Интервью с советником президента Казахстана, председателем правления Народного банка Казахстана Григорием Марченко

Игорь Пылаев
РБК daily, N57, 01.04.2008, с. 13

Российским банкам никто не мешает выходить на рынок Казахстана. О ситуации в банковском секторе республики специальный корреспондент РБК daily ИГОРЬ ПЫЛАЕВ побеседовал с советником президента Казахстана, председателем правления Народного банка Казахстана ГРИГОРИЕМ МАРЧЕНКО.

Почему, на ваш взгляд, казахские банки в отличие от российских кредитных организаций в большей степени пострадали из-за разразившегося в США ипотечного кризиса?

При обсуждении сравнительной степени воздействия ипотечного кризиса в США на российский или казахский банковский рынок все оперируют средними показателями, которые скрывают многие существенные детали. Да, в Казахстане несколько крупных банков привлекли на внешних рынках достаточно крупные займы: объем заимствований достигал 62-64% и даже свыше 70% от общего размера их обязательств. Но такое поведение характерно лишь для половины крупных банков страны.

У вас крупных банков менее десятка...

Шесть банков. Причем мы ожидали, что проблемы с привлечением внешних займов у части банков начнутся в апреле 2008 года и без внешнего негативного воздействия. Остальные ведущие игроки, например, Народный банк Казахстана (НБК), заняли на внешнем рынке менее 30%. С учетом этого ситуация на нашем рынке в целом не так плоха. У НБК ликвидные активы в августе прошлого года составляли 1,9 млрд долл., а сейчас - уже 3 млрд долл., депозиты населения и юрлиц за третий квартал прошлого года выросли на 26%, а за четвертый - на 22%. Поэтому часть банков от кризиса проиграла, а другая, наоборот, выиграла. Соответственно, все не так и плохо, как может показаться при оценке средних показателей по рынку. В России ситуация другая, поскольку структура банковской системы иная. Есть ряд очень крупных банков, принадлежащих государству. Но если при расчете средних показателей по банковской отрасли России вычесть показатели этих банков, то цифры, отражающие степень влияния ипотечного кризиса в США, по оставшимся кредитным организациям будут не такими уж и хорошими.

И все же, испытывает ли банковский сектор Казахстана кризис ликвидности?

Если говорить в целом, кризис или недостаток ликвидности есть. Но опять же прошло восемь месяцев с момента возникновения проблем у банков с рефинансированием, и все это время они аккуратно и благополучно обслуживают свои внешние долги. Кроме того, когда говорят, что внешние рынки закрыты для банков из СНГ или банков Казахстана, необходимо учитывать следующее. Во-первых, закрыты публичные рынки, а частные, то есть клубные, заимствования по-прежнему возможны. Во-вторых, если наш и ряд других банков в состоянии нормально фондироваться в Казахстане за счет притока депозитов, зачем привлекать капитал по более высоким ценам на внешних рынках?

Как в условиях дефицита ликвидности проявил себя центральный банк Казахстана?

Совместно с Агентством Республики Казахстан по регулированию и надзору финансовых рынков и правительством была принята программа рефинансирования банков в объеме 4 млрд долл. При этом премьер-министр Карим Масимов подчеркнул, что в случае необходимости этот пакет финансовой помощи может быть удвоен. Кроме того, была достигнута устная договоренность с крупнейшими госкомпаниями о сохранении их депозитов (в совокупности речь идет о нескольких миллиардах долларов). Нацбанк открыл для комбанков окно рефинансирования впервые с 1996 года. Между тем в течение года казахские банки должны выплатить по своим внешним обязательствам с учетом процентов порядка 13 млрд долл., из них 4,5 млрд долл. - уже в первом квартале. Налоговая нагрузка на банки составляет около 20%. Иными словами, вся банковская система платит налогов менее 1 млрд долл. То есть размер выплат не очень существенный, при том что по итогам 2007 года доходы нашей отрасли выросли в 2,5 раза.

На сколько базисных пунктов выросли ставки по ипотечным и потребительским кредитам из-за нестабильности на финансовых рынках?

За минувшие восемь месяцев ставки в среднем поднялись на 300 базисных пунктов. И по указанным кредитам, и на межбанке. Наш банк также поднял ставки: в сентябре - на 200 б.п., а в феврале - еще на 100 б.п.

Существенное повышение...

Согласен. Все отлично понимают, что период относительно дешевых денег закончился. Впрочем, с нашей точки зрения, это здоровая коррекция.

Насколько известно, НПФ НБК является одним из крупнейших в республике. Обрисуйте ситуацию на этом рынке.

В республике есть Государственный накопительный пенсионный фонд, на долю которого сейчас приходится порядка 17% пенсионных средств. Доля нашего НПФ - 29,5%. Когда "молчунам" популярно объяснили, что молчание совсем не золото, они начали активно перекладываться в негосударственные пенсионные фонды. В целом в этой системе 9,2 млн счетов участников, при том что численность трудоспособного населения составляет около 8 млн. Это говорит о том, что люди поверили в пенсионную реформу.

Какова средняя доходность по пенсионным инструментам?

Средняя доходность за 12 месяцев на конец прошлого года у НПФ НБК - 10,7%, а среднее значение по системе - 8,8%.

В какие активы разрешено инвестировать пенсионные накопления?

Вид активов определяет Агентство Республики Казахстан по регулированию и надзору финансовых рынков. В среднем в портфеле госбумаги составляют порядка 30%, а бумаги корпоративных эмитентов Казахстана - еще около 40%. Часть средств может лежать на депозитах. Сила мегарегулятора в том, что он может отследить и пресечь переток активов внутри финансовой группы, устанавливая совокупные лимиты на те или иные инструменты. В том числе по этой причине регулятор не допустил за десять лет появления высоких рисков в пенсионной системе, ни одного дефолта пенсионного фонда. В итоге активы пенсионных фондов приближаются к 11 млрд долл., а это 10% ВВП. Для экономики это очень важно, ведь эти средства являются долгосрочным источником фондирования. Почему у нас ипотека более развита, чем в России? Потому что банки имели возможность выпускать десятилетние облигации и продавать их пенсионным фондам. Сейчас ситуация другая, еще либеральнее: набор финансовых инструментов, разрешенных к инвестированию, определяет регулятор, а нарезку определяет каждый фонд для себя сам (инвестиционная декларация) и публикует ее в СМИ. Затем он обязан ее придерживаться. Такой порядок действует с начала 2007 года.

Приведет ли ситуация на вашем рынке к консолидации банковского сектора, появлению в Казахстане большего числа российских и западных банков?

Российским банкам и сейчас никто не мешает входить на наш рынок. Дело не в каких-то ограничениях. Приведу показательный пример из нефтяной отрасли, который напоминает ситуацию в банковском секторе. Если компания желает продать нефтяной актив в Казахстане, она первым делом обращается к российским партнерам, а те говорят: "Ты нам как брату продай с 30-процентным дисконтом". Потом приходят европейцы и американцы и предлагают сделку со скидкой 5-10%. Затем появляются китайцы и предлагают премию к рынку в размере 25%. К примеру, ATF Bank продан группе UniCredit за четыре капитала, при этом в тендере принимали участие и другие банки - Raiffeisen Bank и BNP Paribas. Если завтра придет ВТБ и поучаствует в аналогичном тендере и предложит реальную цену, они его выиграют.

К слову о ВТБ, который неоднократно заявлял о желании купить банк в Казахстане. Какие банки, на ваш взгляд, могут оказаться в числе потенциальных объектов купли-продажи?

Продаются Нур-банк, Темирбанк. В числе продавцов может оказаться и банк "Каспийский", хотя сейчас они делают заявления о том, что не продаются. Иными словами, 18 месяцев назад ни один из казахских банков не продавался, а в прошлом году продали ATF Bank, а сейчас объявлена сделка о продаже шестого по размеру банка "Центркредит" самому крупному южнокорейскому банку Kookmin. Если бы крупный российский банк пришел и предложил больше, чем Kookmin, я думаю, "Центркредит" ушел бы к российским банкирам.

Будучи главой ЦБ Казахстана, вы принимали непосредственное участие в создании мегарегулятора - Агентства по регулированию и надзору финансовых рынков. Насколько успешной оказалась эта реформа?

Для подведения каких-либо итогов прошло еще слишком мало времени. Могу сказать одно: мы сначала провели консолидацию банковского сектора в 1995-1996 годах, затем приняли закон о консолидированной отчетности в 2001 году. До принятия этого закона у нас было выдано 234 банковские лицензии, сейчас их 34, причем половина принадлежит иностранцам. Только после того, как мы закрыли слабые банки, ввели консолидированный учет и систему гарантирования вкладов населению, только после этого мы начали создавать мегарегулятор.

Получается, если ситуацию экстраполировать на Россию, нам также необходимо первым делом принимать закон о консолидированном учете и резко сокращать количество банков?

Я не хочу выступать в качестве иностранного консультанта, которых ни в России, ни в Казахстане уже давно никто не любит. Скажу так: мы на себе поставили эксперимент, который в основном оказался удачным, а по ряду показателей - даже очень. И если Россия захочет воспользоваться нашим опытом - пожалуйста.

Григорий Марченко в 1984 году окончил МГИМО по специальности "экономист-международник". В 1994 году был назначен заместителем председателя Национального банка Республики Казахстан, через два года стал председателем Национальной комиссии по ценным бумагам Казахстана. С 1997-го по 1999 год г-н Марченко занимал должность президента Deutsche Bank - Securities (Kazakhstan), а с 1999-го по 2004 год - председателя Национального банка Республики Казахстан. В 2004 году стал первым заместителем премьер-министра республики, помощником президента Казахстана. С января 2005 года является председателем правления АО "Народный банк Казахстана". Президент республиканской федерации ушу.

Материалы предоставлены
агентством WPS.