Первые визиты новый президент России совершит в Казахстан и Китай

Светлана Гамова, Артур Блинов
Независимая газета, N98, 19.05.2008, с. 13, 14

Через две недели после вступления в должность президента Дмитрий Медведев совершит свой первый зарубежный визит. 22 мая он побывает в Астане, а на следующий день - в Пекине. Три дня на две страны - Казахстан и КНР - немного, однако внешнеполитические обозреватели внимательно следят за этой поездкой в стремлении найти центральную нить во внешнеполитических подходах Медведева. Впрочем, то, что борт номер один берет курс на Восток, вовсе не означает, что в российской внешней политике наметился "восточный крен". Для такого вывода нет достаточных оснований.

Необоснованность подобных выводов будет очевидной, если учесть, что после своего избрания (но еще до инаугурации) Медведев имел личные встречи с президентом США Джорджем Бушем в рамках российско-американского саммита в Сочи, принимал в Москве главу правительства ФРГ Ангелу Меркель, дал первое развернутое интервью английской газете Financial Times. И уже после инаугурации Медведев имел встречи с представителями Запада, в частности вице-канцлером и министром иностранных дел ФРГ Франк-Вальтером Штайнмайером. С учетом этих встреч и интервью можно сказать, что новый президент уделил достаточно внимания разъяснению своих подходов Западу, прежде чем обратить взор на Восток. Между тем в июне состоится визит Медведева в Германию, а возможно, и в другие страны Европы. А в июле он будет полноправным участником саммита "большой восьмерки" на Хоккайдо, где его визави будут западные лидеры.

И все же выбор Медведевым именно этих двух столиц - Астаны и Пекина - в качестве пунктов первого президентского вояжа далеко не случаен. Прежде всего он отражает приоритеты существующей внешнеполитической доктрины и тем самым подтверждает ее сохранение при новом президенте. Второй мотив связан с первым - именно в эти внешнеполитические "национальные проекты" уже достаточно глубоко вовлечен Медведев, он был в обеих странах, участвовал в контактах с их руководством.

Приведенное выше обстоятельство позволяет повысить сущностное значение начинающейся поездки. Она дает возможность не только установить или укрепить контакты с руководством соответствующих стран и подтвердить основные формулы отношений, но и внести в них новые акценты. Можно даже решить некоторые конкретные проблемы или, по крайней мере, наметить пути их решения. А сложные вопросы в отношениях с обеими странами, несмотря на их тесный характер, все же существуют. Поэтому о конкретных результатах визита надо будет судить на фоне этих проблем.

Казахстан - растущий конкурент

Судя по частым контактам президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с Владимиром Путиным и его выступлениям в совместных организациях, прежде всего на саммитах СНГ, он является одним из самых близких к России руководителей стран Содружества. В то же время в некоторых аспектах Астана все больше заявляет о себе как лидер, который в будущем может составить серьезную конкуренцию Москве. Речь идет, например, об активности в Центральной Азии, где Казахстан нередко перехватывает инициативу у России.

Эту тенденцию хорошо иллюстрируют энергетические проекты, которые разработаны на Западе и являются альтернативой российским. В связи с этим стоит упомянуть Транскаспийский газопровод, с идеей строительства которого более десяти лет назад выступили США, а в 2006 году она была предложена на обсуждение руководству Казахстана Евросоюзом. Нурсултан Назарбаев тогда ее поддержал в принципе, а в нынешнем году он официально подтвердил намерение своей страны участвовать в строительстве газопровода и его использовании для транспортировки казахстанского газа в Европу.

По примеру Казахстана к проекту, который соперничает с Прикаспийским трубопроводом, задуманным для прокачки центральноазиатских энергоресурсов через территорию России, к альтернативному маршруту решила подключиться и Туркмения, о чем недавно заявил в Брюсселе президент Гурбангулы Бердымухамедов. Если вспомнить, что в транскаспийском транзите кроме перечисленных стран участвуют еще два государства СНГ - Азербайджан и Грузия, становится очевидным, что этот проект может способствовать перегруппировке сил в содружестве не в пользу России.

В Москве хорошо понимают значение Астаны в тех процессах, которые происходят на пространстве СНГ. Особенно в плане отношений с Евросоюзом и США. Внимание Брюсселя и Вашингтона к казахстанской столице очевидно и объяснимо - Казахстан благодаря своим экономическим оборотам стал самым влиятельным государством в Центрально-Азиатском регионе. И к тому же претендует на выход в одну весовую категорию с Россией. В том числе и на китайском направлении. Выстраивая отношения с Китаем, Россия не может игнорировать этот фактор. Потому Дмитрий Медведев и делает остановку в Астане на пути в Пекин.

Знакомый Китай

Китайская Народная Республика - страна, в отношения с которой Медведев был в наибольшей степени вовлечен на своей предыдущей должности первого заместителя председателя правительства России. Более того, на нем практически замыкались контакты между двумя странами на протяжении целых двух лет - 2006 и 2007 годов. Именно Медведев в это время "заведовал" проведением Года России в КНР (2006) и Года Китая в России (2007). Оба "года" охватывали десятки мероприятий с участием тысяч людей в обеих странах. Все это потребовало огромной организаторской работы.

Визит Медведева в КНР в августе 2007 года был связан именно с этой массовой кампанией. Первый вице-премьер выступил на открытии Российской книжной выставки и был принят высшими китайскими руководителями, в том числе председателем КНР Ху Цзиньтао. На следующий год Медведев уже председательствовал на мероприятиях Года Китая в нашей стране. Он принял ряд делегаций из КНР.

Хотя сами по себе мероприятия культурно-ознакомительного характера не были связаны с решением тех или иных проблем, они дали возможность Медведеву не только установить контакт со сравнительно широким кругом китайских официальных лиц, включая высших руководителей, но и получить представление об общем фоне и проблематике российско-китайских отношений.

Примечательно, что Медведев является одним из немногих российских руководителей, широко известных в Китае. Этому способствовало не только его участие в мероприятиях Года России и Года Китая, широко освещавшихся в китайских СМИ, но и устроенная в феврале прошлого года онлайновая конференция Медведева с Китаем. По данным китайского сайта "Жэньминь жибао", через который шла трансляция мероприятия, конференция длилась полтора часа, и за это время поступило около тысячи вопросов. Участниками конференции стали до 200 тыс. человек. Это был первый опыт организованного китайским сетевым СМИ прямого общения простых граждан Китая с одним из руководителей иностранного государства.

На этом фоне переговоры Медведева в Пекине позволят не только восстановить контакт с китайскими лидерами и подтвердить основные принципы сотрудничества двух стран, прежде всего их стратегическое партнерство и взаимное доверие, но и внести определенные акценты в развитие этих отношений. Показательно, что в ходе встречи министров иностранных дел РФ и КНР в Екатеринбурге 14 мая были согласованы не только пункты программы пребывания российского президента в КНР, но и тексты подготовленных к подписанию документов.

В целом, однако, первый визит Медведева вряд ли позволит лидерам детально рассмотреть проблемы в двусторонних отношениях, хотя таковые, бесспорно, существуют. Прежде всего это касается вопроса о структуре российско-китайских торговых обменов: в российском экспорте доминирует вывоз энергоресурсов и леса, в то время как в китайском - экспорт промышленных товаров. В то же время принимаемые по линии правительств меры по внесению корректив в товарообмен не дают нужного эффекта. По мнению китайской стороны, это связано с действием механизмов рынка и "взаимодополняющим характером" экономик обеих стран. Это объяснение вряд ли может полностью удовлетворить Москву. Но у нее есть свой "аргумент" - заинтересованность Китая в обеспечении стабильных поставок энергоресурсов из России.

Важно также отметить, что на каждом новом этапе отношений между двумя странами, а это создается переменами на высшем уровне государственного руководства, недостаточно просто подтвердить общие принципы отношений между ними, в частности установку на стратегическое партнерство и взаимное доверие. Сторонам необходимо сопоставить позиции по важным международным проблемам и, возможно, внести в них дополнительные коррективы. Разумеется, один краткосрочный визит на высшем уровне не предоставляет достаточных возможностей для этого, но в какой-то мере он способен дать нужное направление подобной "сверке часов".

Материалы предоставлены
агентством WPS.