Казахстан для узбекистанцев: Финансовое спасение или страна рабовладельцев?

Юрий Елисеев (Чимкент)
Фергана.Ру, 17.07.2008

В последние годы Южно-Казахстанская область становится все более привлекательной для граждан Узбекистана и Кыргызстана, ищущих работу. Строительный бум, развивающаяся промышленность, нехватка рабочих рук в сельском хозяйстве и торговля - обширное поле для выбора деятельности. Но что ждет здесь граждан соседних стран: хорошие, по их меркам, заработки или изнуряющая работа от зари и до заката, полное бесправие и издевательства работодателя?

Гость или работник?

В отличие от предыдущих лет, когда число прибывающих в Казахстан трудовых мигрантов с каждым годом только возрастало, в нынешнем году, по данным миграционной полиции ЮКО, поток гастарбайтеров из Узбекистана существенно снизился. Если за шесть месяцев прошлого года в ЮКО официально въехало 46.070 человек, то в нынешнем году это число уменьшилось до 38.875.

- Я считаю, что, в первую очередь, это связано с объявлением моратория на строительство, - говорит начальник миграционной полиции ЮКО Балтабек Аблаев. - Вы посмотрите, практически все большие стройки сейчас не работают, а ведь там было занято большое количество узбекских граждан.

Поскольку частное строительство никто не останавливал, люди охотно нанимают работников из Узбекистана и Кыргызстана. При этом руководствуются не качеством работы, а ее стоимостью - узбекские гастарбайтеры согласны работать за сумму, процентов на сорок-пятьдесят меньшую по сравнению с доходами местных строителей.

- Да, у частников работает много людей из сопредельных стран, однако очень трудно доказать, что они приехали в нашу страну именно на работу, - рассказывает Б.Аблаев. - Существует определенная квота на въезд работающих иностранцев, и если у человека нет разрешения на работу, то он нарушает закон. Но представьте себе, что наши сотрудники выявили частный дом, где работают граждане Узбекистана, а хозяин говорит, что это к нему приехали друзья и просто, по дружбе, помогают со стройкой. Все документы у них в порядке, нет только разрешения на работу. Как доказать факт нарушения законодательства? Или, к примеру, руководитель строительной фирмы нанимает бригаду, скажем, из десяти человек, двоих-троих регистрирует, а остальных при проверке прячут. Тем не менее, за первое полугодие этого года нами выявлено 3.693 нарушителя миграционного законодательства (за аналогичный период прошлого года - 4.751). По решению суда из страны выдворено 428 человек (633). Причем недобросовестные работодатели также несут ответственность. В этом году к административной ответственности нами привлечено 92 работодателя и 82 человека, оказывавших услуги нелегальным мигрантам, предоставляя им жилье, транспорт и так далее. В прошлом году эти цифры составляли 92 и 69 человек соответственно.

Ташкент - город не хлебный

По данным общественного объединения Правовой центр женских инициатив "Сана Сезiм", который, кроме прочего, занимается и проблемами мигрантов, в Казахстан в поисках работы едут практически со всех областей Узбекистана. В центр за помощью обращались жители Наманганской, Ташкентской, Бухарской, Самаркандской, Сырдарьинской, Хорезмской, Сурхандарьинской, Кашкадарьинской, Андижанской областей и Республики Каракалпакстан. В основном узбекистанцы заезжают в Казахстан и пребывают на его территории на законном основании. Наиболее частыми вопросами, с которыми граждане Узбекистана обращаются к правозащитникам, являются регистрация в миграционной полиции, восстановление утерянных документов, проблемы с работодателями и правоохранительными органами.

С 15 апреля 2007 года по 15 апреля 2008-го в центр "Сана Сезiм" обратился 1.261 человек. Сорок пять процентов из них заняты в промышленности, двадцать два - в торговле, тринадцать - в сфере услуг, по десять процентов - в сельском хозяйстве и строительстве. Около девяноста процентов обратившихся в центр сообщили, что приехали в Казахстан потому, что в Узбекистане нет работы, а если есть, то заработки слишком маленькие. Условия для ведения частного бизнеса в этой стране также оставляют желать лучшего.

- Наша семья - потомственные пекари, мы всегда пекли хлеб, - рассказывает Баходыр Юлдашев (все имена граждан Узбекистана изменены, так как они опасаются репрессий на родине. - Прим. авт.). - В Кашкадарьинской области, где мы живем, да и в самом Ташкенте, работы для нас сейчас практически нет. Можно только делать лепешки, но заработок от этого мизерный - примерно 100-150 тысяч сумов, то есть, в среднем, около ста долларов в месяц. Этого едва хватает на жизнь. А в Казахстане я зарабатываю в два раза больше.

Житель Чимкента Абдусамат Расулов, в пекарне которого трудится Баходыр, рассказал, что семья Юлдашевых работает у него около восьми лет. Раньше работали два брата - старший и средний, но этим летом старший женился, и на его место приехал младший, Баходыр. Работают посменно - по три месяца.

- Я им делаю регистрацию, разрешение на работу, выделил комнату, - рассказывает А.Расулов. - Питаются вместе с нами. С разрешительными документами проблем нет - приходишь в миграционную полицию, отдаешь сотруднику документы личности и две тысячи тенге ($16,6), и вечером забираешь регистрацию и разрешение на работу.

Современные батраки

Однако не всем так везет, как семье Юлдашевых. В прошлом году в Чимкент из Узбекистана в поисках работы приехала сорокалетняя Феруза Ашурова. Дома ни она сама, ни больной муж трудоустроиться не смогли. А в Казахстане она почти сразу же устроилась ухаживать за большим садом в Ленгере. Когда женщину привезли на место, оказалось, что там уже работают три ее соотечественника. За труд Ашуровой пообещали пять тенге в месяц (около $40). Надо заметить, что по казахстанским меркам это мизерная зарплата, и мало кто из местных жителей согласится работать за такие деньги.

Отработав четыре месяца, Феруза решила отправиться домой, но хозяйка категорически отказалась отпустить ее, аргументируя это тем, что понесла из-за Ашуровой определенные траты, которые та должна сначала отработать. Выяснилось, что аналогичные условия были выдвинуты и работавшим вместе с ней мужчинам. Ашурова уехать не могла, поскольку работодатель забрала все ее документы. Еще через два месяца Ферузу с большим трудом отыскал муж, но хозяйка заявила ему, что пока он не привезет замену своей жене, она Ферузу не отпустит.

- Только при помощи управления по борьбе с организованной преступностью областного департамента внутренних дел, куда я обратился, мне удалось вызволить жену, - рассказал впоследствии Кудрат Ашуров. - Милиционеры приехали и забрали Ферузу. Понесла ли хозяйка какое-либо наказание, не знаю, так как мы сразу же уехали домой. Что стало с теми тремя узбеками, которые также работали на ту женщину, я тоже не знаю.

Случаи, когда работодатели насильно удерживают граждан Узбекистана, отнюдь не редки. Причем зачастую домой не могут вернуться целые группы.

- В марте этого года к нам обратился гражданин Узбекистана с просьбой помочь найти его несовершеннолетнего сына, который выехал в Чимкент полтора месяца назад и с тех пор от него нет известий, - рассказывает директор центра "Сана Сезiм" Хадича Абышева. - Сын поехал со знакомыми строителями, которые хотели найти работу в ЮКО. Подросток же просто хотел посмотреть Казахстан. Когда прошли все сроки его возвращения, отец обратился в ташкентское представительство Международной организации по Миграции, партнерскую организацию "Истикболли Авлод" ("Поколение будущего"). Они вышли на нас и попросили помочь этому человеку. Когда он приехал, выяснилось, что мужчина знал приблизительный адрес, где остановилась знакомая ему бригада строителей, - село Кайтпас неподалеку от Чимкента. Адрес ему сообщили два члена бригады, которые смогли обманным путем выехать на родину. Оказалось, что их удерживал бригадир, который помог строителям въехать в Казахстан и находил им работу. Этот человек забрал у всех документы, и когда они закончили работу, заявил, что не отпустит ни рабочих, ни ребенка, пока они не привезут себе замену. Двое строителей заявили, что поедут на родину, чтобы вернуться с другими рабочими. Только тогда бригадир отдал им их документы.

Сначала правозащитники обратились в миграционную полицию, но там им сказали, что могут задержать и депортировать приезжих мигрантов, только если у них нет регистрации. Однако строительная бригада въехала в Казахстан легально, через пропускной пункт. Тогда юрист "Сана Сезiм" Элина Еникеева и координатор программы по оказанию правовой помощи трудовым мигрантам Шахло Юсупжанова сами поехали на Кайтпас и нашли место, где работала эта бригада и находился несовершеннолетний мальчик. Там им стали чинить препятствия: люди, у которых работала бригада, кричали, чтобы нанятые рабочие закончили то, что начали, а бригадир, который как раз приехал проверить работу, заявил, что документы он им не отдаст, пока рабочим не найдется замена. Между тем, выяснилось, что рабочих избивали, заставляли работать по двенадцать-четырнадцать часов, жили они в ужасных условиях.

- Исчерпав все доводы, мы обратились к участковому полицейскому, - рассказывает Хадича Абышева. - Но даже когда тот пришел, бригадир не хотел отдавать документы рабочих, требуя, чтобы те сначала закончили работу. Только когда мы заявили, что здесь насильно удерживается несовершеннолетний гражданин Узбекистана, незаконно провезенный в страну, бригадир и его брат - этим "бизнесом" занимались два родных брата, один из них гражданин Казахстана, а другой - Узбекистана, - бросили все документы на капот машины и убежали. Отец мальчика просил участкового запротоколировать изъятие документов, он хотел добиться их наказания, но этого сделано не было.

Ужин довел до борделя

Психолог центра "Сана Сезiм" Вера Закутняя рассказала еще об одном, шокирующем случае. В декабре прошлого года 25-летняя жительница города Ангрен Ташкентской области Узбекистана познакомилась с молодым человеком, который произвел на нее самое благоприятное впечатление. Однако после одной из встреч и ужина девушка обнаружила, что находится... на территории Казахстана, в приграничном городе Сарыагаш. Несколько часов были просто стерты из памяти девушки. По ее словам, она не помнит, ни чем завершился ужин, ни как она оказалась в другом городе. Но вскоре ее обо всем "просветили". "Бойфренд" чем-то ее опоил и, пока она была без сознания, перевез окольными путями через границу, где продал в сарыагашский бордель за сорок тысяч тенге ($333).

Родители долго искали свою дочь, но безрезультатно. Помог случай. Другой девушке, тоже гражданке Узбекистана, насильно содержавшейся в этом публичном доме, удалось бежать и сообщить родителям своей подруги по несчастью ее местонахождение. Родители обратились в "Истикболли Авлод", сотрудники которого снова обратились за помощью в Центр "Сана Сезiм".

- В марте этого года наши коллеги из Узбекистана сообщили нам, в каком районе находится притон, где содержится эта девушка, - рассказывает Вера Закутняя. - Мы направили письмо в управление по борьбе с организованной преступностью департамента внутренних дел ЮКО с просьбой о содействии, потому что нас в этот притон никто не пустит. Когда мы приехали в Сарыагаш, местные полицейские поехали по этому адресу и привезли Юлю.

Когда Юля осознала, что ее мучения закончились, она сообщила, что вместе с ней держали еще несколько девушек. Она не знала, сколько точно их было, по ее словам от шести до девяти. Девушка рассказала, что этот притон являлся еще и перевалочной базой, а ее "бойфренд" Илхом и еще несколько человек регулярно поставляли "живой товар". За девушками приезжали люди из разных городов Казахстана, в том числе и из Алма-Аты. Тех, кто сразу соглашался работать и вел себя хорошо, продавали в "хорошие" бордели, а тех, кто сопротивлялся и артачился, могли продать в такой притон, где жизнь покажется адом. Именно из-за такой "текучки кадров" Юля не могла назвать точное количество девушек, находящихся в доме.

Когда полицейские опять прибыли по этому адресу, нашли только двух девушек, которые в один голос заявили, что находятся там добровольно и никуда уезжать не собираются.

- У нас создалось впечатление, что их или очень хорошо "обработали", или они действительно из тех, кто работает по своей воле, - сказала В.Закутняя.

Юля вернулась домой, а через неделю, опять с подачи "Истикболли Авлод" и "Сана Сезiм", сарыагашские полицейские неподалеку от притона, где держали Юлю, накрыли еще одно аналогичное заведение. На этот раз в нем обнаружили двадцать девушек из Узбекистана. Подавляющее большинство из них не имели документов и заявляли, что их завлекли туда обманом и удерживают насильно. Все они также были отправлены на родину.

За два года Центром "Сана Сезiм" зафиксировано сорок случаев трудового и сексуального рабства иностранных граждан. Однако никто не может сказать, сколько граждан Узбекистана на самом деле содержатся против их воли в Казахстане. Строители, у которых отобрали документы и заставляют порой работать только за еду, девушки в публичных домах, обманом привезенные из Узбекистана и запуганные, рабочие на полях, подворьях и производствах - здесь счет, по мнению сотрудников Центра "Сана Сезiм", может идти на сотни человек.

В качестве оплаты за труд - собственный паспорт

Еще одно распространенная проблема трудовых мигрантов - эксплуатация без оплаты. По данным правозащитных общественных организаций, почти треть мигрантов хотя бы раз за последние годы столкнулась с неоплатой их труда в течение месяца или более. Если при частичной неоплате работодатель объясняет свои действия некачественного труда мигрантов, то в случае полной неоплаты он обычно просто выгоняет гастарбайтера по завершению работы. Иногда в качестве оплаты труда мигранту возвращается его паспорт, отданный работодателю в качестве страховки от возможного ухода с работы.

Примечательно, что гастарбайтеры из Узбекистана порой подвергаются притеснениям и в своей стране.

- В прошлом году я возвращался домой из Чимкента, - рассказывает житель Ташкента Шухрат Хабибов. - Вез домой хорошую сумму - за три месяца заработал на стройке 81 тысячу тенге ($675). Границу переходил окольными путями, потому что на КПП порой приходится "отстегивать" пограничникам. Почти прошел, но метров через двести меня остановил пограничник, обыскал и отобрал все деньги. На мои просьбы вернуть деньги он не отреагировал и пошел. А когда я стал настаивать, говоря, что дома кушать нечего, он показал автомат, и сказал: "Хочешь с ним познакомиться? Пристрелю как нарушителя. Вали отсюда". Приехал домой, где все ждали меня с деньгами, а что я им скажу? Через три дня опять поехал в Чимкент, нанялся на ту же стройку, взял у хозяина аванс, и отправил через знакомого родным.

Работодателей - к ответу!

Трудовая миграция сегодня стала неотъемлемой частью мировой экономики. Казахстан не исключение. Причем с 2004 года в стране сохраняется положительное сальдо миграции населения, и его величина в январе-декабре 2007 года составила 10.878 человек. По мнению Альфии Аитовой, автора научного исследования "Гражданско-правовые особенности привлечения рабочей силы в РК", в последние годы в Казахстане, как и в других странах постсоветского пространства, прослеживается тенденция увеличения масштабов нелегальной миграции, более девяноста процентов которой вызвано поиском работы. Прозрачность границ Казахстана со странами СНГ, отсутствие единой согласованной политики, несовершенство законодательной базы, социально-политическая стабильность в Республике Казахстан - все это является основными факторами, способствующими увеличению объемов незаконной миграции.

Во время легализации незаконной миграции в 2006 году органами внутренних дел Казахстана было выявлено 164,5 тысячи иностранных граждан, незаконно работавших на территории республики. Но это только те, кого выявили, реальные же цифры намного больше. По мнению правозащитных организаций, в Южно-Казахстанской области официальные цифры по миграции раза в три отличаются от реальных.

Между тем, отношение работодателей к незаконным мигрантам становится все более циничным. Перед нелегалами стоит выбор: терпеть и заработать какую-то сумму или отказаться от заработка за границей. Многие смиряются со своим положением, понимая, что на их плечах лежит ответственность за жизнь семьи. Это развязывает руки нанимателям. Нелегалы живут в плохих условиях, скудно питаются, за гроши выполняют самую тяжелую работу. Нередки случаи, когда работодатель и вовсе отказывается платить, шантажируя людей обращением в полицию.

В связи с этим, считают сотрудники южно-казахстанских правозащитных общественных организаций, решать вопросы трудовой миграции следует на уровне исполнительной власти. То есть необходимо привлекать работодателей и рекрутеров к более суровой уголовной и административной ответственности за нарушение правил привлечения и использования иностранной рабочей силы.

Материалы предоставлены
агентством WPS.