - слишком самостоятельная и сильная фигура, чтобы устраивать Соединенные Штаты. Все девять лет он стремился проводить независимую экономическую и по возможности политическую линию. То есть был союзником США лишь в той мере, в какой это, с его точки зрения, соответствовало национальным интересам Пакистана".

Американцы были не в восторге от тесного сотрудничества Исламабада и Пекина. Пакистан активно закупает китайскую технику для оснащения своей армии. Кроме того, Китай стал главным инвестором масштабного проекта в Белуджистане. Речь идет о сооружении глубоководного порта Гвадар у входа в Персидский залив. Исламабад рассчитывает не только принимать в Гвадаре нефтяные танкеры, но и, по некоторым данным, разместить здесь военно-морскую базу. Одновременно порт становится "окном в Индийский океан" для самой КНР.

При Мушаррафе заметно потеплели пакистано-иранские отношения. Исламабад участвовал в строительстве "газопровода мира" Иран-Пакистан-Индия, крайне нежелательного для Вашингтона. К тому же генерал явно не горел желанием превратить свою страну в плацдарм для возможных ударов по иранским объектам.

Дружба с тегераном

Запад подозревал пакистанский режим в подпольном сотрудничестве с Тегераном в области ядерных разработок. Сам Мушарраф это категорически отрицал, хотя однажды признался: чертежи центрифуг для обогащения урана могли нелегально попасть в Иран. Масло в огонь подлил скандал вокруг "отца пакистанской атомной бомбы" Абдул Кадир Хана. В 2003 году у МАГАТЭ появились доказательства, что ученый передавал ядерные секреты Ливии, Ирану и Северной Корее. Правда, происходило это до прихода к власти Мушаррафа. Зато Кадир Хан рассказал британским СМИ, что в 2000 году пакистанская сторона - под контролем спецслужб и с ведома президента - поставляла центрифуги в КНДР.

Администрация Джорджа Буша настойчиво призывала Мушаррафа допустить американских следователей и наблюдателей МАГАТЭ на ядерные объекты страны. Тем более что США уже изрядно потратились на контроль за пакистанским ядерным вооружением. По неофициальной информации, в эти программы было вложено до 100 миллионов долларов. Из Вашингтона даже раздавались призывы разместить в Пакистане американских солдат - для охраны ядерных арсеналов. Однако Мушарраф стойко держал оборону.

Покушение на Карзая: пакистанский след

Но главное - американцы все чаще стали задаваться вопросом: а был ли у них союзник в борьбе с терроризмом? Как известно, Мушарраф поддержал операцию в Афганистане, хотя до терактов 11 сентября Исламабад признавал режим афганских талибов. Пакистанские власти регулярно предоставляли НАТО и США необходимые разведданные и воздушное пространство. В приграничных с Афганистаном областях армия Пакистана сражалась с боевиками-исламистами. Периодически там устраивали совместную с ЦРУ и ФБР "охоту" на талибов и "аль-каидовцев". А штурм осажденной Красной мечети посреди столицы и вовсе стал символом беспощадной борьбы Мушаррафа с радикальными исламистами, которые перешли в наступление весной 2007-го. Недаром радикалы по всей стране сжигали чучела президента.

Тем не менее в последние месяцы американская администрация открыто обвиняла Мушаррафа в бездействии. С 2001 года США выделили Пакистану почти 10 миллиардов долларов военной и экономической помощи. Вот только отдачи не было. Еще в 2006 году президент Афганистана Хамид Карзай предъявил доказательства: талибы проходят обучение в специальных тренировочных лагерях на территории Пакистана - при негласном покровительстве политической элиты страны. Кроме того, члены высшего руководства "Талибана" открыто действуют на пакистанской территории. А недавно Кабул обвинил пакистанские спецслужбы в причастности к апрельскому покушению на Карзая.

Американцы угрожают

В июле этого года на Межведомственную разведку Пакистана обрушилось уже ЦРУ, обвинив ее в связях с исламистами. Так что Мушаррафу пришлось публично заступиться за это ведомство. Одновременно Вашингтон предупредил: если ситуация зайдет слишком далеко, в так называемую Пуштунскую зону племен и Северо-Западную приграничную провинцию Пакистана могут войти военные формирования США - причем без разрешения местных властей. В ответ Мушарраф предостерег партнеров от "односторонних действий", пообещав "не допустить нарушения суверенитета".

Одним словом, у США накопилось немало претензий к "Бушаррафу", как иронично называли пакистанского лидера оппоненты. Не случайно Вашингтон попытался выбить у него из рук важный козырь - рычаги воздействия на армию. Как известно, Мушарраф пришел к власти в 1999-м, путем бескровного переворота. Тогда он возглавлял штаб сухопутных войск Пакистана, и ему удалось сохранить за собой этот ключевой пост вплоть до ноября 2007-го. И лишь под прессингом оппонентов генерал-президент снял погоны, присягнув на второй срок уже в качестве гражданского главы государства.

Но с тех пор давление на Мушаррафа только усилилось. Против него удивительно легко объединились недавние противники, олицетворяющие теперь прозападную "демократическую" оппозицию. Экс-премьер Наваз Шариф во главе Мусульманской лиги-Наваз и покойная Беназир Бхутто, чей супруг Асиф Али Зардари баллотируется в президенты от Пакистанской народной партии, боролись друг с другом все 1990-е годы. Но в феврале этого года партии выиграли выборы в парламент и сформировали правительство, фактически неподконтрольное главе исполнительной власти.

Антимушаррафская кампания пользовалась поддержкой населения. Как признал сам президент в своей прощальной речи, его ухода желают 85% пакистанцев. Между прочим - весьма смелое для "диктатора" откровение.

Диктатор или либерал?

Сторонники Мушаррафа уверены: он пострадал из-за своего "либерализма". Как образно заметил в свое время президент, "мы влили в пакистанскую систему топливо демократии". Теперь оно полыхнуло на весь Пакистан. Именно Мушарраф разрешил в конце концов вернуться на родину видным оппозиционерам, в том числе свергнутому им Шарифу. Именно глава государства прекратил уголовные преследования чиновников, обвинявшихся в коррупции до 1999 года. А это было на руку тому же Зардари - в правительстве своей супруги он был министром по делам инвестиций и за "предприимчивость" получил прозвище "господин десять процентов".

Но, конечно же, правление Мушаррафа не могло стать воплощением американских грез о подлинной демократии. Сокрушительным ударом по его репутации стало убийство исламистами народной любимицы Беназир Бхутто в декабре 2007-го. "Черная Роза Пакистана" вернулась на родину после восьми лет изгнания, вступив в переговоры с Мушаррафом. В Вашингтоне делали ставку на их возможный тандем. Однако альянс не сложился. Беназир выступила против главы государства, назвав его "препятствием на пути демократического Пакистана". Однако смерть (ответственность за теракт взяла на себя "Аль-Каида") помешала ей объединить оппозицию.

Спустя полгода противники Мушаррафа взяли реванш, угрожая президенту импичментом. Причем армия заняла в этом конфликте нейтральную позицию, отказавшись поддержать президента. И все же Мушарраф мог пойти ва-банк. Его противники не успели отменить поправку к конституции, закрепляющую за президентом чрезвычайные полномочия. Теоретически глава государства имел возможность распустить парламент и отправить в отставку кабинет. Но, видимо, заядлый картежник Мушарраф трезво оценил ситуацию - на этот раз пасьянс был явно не в его пользу. По версии британских СМИ, он заключил с правительством негласную сделку: самоустранение в обмен на неприкосновенность.

Как сказал в разговоре с "Известиями" Евгений Сатановский, Мушарраф был "джентльменом британской школы - и в критический момент он не стал тянуть одеяло на себя и разваливать страну". Правда, Пакистан все равно оказался на краю пропасти. Но, по крайней мере, не Мушарраф возглавил это фатальное шествие. Итогом которого может стать появление на карте мира исламистского государства с ядерной бомбой наперевес.

Материалы предоставлены
агентством WPS.