Во что обошлись Казахстану успешные реформы и интеграция в мировую экономику

Андрей Злобин
Smart Money, N25, 14.07.2008, с. 56

Казахстанская столица Астана, только что отпраздновавшая свое 10-летие, напоминает Берлин середины 1990-х. "Сплошная стройка", - делится впечатлениями начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития Евгений Винокуров. Казахстан вообще развивается так же стремительно, как Восточная Германия, в одночасье избавившаяся от социализма. И теперь расплачивается за свои недавние успехи.

Правый берег реки Ишим пока еще напоминает советский Целиноград (в 1992 г. ему вернули имя Акмола, в 1998-м назвали Астаной, в переводе с казахского - "столица"), сплошь застроенный панельными пятиэтажками. Зато левобережье уже во власти новой Астаны - сверкающих коммерческих и государственных высоток. Правда, наступление застопорилось. Еще год назад строительством новой столицы занималось 60000 человек, теперь - в 5 раз меньше. Новые двигатели экономики - иностранные кредиты и недвижимость - заглохли, осталось лететь на старых - сырье и, конечно, сельском хозяйстве, которое и привело к появлению названия Целиноград 47 лет назад.

ПРИМЕРНЫЙ БАНКИР

Американец Бен Слэй бывал в Казахстане около двух десятков раз. Лишь в этом году - дважды. Последние семь лет Слэй возглавляет региональное бюро Программы развития ООН со штаб-квартирой в Братиславе. В его ведении - страны Восточной Европы и бывшего СССР. Казахстан среди них - образец экономического чуда. ВВП страны прирастал на 10% в год, а то и быстрее.

В рецепте этого чуда - два ингредиента. Первый - растущие цены на нефть и другие сырьевые богатства страны: черные и цветные металлы, уран, зерновые (в прошлом году был очень удачный урожай - 20 млн т). Второй - успешные экономические реформы. "Среди стран СНГ Казахстан является ведущей в области экономических реформ", - считает Слэй. Пенсионная и банковская реформы в Казахстане были проведены раньше и более последовательно, чем, например, в России.

В итоге, говорит аналитик "ЮниКредит Атон" Владимир Осаковский, казахстанская банковская система оказалась более продвинутой, чем российская: в ней выше концентрация (банков меньше, они крупнее и эффективнее), лучше развиты инструменты рефинансирования и банковского надзора, и она больше интегрирована во внешние рынки. По мнению Винокурова из Евразийского банка развития, этот вывод подтверждают и количественные показатели: отношение активов российских банков к ВВП страны - менее 50%, в Казахстане на 1 января 2008 г. эта цифра превышала 91%, а сейчас, через год после начала кризиса, равна 79%.

Кроме того, в Казахстане, за исключением специализированных и ипотечных структур, нет банков с государственным участием. Объем активов крупнейших казахстанских банков - БТА Банка и Казкоммерцбанка - делает их крупнейшими частными банками в СНГ, в рейтингах за последние пару лет они идут сразу за лидерами - российскими Сбербанком, ВТБ, Газпромбанком, в которых контрольные пакеты принадлежат государству.

Бурное развитие и хорошая регулятивная основа обернулись более высокой долей внешних заимствований банков Казахстана. Их активы росли на 50% в год. По оценке аналитика лондонского офиса Standard & Poor's Магара Куюмджяна, доля иностранных заимствований в них составляла 54%. Банковская система страны оказалась не защищенной от мирового финансового кризиса.

Внешний долг банков к началу кризиса составлял ровно половину всего внешнего долга страны, а это $92 млрд - сумма, соизмеримая с ВВП Казахстана в 2007 г. В России он не достиг и трети ВВП. "Внешний долг банков Казахстана оказался слишком велик", - резюмирует Слэй.

Ухудшение качества активов банковской системы, сокращение круга международных кредитных организаций и щедрых кредитов в ранее оживленном секторе недвижимости "негативно скажутся на финансовой гибкости и перспективах роста", который, по оценке S&P, в этом году составит меньше 4%. В мае 2008 г. Standard & Poor's понизило прогноз суверенного рейтинга Казахстана со "стабильного" до "негативного". С тем, что замедление неизбежно, правительство Казахстана не спорит - оно уже несколько раз за последние месяцы корректировало прогноз на 2008-2010 гг. и в итоге снизило его в 1,5 раза.

НЕДОСТРОЙ

За год квартира 22-летней Марины, в которой она живет с мужем и маленьким ребенком, подешевела на $30000. Прошлым летом 40-метровая однушка в кирпичном доме в центре Алма-Аты ушла бы за $125 000-130 000, теперь больше $95 000 за нее не дают. Но молодая семья не расстраивается: ровно на ту же сумму подешевела и трехкомнатная 60-метровая квартира в панельном доме на окраине. "Ничего не теряем: одну продадим, другую за эти же деньги купим", - говорит Марина. Конечно, взяв ипотеку, можно было бы купить что-то более комфортабельное, но с ипотекой как раз проблемы.

"До августа прошлого года почти 70% сделок совершалось путем ипотечного кредитования, сегодня, по данным за июнь, - около 11%", - говорит вице-президент Национальной ассоциации риелторов Нина Лукьяненко. Кредиты физлицам теперь выдаются небольшие и короткие - на покупку мебели, ремонт. По данным S&P, в августе прошлого года на долю ипотеки приходилось 12% всех выданных казахстанскими банками кредитов, в мае этого года - 9%. Но и последний показатель все еще выше, чем российский, - 6,5%.

Банковский шок волнами прошелся и по другим участникам рынка недвижимости - риелторам и застройщикам. Закрылось или приостановило деятельность большинство агентств недвижимости. Информационное агентство "Казинформ" приводит слова вице-президента Ассоциации риелторов Западного региона Казахстана Саулаубека Ескалиева: количество агентств недвижимости в Астане сократилось со 150 до 30. В разгар бума цен на недвижимость риелторы брали за свои услуги 2-4% от стоимости объекта. "В условиях кризиса мы подняли свое вознаграждение до 6%", - говорит Лукьяненко.

Последние годы Казахстан испытывал настоящий строительный бум. За пять лет - с 2003-го по 2007 г. - доля строительства в структуре ВВП выросла с 6 до 10%. А доля финансовой деятельности почти удвоилась - с 3,2 до 6,2%. "Стройсектор сидел на допинге банковских кредитов", - говорит Винокуров. Но, по данным Ассоциации риелторов Казахстана, с августа 2007 г. по настоящее время средняя цена за 1 м2 по Алма-Ате снизилась на 43,7% (по данным на 10 июля, средняя цена в Алма-Ате составляла $1881 за 1 м2). По оценке Standard & Poor's, в некоторых сегментах недвижимости цены упали на 60%. В Алма-Ате работу потеряли 80 000 из 100 000 строителей.

Первичный рынок жилья пострадал сильнее вторичного, сделок там - единицы. "Доверие покупателей к жилью, не сданному в эксплуатацию, значительно снижено", - говорит Лукьяненко. После кризиса многие участники долевого строительства оказались у разбитого корыта - недостроенных объектов. И сейчас рассчитывают на вмешательство государства для решения своих проблем.

Государство обещает помочь. Как заявил в феврале этого года вице-премьер Умирзак Шукеев, правительственные органы и госкомпании Казахстана могут выкупить 8000 квартир в Астане для госслужащих (еще 4000 останется без жильцов до лучших времен). Квартиры будут выкупаться в домах с 50-процентной готовностью по стоимости $1000 за 1 м2. Внесенные средства помогут достроить жилье, замороженное в результате кризиса ликвидности и безденежья застройщиков. В прошлом году на достройку незавершенного строительства из республиканского фонда развития "Казына" было выделено $600 млн: две трети - для Астаны и треть - для Алма-Аты. Всего правительство планирует израсходовать $4 млрд на финансирование строительного и банковского секторов.

КАССОВЫЙ РАЗРЫВ

Зампредседателя исполкома Ассоциации банков Казахстана Бейбит Акпеисов в последнее время больше общается не с банками, а с их должниками. "Набрали ипотеки и кредитов, расплатиться не могут, требуют помочь", - сетует он.

Высокая доля рискованных, необеспеченных кредитов - главная причина, по которой S&P в июне подтвердило негативный рейтинг трети банков страны. По данным агентства, эта доля составляет 15-20% банковских активов. Официальная казахстанская статистика настаивает на гораздо менее тревожной цифре - 2%. А аналитик Института экономических стратегий - Центральная Азия Бахтияр Бакас уулу утверждает, что этот показатель может достигать и 40% всех активов.

При этом за первое полугодие 2008 г. активы казахстанской банковской системы не выросли, они стагнируют на одном уровне. А выплаты предстоят рекордные. "В этом году суммы выплат казахстанских банков по погашению внешней задолженности должны составить $14 млрд, и большую часть этого долга нельзя будет пролонгировать из-за возросших процентов по займу и трудностей, испытываемых контрагентами", - считают аналитики Standard & Poor's. Действительно, за последний год лишь Народный банк, третий по величине банк Казахстана, сумел разместить евробонды на $500 млн с доходностью 9,5% (крупнейшие российские банки занимают по сравнимым ставкам).

НЕФТЯНАЯ ТЕРАПИЯ

Бен Слэй из Программы развития ООН считает, что Казахстан уже пережил самое худшее. Высокие цены на нефть могут заместить влияние на экономику иностранных кредитов. Рост ВВП в районе 5-6% в год (официальный прогноз правительства Казахстана) - очень неплохо, особенно на фоне стран Восточной Европы: Венгрии (2,1%) или Эстонии (2%). По мнению чиновников МВФ, "сложившаяся ситуация нелегка, но Казахстан располагает значительными финансовыми ресурсами, на которые он может опереться, чтобы пережить эту ситуацию".

Начиная с конца 2007 г. и по 1 июля 2008-го резервы Нацбанка и Нацфонда Казахстана выросли с $38,4 млрд до $46,9 млрд. В основном благодаря высоким ценам на сырье. Случившийся спад последних месяцев - не катастрофа, а просто конец "семи тучных лет", считает Винокуров из Евразийского банка развития. Внешние заимствования были наряду с ростом цен на нефть мотором экономики Казахстана. Сейчас этот мотор отключился, остались только цены на сырье. И если Китай не окажется в компании притормозивших США и Европы, катастрофа Казахстану не угрожает. К тому же "оперативная реакция официальных органов помогла экономике выдержать первые последствия потрясений", говорится в докладе МВФ: "Миссия полностью поддерживает политику Национального банка Казахстана по сохранению стабильного обменного курса в текущем периоде неопределенности. Мы считаем, что справедливый курс тенге лежит ниже нынешнего, но умеренная и контролируемая девальвация с нынешних 120 до 128-130 тенге за доллар поможет в случае снижения цен на нефть".

Бен Слэй уточняет: "Если бы дошло до девальвации 20%, это обозначало бы крах 3-4 главных банков страны". С октября прошлого года курс тенге фактически привязан к доллару США. Эта стабильность должна оставаться основной задачей экономической политики до тех пор, пока не улучшится обстановка на финансовых рынках, "а тогда будет желательно вернуться к политике более гибкого обменного курса".

"АО "Казахстан", в котором тесно взаимодействуют политика и экономика, включая финансовую систему, сработало на этом этапе кризиса оперативно и грамотно", - говорит Винокуров. Правительство разработало план поддержки строительного сектора, малого и среднего бизнеса, агропромышленного комплекса и выделило на эти цели $4 млрд, которые размещаются в семи коммерческих банках.

Слэй считает, что главная проблема экономики Казахстана сейчас - инфляция. По итогам этого года она достигнет, по его прогнозам, 20% (по прогнозам МВФ - чуть больше 17%), что может отпугнуть инвесторов, но только не от главного богатства Казахстана. В июне Астана сумела добиться пересмотра условий соглашения с международным консорциумом Agip KCO, увеличив долю национальной компании "Казмунайгаз" в проекте Кашаган с 8,33 до 16,81%.

Материалы предоставлены
агентством WPS.