Власти Казахстана запретили экспортировать топливо

Елена Болдырева
РБК daily, N90, 20.05.2008, с. 5

В попытках удержать цены на внутреннем рынке нефтепродуктов Казахстан ввел запрет на экспорт автомобильного топлива. Эксперты опасаются, что сдерживание цен таким методом приведет к негативным последствиям как для производителей, так и для потребителей контролируемой продукции.

О введении запрета на экспорт нефтепродуктов сообщил вчера премьер-министр республики Ка­рим Масимов. Подписанное им по­становление призвано сдержать рост цен на нефтепродукты на внутреннем рынке республики. Стоимость дизельного топлива в Казахстане в апреле текущего года выросла на 6,5%, бензина - на 3%. Таким образом, рост цен на продукты нефтепереработки в разы опередил темпы инфляции, составившей за месяц 0,9%, передает РИА Новости.

В настоящее время три нефтеперерабатывающих завода Казахстана - Чимкентский, Атырауский и Павлодарский - планируют уже в этом году пройти модернизацию и перейти на производство бензина стандарта Евро-2, а в 2009 году - на Евро-3. А после 2010 года все три НПЗ республики должны перейти к производству топлива стандарта Евро-4 и Евро-5. Как полагают аналитики, запрет экспорта неф­тепродуктов может стать причиной простоя перерабатывающих мощностей заводов. И в результате таких действий в Казахстане могут пострадать как производители, так и потребители продуктов нефте­переработки.

Аналитик ИК "Баррель" Анна Анненкова считает, что запрет на экспорт нефтепродуктов, весьма вероятно, приведет к недополучению прибыли нефтеперерабатывающими компаниями Казах­стана, которые в связи с этим будут вынуждены сократить объемы производства. В результате на внутреннем рынке может возникнуть дефицит и, как следствие, тот же рост цен, с которым так борется правительство республики. Можно сколько угодно ограничивать альтернативы, но если ситуация окажется невыгодной для производителя, нефтепродуктов от этого больше не станет, уверен Максим Шеин, эксперт ИК "Брокеркредитсервис".

Рост цен неизбежен. И в первую очередь это ударит по карману потребителя топлива, считает г-жа Анненкова. Более правильным, по ее мнению, было бы увеличить налоговую нагрузку на экспортируемые нефтепродукты, чем вводить этот запрет. Тем самым власти смогли бы стимулировать нефтепереработку внутри страны, избежав ущерба для внутреннего рынка и потребителя. Старший аналитик ИФК "Метрополь" Александр Назаров соглашается, что эти запретительные меры скорее всего приведут либо к дефициту топлива, либо к отложенному инфляционному эффекту в виде резкого скачка цен на него после снятия запрета.

Стоит отметить, что Казах­стан уже не первый раз ужесточает свою политику в нефтяном секторе. Ранее власти страны объявили о введении таможенной пошлины на экс­порт нефти в размере 109,9 долл. за тонну. Что, по оценке правительства, при мировой цене на нефть 714 долл. за тонну, позволит обеспечить стабильную загрузку казахских НПЗ и увеличить поступления в республиканский бюджет до конца года на сумму более миллиарда долларов.

Также предусматривается снижение ставки пошлины на сырую нефть для экспортеров, поставляющих нефть по схеме рентного налога, а нефть, вывозимая недропользователями, контракты которых предусматривают стабильность налогового режима, вообще не будет облагаться пошлиной.

Предполагаемое снижение пошлин на сырую нефть, вероятно, поможет частично стабилизировать негативный эффект от последнего решения казахских властей, полагает Максим Шеин. Но говорить о конкретных результатах пока сложно. Правительство республики, видимо, будет стараться контролировать ситуацию на рынке нефтепродуктов в зависимости от дальнейшего развития событий.

Материалы предоставлены
агентством WPS.