Премьер-министр Казахстана Карим Масимов

Игорь Крючков
Газета, N124, 07.07.2008, с. 13

Вчера в ходе встречи с президентом России Дмитрием Медведевым президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подтвердил неизменность внешнеполитического курса республики, который, по словам казахского лидера, направлен на еще большее сближение с Россией.

Астана по-прежнему остается не только оплотом российской дипломатии в Средней Азии, но и превращается в главного экономического партнера Москвы. О тонкостях экономической политики и о стремлениях бурно растущего Казахстана в интервью корреспонденту "Газеты" Игорю Крючкову рассказал премьер-министр страны Карим Масимов.

- Некоторые эксперты считают российскую экономику перегретой и то же самое говорят об экономике Казахстана. Вы с этим согласны? Что вы считаете приоритетом в своей экономической политике - борьбу с инфляцией или наращивание инвестиций?

- До августа 2007 года, начала ипотечного кризиса США, все считали Казахстан бурно растущим новым "азиатским тигром". После этого, когда началась осень, все начали говорить о том, что Казахстан - это умирающий тигр. Я считаю, что ни одно из этих утверждений не верно. В целом, конечно, в течение 2007 года мы заметили некоторые элементы перегретой экономики Казахстана. Это было во многом обусловлено тем, что казахстанская банковская финансовая система имела неограниченный доступ на рынке внешнего капитала. И в тот момент, когда начался ипотечный кризис, доступ на рынки капитала был перекрыт, и финансовая система испытывала определенные трудности. В тот момент перед правительством и национальным банком встала задача, что поставить во главу угла: либо инфляцию, либо экономический рост? В связи с этим в начале 2008 года было распространено заявление правительства и национального банка, в котором говорилось, что мы во главу угла ставим таргетирование инфляции. На этот год мы поставили перед собой задачу не выйти за пределы 10% и сохранить экономический рост на уровне примерно 5%. Поэтому сейчас вопрос таргетирования инфляции для нас является ключевым, и через призму этого мы строим свою экономическую политику.

- Казахстан значительно опередил Россию в проведении пенсионной реформы. В чем причина успеха негосударственных пенсионных фондов в вашей стране?

- В середине 1990-х бюджет Казахстана испытывал гораздо больше трудностей и давления, нежели бюджет Российской Федерации. И в тот момент нам было достаточно сложно выдерживать все те социальные обязательства, которые брало на себя государство. Поэтому мы пошли на эту реформу не от самой хорошей жизни. Мы провели эту реформу, когда нам было очень трудно. И в тот момент, я считаю, были приняты фундаментальные вопросы о переходе на новую систему социального обеспечения и создания нового класса инвесторов, которые сейчас нам очень помогают. Это пенсионные фонды, которые обладают достаточно большой ликвидностью. Так что это был очень важный шаг, который, конечно, сейчас требует дополнений, изменений и усовершенствований. Но принципиальный вопрос по этому поводу был снят в середине 1990-х годов.

Вообще реформы нужно проводить в момент, когда происходит какой-нибудь кризис, когда трудно. Потому что когда все хорошо, когда происходит бум, что-то проводить достаточно сложно. Я могу показать на собственном примере: за последние девять месяцев кризиса правительству Казахстана удалось провести столько реформ, сколько не удавалось провести за последние семь-восемь лет. Наступил очень удачный момент, который нам позволил все это сделать. К сентябрю мы придем с весьма существенным пакетом экономических преобразований, с новой экономической политикой. И результаты этих реформ мы почувствуем в течение следующих нескольких лет.

- В мире много говорят о возможном создании газовой ОПЕК. Особенно эти разговоры усилились после встречи трех президентов - России, Казахстана и Туркменистана. Как вы оцениваете перспективы согласованных действий стран - производителей газа, прежде всего в ценовой сфере на мировом рынке?

- Было много дискуссий по этому вопросу. Долгое время центральноазиатские республики - Казахстан, Узбекистан и Туркменистан - продавали газ "Газпрому" по одной цене, а "Газпром" продавал этот газ на европейский рынок по другой цене. Вокруг этого возникало много вопросов. Внутри страны, вне страны, на Украине и так далее. Чтобы все эти вопросы закрыть, в декабре 2007 года четыре страны - Россия, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан - договорились о том, что они переходят на международную цену на газ. То есть Казахстан будет продавать "Газмпрому" газ по мировой цене минус транспортные расходы. Поэтому я думаю, что вопрос о цене на газ отпал сам собой. Как это и положено в странах с рыночной экономикой, он будет продаваться по рыночной цене. Вопрос создания газовой ОПЕК все время политизируется. Для Казахстана важно получать честную рыночную цену за тот продукт, который он поставляет. Мы этого достигли. Поэтому будет ли газовая ОПЕК или нет - не так важно, самое главное - достигать необходимых результатов. Так что мы своей цели в этом отношении достигли.

- Проблема Астаны и Алма-Аты перекликается с проблемой Москвы и Петербурга. Не собираетесь ли вы, несмотря на столичный статус Астаны, оставить часть важных государственных функций бывшей столице из-за опасности возможного инфраструктурного кризиса в Астане?

- У нас эта проблема де-факто уже решена. Когда переносились в Астану органы центральной власти, вставало много вопросов по этому поводу. Фактически разделение функций уже произошло. Президент, правительство, парламент, верховный суд и органы центральной власти находятся в Астане. Это административная столица. В Алма-Ате остался Центральный банк и другие банки, там осталась биржа. То есть этот город стал финансовым и коммерческим центром Казахстана. К тому же, наверное, культурная и образовательная столица тоже осталась на старом месте. Потому что основные ВУЗы остались там. Кстати, от разделения функций этих двух городов очень много выиграла авиакомпания, которая совершает перелеты между двумя столицами.

- На казахстанском телевидении казахский язык соседствует с русским. Одни и те же передачи транслируются дважды: сначала на одном, потом - на другом языке. Как сейчас обстоит дело с языковой политикой страны?

- Вопрос языка - всегда очень чувствительный вопрос с точки зрения политики. Во всех странах, тем более в Казахстане, где проживает порядка 100 этнических групп и соответственно существует столько же языков. После долгих дискуссий президент Казахстана Нурсултан Назарбаев огласил политику триединства языков. Первый - это казахский язык, который имеет статус государственного языка. Мы должны уделять его развитию значительное внимание. Естественно, это нормальный процесс. Мы не должны забывать и русский язык. Потому что 98% населения Казахстана говорит на русском языке. Это важный вопрос: через русский язык мы имеем возможность доступа к мировой культуре, достижениям науки и техники. Это наше конкурентное преимущество, что весь Казахстан говорит на русском языке. Помимо этого мы должны заговорить на английском языке. Мы адаптируем свои новые учебные программы для того, чтобы выпускник школы свободно владел всеми тремя перечисленными языками. В этом заключается суть нашей задачи. Сложно заставить сделать это взрослое население страны. Если взрослый русскоязычный человек всю свою жизнь прожил в Казахстане и не выучил казахского языка, то бесполезно его заставлять учить язык теперь. Более того, и не нужно его заставлять. Пусть говорит на языке, на котором ему удобно. Он имеет такую возможность. Другое дело - ребенок. Государство должно дать возможность каждому школьнику говорить на всех трех языках. Это вопрос нашей будущей конкурентоспособности. Впрочем, пока эта образовательная программа не завершена.

***

Масимов Карим Кажимканович Родился в 1965 году в Целинограде (нынешняя Астана). Окончил Юридический институт Уханьского университета, Пекинский институт языка, а также Казахскую госакадемию управления. Имеет специальность юриста-международника и экономиста. Политическую карьеру начал в 1991 году в качестве начальника отдела министерства труда. С 1995 по 1996 год был председателем правления Алма-атинского торгово-финансового банка, в 1996-1997 годах - и.о. председателя правления Турбанка. С 1997 по 2000 год возглавлял правление Народного сберегательного банка Казахстана. В 2000 году получил пост министра транспорта и коммуникаций Казахстана. 19 января 2006 года был назначен заместителем премьер-министра страны и одновременно возглавлял министерство экономики и бюджетного планирования Казахстана до октября того же года. 10 января 2007 года был назначен премьер-министром республики Казахстан.

Материалы предоставлены
агентством WPS.