Посол Казахстана Нуртай Абыкаев: "Интеграции мало хотеть. За нее надо бороться!"

Ростовский Михаил
Московский комсомолец, N138, 30.06.2008, с. 6

Если большинство бывших советских республик демонстративно бегут прочь от России, то Казахстан не менее демонстративно идет в обратном направлении. Во время первого заграничного визита новоизбранного президента Дмитрия Медведева радушный хозяин Нурсултан Назарбаев, ко всеобщему изумлению, предложил даже подумать об объединении экономик двух стран. Впрочем, во время общения "МК" с послом Казахстана в России Нуртаем Абыкаевым упор был сделан вовсе не на победные реляции, а на самые острые углы отношений Москвы и Астаны.

Нуртай Абыкаев не просто высокопоставленный дипломат, а один из колоссов современной казахстанской политики. Став в далеком 1984 году помощником тогдашнего председателя совмина Казахстана Нурсултана Назарбаева, он сменил с тех пор множество постов: руководитель аппарата президента и правительства, первый помощник главы государства, председатель комитета национальной безопасности, посол в Лондоне и Москве. Не поменялся лишь статус Абыкаева - как одного из самых доверенных людей лидера Казахстана. В Астане глава дипмиссии в Москве всегда пользовался репутацией сверхвлиятельного, но при этом и суперзакрытого политика. Но вот по его интервью "МК" этого не скажешь.

Насколько реалистична выдвинутая президентом Назарбаевым идея объединения экономик России и Казахстана? Не идет ли речь об оторванном от жизни проекте, рассчитанном лишь на чисто внешний эффект?

В данном случае все зависит от того, что понимать под "объединением". Если это уже пережитый в относительно недавнем прошлом вариант, когда вся экономика управлялась из одного центра, то это и не нужно, и нереально. Но если под объединением понимать интеграционные процессы, то они не просто реалистичны. Они уже реальность.

Мы очень тесно сотрудничаем в рамках таких организаций, как СНГ, ЕврАзЭС, ШОС и ОДКБ. Возьмем, например, принятое в прошлом году решение о создании таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Разве это пустая декларация? Ведь речь там идет о предельно конкретных вещах. Три страны будут иметь единую таможенную территорию, единую внешнюю границу и единые таможенные тарифы. Сейчас все эти вопросы активно прорабатываются на уровне правительств трех стран.

Если все обстоит так замечательно на уровне ЕврАзЭС, то в чем же смысл новых двусторонних объединительных инициатив? И в чем заключается конечная цель интеграции?

Смысл в том, что Казахстан готов к еще более тесной экономической интеграции с Россией. За последние восемь лет Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев заложили великолепный фундамент. И в ходе встречи с Дмитрием Анатольевичем в Астане наш президент предложил ему подготовить максимально конкретизированное долгосрочное соглашение. Согласно этой идее в конечном итоге Казахстан и Россия должны прийти к единому экономическому пространству. Две страны поставили перед собой одну и ту же цель: создание экономики, основанной на инновациях, а не на продаже сырья. Поэтому, если говорить о долгосрочном планировании, у нас с Россией уже сейчас очень схожие позиции. Мы можем, например, согласовывать друг с другом развитие каждой ключевой отрасли.

А мыслима ли политическая интеграция без экономической?

Естественно, экономическая интеграция подразумевает и политический союз. Когда распался СССР, политическое объединение в виде СНГ было во многом компромиссом сторон. Нурсултан Назарбаев тогда выступил категорически против разделения бывшего Союза на "славянскую" и "тюркоязычную" части и сумел убедить Ельцина в правильности своей позиции. Если бы события пошли по другому сценарию, то бывший СССР ждала бы война всех против всех.

Сегодня на новом этапе ни о каком искусственном создании чего бы то ни было уже не может идти и речи. К политическому единению в полном соответствии с формулой Назарбаева "сначала экономика, затем политика" нас подталкивает сама жизнь. Конечно, за интеграцию еще придется побороться. Одного желания интегрироваться мало. Но сегодня шансы на успех велики как никогда.

Но можно ли говорить о политическом объединении, если главным принципом внешней политики Казахстана провозглашена многовекторность? Разве это не означает, что Астана хочет иметь одинаково равноудаленные отношения с Москвой, Вашингтоном и Пекином?

Посудите сами: может ли страна, расположенная в самом центре Евразийского материка, на перекрестке великих цивилизаций Азии и Европы, быть "одновекторной"? Мы стремимся создать своеобразный "пояс стабильности" вокруг нашей страны. И это вовсе не принцип равноудаленности, а вполне осознанная, прагматическая и, главное, оправданная политика. Как сказал президент Нурсултан Назарбаев, "будущее Казахстана - в открытости миру".

Принцип многовекторности абсолютно не препятствует установлению между двумя странами отношений, статус которых можно определить как особый. Именно такой статус и имеют казахстанско-российские отношения. И это еще раз со всей очевидностью проявилось во время недавнего визита президента России в нашу страну.

Некоторые новые казахстанские учебники истории полны рассуждений о "советском колониализме" и негативной роли русских в истории страны. Не превратится ли понятие "дружба народов" в пустой звук для новых поколений казахстанцев?

Вопрос о качестве учебников сейчас поставлен на самом высоком уровне. И решения по этому вопросу ожидаются уже в ближайшем будущем. Не думаю, что ошибки были допущены целенаправленно. Скорее всего проблема заключается в недосмотре тех чиновников, кто должен был за этим следить. Что, если все-таки это было сделано намеренно? Тогда речь идет о той части элиты, кто хочет помешать нашей дружбе. Такие люди с неудовлетворенными амбициями, к сожалению, есть и в России, и в Казахстане.

Не превратится ли официальный статус русского языка в Казахстане в фикцию? Как иначе можно трактовать ситуацию, когда на запросы граждан в органы власти на русском языке ответы приходят на казахском?

У власти Казахстана есть совершенно четкая позиция по этому поводу. Дискриминация по национальному или языковому признаку недопустима. На различных мероприятиях должен быть обеспечен синхронный перевод как с казахского языка на русский, так и с русского на казахский. Все делопроизводство должно вестись на двух языках. Если письмо в какой-то государственный орган направлено на русском, то и ответ на него должен быть представлен на русском.

Конечно, в жизни бывает всякое: и нерадивые чиновники, и какие-то нарушения на местах, и конфликты на бытовом уровне. Но президент вовсе не для проформы сказал, что никому не будет позволено дискриминировать людей по причине незнания ими государственного языка. Если будут подтвержденные сигналы о конкретных нарушениях, они будут тщательно расследованы - с прицелом на принятие конкретных мер.

А вам не кажется, что значительная часть взрослого населения Казахстана сейчас стала заложником языковой политики власти? В школьные годы их не обучали казахскому на достойном уровне, а сейчас под предлогом "незнания государственного языка" им отрезают путь к любой престижной работе...

Недавно Нурсултан Абишевич в интервью казахстанским газетам привел любопытную статистику. Население Казахстана - более 15 миллионов человек. Из них девять миллионов - казахи, сорок процентов из которых не могут свободно общаться на родном языке. В совокупности около девяти миллионов человек в стране не говорит по-казахски. Разве можно утверждать, что такое количество людей "отрезано" от престижной работы?

Если говорить по существу, то языковая политика - исключительно тонкая сфера. Я на все сто процентов согласен с Нурсултаном Абишевичем, когда он говорит, что языковые вопросы надо решать в обстановке общественного спокойствия. Вообще по большому счету всех наших успехов мы достигли именно благодаря нашей толерантности, умению ладить с людьми всех национальностей. Никто никого не будет заставлять изучать государственный язык. Все прекрасно понимают и то, как трудно это сделать, скажем, пожилому человеку. Но если люди по-настоящему заботятся о будущем своих детей, то им бы не мешало заняться их обучением казахскому, русскому и еще иностранному языкам. Пока же у многих порой срабатывает чисто психологическое и ничем не оправданное нежелание менять что-либо в своей жизни.

А не является ли идея власти, что граждане Казахстана должны одинаково хорошо знать казахский, английский и русский, прекраснодушной иллюзией? Ведь даже в странах типа Франции и Германии английский знает лишь подавляющее меньшинство...

Это вовсе не иллюзия и тем более не прихоть. Общемировой процесс глобализации означает и усиление конкуренции. Как сказал наш президент: "Нужно не бороться с глобализацией, а думать об адаптации к ней. Только так можно сохранить язык, религию, традиции, обычаи. Мы ставим в качестве реальной цели овладение тремя языками, и мы этой цели достигнем". Инвестиции в этот проект - вложения в будущее Казахстана. Поэтому государство не будет жалеть на него денег. Кстати, проект постепенно обретает конкретные очертания. Уже сейчас началось широкое привлечение преподавателей, в том числе из-за рубежа.

А вы не боитесь, что, погнавшись за тремя зайцами, Казахстан потеряет то, что имеет сейчас, - всеобщее знание русского? Ведь объем и качество преподавания русского в школах республики постоянно ухудшаются.

Я согласен, что тенденция падения качества языкового обучения есть. Но, я уверен, эта ситуация и здесь будет меняться к лучшему. Мы прекрасно осознаем, что знание русского языка для граждан любой страны - это великое благо и возможность приобщиться к океану знаний. И мы не намерены ни в коем случае терять это благо. В Казахстане русский язык был, есть и будет обязательным предметом обучения в общеобразовательных школах - вне зависимости от того, на каком языке ведется преподавание. В нашей стране русский язык будет присутствовать всегда.

Создается впечатление, что на уровне высшей власти Казахстана в языковой сфере все обстоит очень даже хорошо. Но не стала ли эта самая высшая власть жертвой рапортомании чиновников? И не исчезают ли исходящие от президента импульсы в государственном аппарате?

Сначала о неисполнении поручений непосредственно президента или, как вы говорите, "исходящих от него импульсов". Такому чиновнику, какой бы высокий пост он ни занимал, придется несладко. Президент умеет контролировать свои поручения и имеет необходимые для этого механизмы и инструменты. И не раз бывало, что он их применял в полной мере.

Однако сказать, что у нас нет проблем в этой сфере, к сожалению, нельзя. Рапортомания чиновников, говорите? Да, есть еще госслужащие, пытающиеся выдать желаемое за действительное в порыве страстного желания угодить начальству. Что насчет бюрократического произвола, нерадивого чиновничества, а также коррупции? У нас, как, впрочем, и в других государствах, включая Российскую Федерацию, все это тоже существует и наносит немалый моральный и материальный урон добропорядочным гражданам и налогоплательщикам. Но рано или поздно все встает на свои места. Главное, чтобы граждане не полагались только на власть. Сама по себе власть может сделать многое, но не все. А вот власть вместе с обществом - почти все.

Вы известны как страстный любитель гольфа. Есть ли, по вашему мнению, что-то общее между гольфом и политикой?

Гольф - идеальная площадка для переговоров. Но главное в другом. Если двое играют в гольф, они должны полностью доверять друг другу. В этой игре все зависит от того, куда именно упал мяч. У кого-то может возникнуть искушение чуть-чуть подправить его положение. Но если постоянно следить за партнером, то атмосфера игры будет уже не та.

Россия и Казахстан играют друг с другом в гольф или в какую-то другую игру?

Однозначно в гольф.

Материалы предоставлены
агентством WPS.