Кризис в Грузии напомнил России, что у нее нет сильных союзников, готовых открыто и недвусмысленно поддержать ее политику

Александр Ломанов
Время новостей, N154, 25.08.2008, с. 5

Китайские стратегические партнеры не стали исключением. 11 августа китайский лидер Ху Цзиньтао сказал находившемуся в Пекине американскому президенту Джорджу Бушу по поводу событий в Грузии, что "все вовлеченные в конфликт стороны должны проявить сдержанность, в кратчайшие сроки прекратить военные действия и обстрелы, сесть за стол переговоров для поиска взаимоприемлемого решения". Через несколько дней представитель МИД КНР выразил надежду, что "стороны решат инцидент путем мирного диалога".

Означает ли это, что Китай решил уподобиться мудрой обезьяне, наблюдающей с высокой горы за схваткой двух тигров? О перспективах сотрудничества России и Китая "Времени новостей" рассказал ЧЖАН ИХУН (Андрей ПИНКОВ) - канадский эксперт по проблемам обороны и безопасности в Восточной Азии, главный редактор журнала "Канва эйшн дифенс".

 Несмотря на Олимпиаду, события в Грузии занимали важное место в китайских СМИ. Никто из китайских экспертов не возмутился и не поставил под сомнение действия России. Они полагают, что Россия предприняла эти действия в ответ на планы расширения НАТО на восток. Китай будет очень рад, если экспансию альянса удастся остановить на Украине и Грузии. В силу общности интересов Китай не против действий России в Грузии, но он не будет заявлять об этом открыто.

Самая большая тревога для Китая - вступление в НАТО Украины, второго по значимости после России поставщика современных вооружений в КНР. Там покупали управляемые ракеты "воздух-воздух", электронное оборудование, радары, двигатели для танков. После вступления Киева в НАТО этот канал прервется под влиянием США.

Неужели атлантический крен Украины является ныне главной стратегической проблемой для Китая?

После того, как в этом году на выборах на Тайване потерпели поражение силы, выступавшие за независимость, вероятность кризиса в отношениях двух сторон Тайваньского пролива заметно снизилась. До следующих выборов в ближайшие четыре года, а то и восемь лет крупномасштабной войны между материком и островом не будет. Но это не значит, что внешние условия безопасности Китая улучшились.

Китай тревожит расширение НАТО и присутствие западных войск в Афганистане. Расширится ли НАТО до Центральной Азии? Против кого направлен контингент в Афганистане? Эти вопросы беспокоят как Китай, так и Россию. Обе страны озабочены гонкой вооружений в космосе и созданием американской системы противоракетной обороны - ведь после того, как ее объекты появятся в Японии и Австралии, они будут направлены как против Китая, так и против ракетных баз в российской Сибири.

Китай начинает пересмотр стратегии обороны на западе страны, у крупных городов там идет размещение новых комплексов ПВО. Крайне примечательно, что ныне стратегическое внимание России и Китая обращено в одну сторону. Традиционно они смотрели в противоположных направлениях: Россия - на запад, Китай - на север (СССР) и на восток (Тайвань, Япония). Теперь впервые внимание обеих стран сосредоточено на НАТО. На втором месте для Китая южное направление, прежде всего территориальные споры с Вьетнамом, Филиппинами и Малайзией вокруг архипелага Наньша (Спратли).

Означает ли это, что стратегические цели России и Китая совпадают?

Стратегия России ясна - еще с царской эпохи она хочет расширить влияние на весь мир. В ближайшее время это невозможно, но через десятилетия Россия хочет стать первой мировой державой, возможно, превзойти Америку. Это не только традиция, но и опыт, ведь у России осталась гордость за те времена, когда в годы СССР она стала равной Америке. Ныне Россия мыслит реалистично: сперва надо развивать экономику, потом укреплять позиции в окружающем регионе, в среднесрочной перспективе попытаться восстановить влияние на СНГ, и лишь потом пытаться достичь влияния на внешний мир на уровне СССР.

Китай не был сверхдержавой, у него нет опыта соперничества с США. Но теперь он тоже хочет стать сильной региональной державой. На этом этапе стратегические цели Китая напоминают российские. Первый шаг - обеспечить себе условия для экономического развития, создать для этого мирные внешние условия в приграничных областях и в более отдаленных регионах. В отличие от России Китай зависит от стабильности морских поставок сырья, что заставляет его думать о безопасности коммуникаций, развитии ВМФ и строительстве собственных авианосцев. На втором этапе Китай хочет восстановить влияние на сопредельные страны в масштабах китайской империи - Корейский полуостров, Вьетнам, Индокитайский полуостров вплоть до Юго-Восточной Азии. Глобальных военных амбиций у Китая поменьше, чем у России, хотя Китай больше России стремится к главенству в Азии.

А если в тоске по империи Китай обратит взоры к "утраченным территориям" на российском Дальнем Востоке?

России надо следить за этим, ее самая большая проблема - снижение численности населения. Но чрезмерно тревожиться тоже не стоит, ведь есть ядерное оружие. Каких бы ни было трений между крупными ядерными государствами, настоящей войны между ними никогда не будет. К тому же у Китая стало больше реализма, то есть зрелости. Он стремится решить пограничные вопросы с соседями, поняв, что единственный выход - это признание существующего положения.

Как повлияют уроки августовского конфликта в Грузии на военно-техническое сотрудничество (ВТС) между Китаем и Россией?

Война в Южной Осетии стала тактическим и политическим успехом России, но у нее есть повод для волнения по поводу собственного военного оснащения. Созданная после распада СССР новая техника не изменила ситуации в войсках. Вызывает вопросы тактика применения сбитого над Грузией дальнего бомбардировщика Ту-22МЗ, ведь он создан для того, чтобы пускать ракеты за пределами действия ПВО противника. Сложилось впечатление, что у России недостает техники для ведения боевых действий в ночное время, ведения радиоэлектронной борьбы, нанесения высокоточных ударов.

Китайцы обратят на это внимание и решат, что их оружие уже вышло на российский уровень. Почему они не покупают в России танки - потому что считают, что и свои уже неплохи. Недавно Китай продал в Саудовскую Аравию около трех десятков 155-мм самоходных гаубиц PLZ45. Это был открытый конкурс - у кого лучше техника и цена, тот и продал. Так что войну нужно воспринимать как сигнал: России пора ускорять разработку новых вооружений и обновлять арсеналы.

Каковы перспективы развития ВТС между Россией и Китаем на ближайшую перспективу?

Свою роль сыграло ослабление напряженности вокруг Тайваня. Общий темп военных приготовлений Китая не уменьшится, однако срочных закупок в целях пополнения комплектов боеприпасов для российской техники в ближайшие годы не будет - например, для истребителей Су-27 и Су-30 или эсминцев "Современный" (у китайских ВВС более 280 истребителей Су-27СК, Су-27УБК, Су-30МКК и Су-30МК2, на вооружении ВМФ стоят четыре эсминца проекта 956 "Современный". - Ред.).

Но есть и хорошая новость. В минувшие годы главным препятствием, омрачавшим сотрудничество, был вопрос о военно-транспортных самолетах Ил-76 и воздушных заправщиках Ил-78 (в 2005 году Россия подписала соглашение о поставке Китаю 34 Ил-76МД и четырех Ил-78 примерно за миллиард долларов. - Ред.). Потом оказалось, что Россия не может выполнить соглашение из-за инфляции и ограниченности производственных возможностей Ташкентского авиазавода. На это Китай заявил, что если соглашение не будет выполнено, то нет смысла подписывать новые крупные контракты.

Теперь же Китай признал обоснованность объяснений российской стороны и заявил о готовности провести новые переговоры, дабы решить вопрос о поставке Ил-76 и Ил-78. Это очень хорошее начало. Оно означает, что китайская сторона изменила подход к ВТС с Россией. Скорее всего Китай уже не будет настаивать, что без решения этого вопроса не станет обсуждать с Россией ничего другого.

Означает ли это, что сотрудничество скоро оживится?

В этом году большого прогресса ожидать не стоит - выполняются обычные заказы по боеприпасам и модернизации техники. Но это цикл, сейчас продолжается низкий период, подъем возможен на будущий год с началом реализации китайского проекта строительства авианосца. Там потребуется, к примеру, система торможения самолетов, также нужно будет готовить летчиков. Для этого Китаю придется обращаться к России или Украине. И как раз на будущий год могут завершиться переговоры по Ил-76, что может дать импульс развитию других проектов.

Как решается вопрос с китайским копированием российский вооружений?

Эта проблема раздражает Россию. Я насчитал не менее тридцати типов китайского оружия, очень похожего на современное российское, включая истребители Су-27, радары и ракеты. Но в этой сфере нет строгих юридических норм и процедур для защиты интеллектуальной собственности. Россия часто обвиняет в копировании Китай и Польшу, но они могут сказать - а это не ваши системы, только внешний облик похож.

Россию удивляет не само копирование, а его скорость. Российские радары "Фрегат", предназначенные для установки на эсминцах, скопировали через три года после продажи в Китай. Помогло украинское проектное бюро "Квант", которое в советские годы занималось радарными системами. Но это даже не подделка, а помощь украинских специалистов в проектировании изделия заново.

Материалы предоставлены
агентством WPS.