Армия с народом воевать не должна.

Татьяна Кузнецова
Аргументы и Факты, N20, 14.05.2008, c. 55

Наши войска ушли только тогда, когда окончательно в этом убедились. Но, если говорить про отдельные операции, мы их успешно проводили", - говорит Сергей Шестов, президент Международной общественной организации ветеранов спецслужб.

Тора-Бора

Когда американцы в 2001 году, охотясь за бен Ладеном, на весь мир хвастались, что первые дошли до логова террориста N 1 в афганском ущелье Тора-Бора, Шестова эта новость развеселила. "Мы побывали там в ноябре 80-го, - вспоминает он. - Это был первый "Каскад" (диверсионно-разведывательное подразделение численностью до 200 человек с оснащением, рассчитанным на полгода жизни в полевых условиях, включая вооружение, транспорт, систему связи, продовольствие, походный госпиталь). Информацию о каком-то фантастическом укрепрайоне в ущелье мы получали от наших агентов, но она была слишком неправдоподобной. А тут племя, воевавшее на стороне душманов, взяло в заложники другое племя (детей, женщин, мужчин) - сторонников народной власти - и увело в сторону Тора-Бора. Нам была поставлена задача по их освобождению. Вместе c 66-й армейской бригадой мы отправились в тот район.

Заложников "каскадёры" нашли и освободили быстро. А вот ущелье штурмовали три дня. Обстреливали артиллерией, бомбили авиацией, в том числе вакуумными бомбами, в общем, использовали весь арсенал, кроме ядерного оружия. Но, как только туда пытались пройти подразделения, начинался шквальный огонь со склонов. В конце концов в ущелье мы вошли. Вошли и ахнули, увидев систему обороны. К примеру, на подходе к базе лежала скала, видимо, когда-то от гор откололась. Так душманы вырыли под ней укрытие на одного человека, он поднимал скалу домкратом и из-под неё обстреливал всё плато. А когда начинался артналёт, он опускал её. По склонам ущелья была проложена узкоколейка, по которой на рельсах передвигались крупнокалиберные пулемёты. Ими душманы тогда подбили вертолёт и два самолёта. Как только начинался обстрел, они на салазках уезжали в укрытие и прятались в гротах. А гроты! Я, как горный инженер, увидел, что кроме природных пещер там были прорублены штольни, кстати, советскими перфораторами (их, видно, украли ещё в 50-е годы, когда мы помогали афганцам строить под Джелалабадом гидроэлектростанцию). В пещерах был оборудован целый армейский склад: вооружение, боеприпасы, госпиталь со всей аппаратурой, продовольственный склад, всё натовское. Мы взяли основные образцы оружия и, конечно, медикаменты, а остальное по решению командования было взорвано. Когда всё взлетело на воздух, над ущельем поднялся гриб, как от атомного взрыва. Когда через 2 месяца мы вернулись, там всё было полностью восстановлено - и гроты, и склады. Кстати, бен Ладен действительно там был несколько раз, но ущелье Тора-Бора никогда не было его резиденцией.

Отчёт о той операции тогдашний шеф КГБ Ю. Андропов потребовал в рукописном виде в изложении Шестова. А потом написал на полях "Молодец!" и наградил его и ещё нескольких участников операции орденами и медалями.

"Я - спецназер!"

Сергей Семёнович побывал в трёх командировках в Афгане, с 80-го по 83-й год. "Именно там окончательно понял, что я - спецназер, боевой разведчик", - говорит он сегодня. Операцию, за которую получил орден, Шестов не считает своим самым большим достижением. Говорит, что были более уникальные - захват иранских, пакистанских советников, советника-француженки, которая работала под прикрытием удостоверения репортёра, ликвидация нескольких крупных главарей душманов. После Афганистана специалисты "Каскада" работали за пределами страны, в том числе в США.

Сергей Шестов отдал спецслужбе почти 20 лет жизни. А потом наступил 1991 год, распад Союза, осада Белого дома. Он был практически первым из подразделения, кто подал рапорт на увольнение. Причин было много, в том числе личные. Он решил заняться бизнесом. "Я начал формировать своё дело с нуля, - рассказывает Сергей Семёнович. - Казалось, золотодобычей занимаются многие. Но наше месторождение в своём роде уникальное - оно находится за полярным кругом, на острове Большевик, так близко к полюсу ещё никто золото не добывал". Пока он налаживал свой бизнес, из спецслужб стали уходить его вчерашние боевые товарищи. "Многие тогда растерялись. Люди метались, не находили себе применения. Им нужна была поддержка. Поэтому мы и создали 12 лет назад Международную общественную организацию ветеранов спецподразделений. Сегодня в ней около 3000 человек. И я не знаю ни одного случая, когда кто-то из наших пошёл наёмником к противнику или к криминалу. Хотя спецов такого класса желали заполучить многие. Но срабатывает профессиональная гордость, если хотите, любовь к Родине и ещё наш негласный кодекс: разведчики специального назначения никогда не ввязываются в сомнительные дела", - говорит Шестов.

Сегодня он человек небедный. Может позволить и виллу на Лазурном Берегу. Но у Шестова другие "игрушки", на которые он тратит большую часть заработанного на золотом руднике. Под крышами его предприятий работают учёные нескольких направлений. Одни разрабатывают и испытывают ветроэнергетическую установку, аналогов которой ещё нет в мире. На базе ЦКБ медики по его заказу проводят клинические испытания новейших методов реабилитации всех смертельных болезней XXI века. Кроме этого, есть несколько разработок в области нанотехнологий. А ещё, говорят, хотя он сам этого не подтверждает, иногда он помогает в проведении спецслужбами некоторых операций. "Если не мы, то кто ещё" - его девиз по жизни.

Материалы предоставлены
агентством WPS.