Центральная Азия в ожидании водного мира

Сергей Арбенин (Бишкек)
Фергана.Ру, 26.03.2008

Непростые отношения между Казахстаном и Кыргызстаном в водно-энергетической сфере обретают, в буквальном смысле, новую глубину. После многих лет размышлений об экономической и экологической целесообразности проекта официальной Астаной все-таки было принято решение о строительстве в бассейне реки Сырдарьи Коксарайского водохранилища, призванного обезопасить юг республики от ежегодных паводков. Возведение этого ирригационного объекта в Южно-Казахстанской области потребует весьма объемных капиталовложений.

Такого шага можно было избежать, если бы Казахстану и Кыргызстану удалось выработать взаимовыгодный режим эксплуатации водно-энергетических ресурсов двух стран. Означает ли принятое решение, что Астана потеряла всякую надежду уладить с Бишкеком "водный вопрос", а по планам Кыргызстана получить от северного соседа в обмен на ирригационное регулирование ценовые преференции в поставках угля и мазута нанесен сокрушительный удар?

"Мы не можем так дальше жить"

С незавидным постоянством каждой зимой одна из главных водных артерий Казахстана и всей Центральной Азии река Сырдарья выходит из берегов и десяткам населенных пунктов создает угрозу нормальной жизнедеятельности. Таковы последствия эксплуатации в активном энергетическом режиме кыргызстанской Токтогульской ГЭС, расположенной в верхнем течении реки Нарын - притока Сырдарьи.

Выработка дефицитного в осенне-зимний период электричества оборачивается масштабными попусками воды из чаши гидроэлектростанции. Но ледовый покров в нижнем течении Сырдарьи на территории Казахстана не пропускает эти огромные массы влаги к "месту назначения" - Аральскому морю. Заторы в русле реки приводят к паводкам, подтоплению тысяч домов и отселению пострадавших жителей Южно-Казахстанской и Кызылординской областей. Предупреждение и ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций требуют от Казахстана многомиллионных затрат. В зонах стихийного бедствия, между тем, растет социальная напряженность.

Расположенное на границе Узбекистана и Казахстана крупное Шардаринское водохранилище не в состоянии сдержать паводковые потоки. Только в Южно-Казахстанской области в конце минувшего февраля-начале марта, спасаясь от затопления, свои жилища покинули тринадцать тысяч человек, от воды пострадало или разрушено более двух тысяч домостроений. Начавшийся в середине марта ледоход на Сырдарье поднял по тревоге силы МЧС Кызылординской области. Чрезвычайной ситуацией в регионе озаботились даже в Управлении ООН по координации гуманитарных вопросов и в ЮНИСЕФ, которые выделили средства для обеспечения пострадавших питьевой водой и предметами гигиены. По сообщению Центра новостей ООН, под угрозой затопления в бассейне Сырдарьи этой весной находятся до двухсот пятидесяти тысяч жителей республики.

Как защитить юг Казахстана от стихийного бедствия, которое приходит с территории Кыргызстана? Цена вопроса велика и каждую зиму держит официальную Астану в напряжении. "Опять мы сидим под страхом, пустит ли там Токтогульское водохранилище нам воду, затопим ли мы Кызылорду и часть Шымкента. Мы не можем так дальше жить", - эти слова президента Нурсултана Назарбаева на очередном расширенном заседании правительства Казахстана в середине февраля услышала вся страна.

В кабинете министров взяли под козырек. И объявили о своем решении: возвести на реке Сырдарье вблизи поселка Коксарай водохранилище емкостью не менее двух миллиардов кубометров, которое станет контррегулятором Шардаринского: снижая на него нагрузку, будет накапливать влагу в зимне-весенний период и обеспечивать орошение хлопковых полей летом.

Как сообщил в связи с этим глава казахстанского правительства Карим Масимов, к строительству ирригационного и противопаводкового объекта планируется приступить уже в нынешнем году. Причем на отрицательные стороны проекта, которые в течение ряда лет служили основанием держать его под сукном, в кабинете министров закрыли глаза. Речь, прежде всего, идет о высокой стоимости строительства. На эти цели, по данным министра экономики и бюджетного планирования республики Бахыта Султанова, в Минсельхозе республики запрашивают до полумиллиарда долларов США. Кроме того, в зоне затопления из хозяйственного оборота будет выведено до четырехсот пятидесяти квадратных километров земель. А ведь деградированные участки и так занимают две трети территории Казахстана и каждый возделываемый клочок на счету.

Предстоит возвести плотину протяженностью в сорок четыре километра. Понятно, что в дальнейшем обеспечивать безопасность эксплуатации этого масштабного объекта будет весьма непросто. Вновь образованное водное зеркало доставит еще одну проблему: как прогнозируют специалисты, на испарение с его поверхности и фильтрацию ежегодно будет расходоваться до трехсот миллионов кубометров влаги. А это означает существенную потерю водных ресурсов Сырдарьи как для нужд народного хозяйства, так и для умирающего Арала.

Его пример - другим наука

Насколько целесообразно идти на такие масштабные экономические затраты с риском невосполнимого экологического ущерба, чтобы предотвратить угрозу затоплений в конце зимы-начале весны и обеспечить орошение сельхозугодий летом? Неужели нет другого, более щадящего для природы и выгодного для бюджета республики выхода?

Тем более что по соседству, в Узбекистане, уже накоплен горький опыт создания и эксплуатации подобных объектов, обязанных своим рождением зимним попускам на Токтогульском водохранилище Кыргызстана. Здесь, в полутора сотнях километров от Ташкента, практикуют аварийный сброс паводковых вод Сырдарьи в Арнасайскую впадину. В результате оказались утрачены тысячи и тысячи гектаров посевных площадей и кормовых угодий. Потери сельского хозяйства исчисляются сотнями миллионов долларов ежегодно. Надежность плотин и дамб, возведенных в этой водной системе, в связи с ежегодным высоким приростом уровня зеркала - до семи-восьми метров весной - вызывает опасение специалистов в сопредельных странах из-за угрозы прорыва.

Тревожной остается экологическая ситуация. Арнасайские воды сегодня чрезвычайно минерализованы: не то что для питья, - для орошения непригодны! В придонной зоне этой извилистой чаши из-за гниения растительной биомассы накапливается сероводород: того и гляди, газ вырвется на поверхность! Водное зеркало щедро испаряет влагу под среднеазиатским солнцем, что напрямую влияет на климат - например, редкие прежде весенние ливни причиняют немалый урон хлопководству. А страдалица Сырдарья теряет и теряет шансы принести свои воды в лоно высыхающего Арала.

Но в Казахстане, похоже, сегодня не берут в расчет происходящее под самым боком, по ту сторону границы с Узбекистаном. "Выходов из положения два. Или мы строим Коксарайский регулятор, или находим оптимальное решение с нашими соседями и переводим режим Токтогульского водохранилища в Кыргызстане в ирригационный период в тот самый режим, который был до 1990 года", - так сформулировал дилемму на расширенном заседании правительства председатель комитета по водным ресурсам Минсельхоза Казахстана Анатолий Рябцев.

Чиновник отлично помнит, что в советские времена водно-энергетический комплекс региона предусматривал кооперацию республик-соседей. Действовали экономически обоснованные договоренности относительно объемов попуска воды, соответствующей выработки и взаимопоставок электроэнергии, топливных ресурсов, режимов эксплуатации ирригационных сооружений. Однако принятые новыми государствами декларации о суверенитете многим вскружили голову в мечтах об экономической независимости. И поставили крест на некогда тесном сотрудничестве в водно-энергетической сфере.

Оставшийся без надлежащей - в поставках электричества, а также газа, угля и мазута для ТЭЦ и котельных, промышленных производств, - ресурсной поддержки стран-соседей Кыргызстан предпринял решительный шаг: в стремлении обеспечить потребности своей экономики республика перевела Токтогульское водохранилище из режима ирригационного регулирования стока Нарына в энергетический. Кыргызстанцы получили электричество, а Узбекистан и Казахстан - зимний сброс "летней", предназначенной для орошения сельхозугодий воды, а также ее острый дефицит в период вегетации растений.

Понадобилось пятнадцать лет, чтобы рабочие группы четырех заинтересованных стран - Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана - на своей встрече в Бишкеке в апреле 2006 года представили проект межгосударственного соглашения о совместном использовании водно-энергетических ресурсов Нарын-Сырдарьинского каскада водохранилищ, крупнейшее из которых - Токтогульское. И что же? По выражению казахстанского чиновника Анатолия Рябцева, стороны так и "не сдвинулись с мертвой точки по этому вопросу, и на сегодняшний день ситуация усугубилась".

Остановись, мгновенье, ты ужасно

В самом Кыргызстане происходящим встревожены не меньше соседей. Крайне суровая по погодным условиям минувшая зима привела в республике к пиковому потреблению электроэнергии. Сверхплановая выработка Токтогульской ГЭС пагубно сказалась на состоянии запасов водохранилища - они снизились до критической отметки. Если в апреле 2006 года эти запасы составляли почти тринадцать миллиардов кубометров влаги, ровно через год - около десяти миллиардов, то теперь приблизились к "мертвому объему" в 5,4 миллиарда кубометров.

Перед угрозой остановки турбин Токтогульской ГЭС в стране введен режим ограничений в потреблении электроэнергии. Часть нагрузки по ее производству на севере республики взяла на себя Бишкекская ТЭЦ. Но и ее ресурсные запасы - газа, угля и мазута, поставщиками которых выступают Узбекистан и Казахстан, - практически исчерпаны. На закупку дополнительных объемов топлива денег у республики нет.

Ситуацию усугубила нерациональная политика руководства энергетической отрасли. Прогнозы специалистов о наступлении периода маловодья, впервые озвученные еще осенью 2005-го, киргизские чиновники проигнорировали. В конце 2006 года ими были подписаны межправительственные протоколы о поставках электроэнергии (читай - попусках воды на орошение) в Узбекистан и Казахстан в объемах 1,3 миллиарда и 1,1 миллиарда киловатт-часов соответственно. Причем по "смешным" ценам в 1,1 цента и 1,52 цента за один киловатт-час. Эти доходы и планировалось направить на закупку топлива для ТЭЦ.

Осознание критичности ситуации пришло слишком поздно. Несмотря на объявленное уже летом 2007-го года вынужденное - по причине маловодья - сокращение годового экспорта электроэнергии в каждую из двух республик-соседей до семисот миллионов киловатт-часов (и, соответственно, уменьшение попусков влаги на полив в период вегетации сельхозкультур), спасти запасы Токтогульской чаши не удалось.

Последствия такой энергетической политики могут до основания потрясти экономики государств-соседей. "Если мы сейчас начнем слив воды для вегетации, то к октябрю мы подойдем с катастрофически малым объемом воды. Поэтому мы принимаем меры по снижению выработки на Токтогульской ГЭС", - прокомментировал нынешнюю ситуацию 20 марта на своей встрече с Тетсуджи Танака, советником президента Кыргызстана и одновременно советником Японско-Казахского союза, глава правительства республики Игорь Чудинов.

По словам премьер-министра, Токтогульская ГЭС изначально была предназначена для эксплуатации в ирригационном режиме: зимой должна накапливать воду за счет эквивалентных поставок соседями углеводородного топлива, а летом - спускать влагу для орошения полей. Но с 1992 года страны региона начали поставлять углеводородное сырье для ТЭЦ Кыргызстана в зимний период по рыночным ценам. При этом они не считают запасы Токтогульского водохранилища энергетическим ресурсом.

Киргизский премьер уверен: по регулированию стоков воды необходимо провести встречу представителей Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана и прийти, наконец, к согласию. Переговоры, сообщил Игорь Чудинов, запланированы на апрель этого года. "Мы хотим получать плату с соседних стран за регулирование стоков и накопление воды в Токтогульском водохранилище", - не скрывает планов Кыргызстана глава правительства.

Основанием для такого подхода служит принятый парламентом республики в 2001 году Закон "О межгосударственном использовании водных ресурсов КР". Он, в частности, предусматривает установление платы за влагу, что накапливается в водохранилищах республики и подается соседним странам. Как утверждают киргизские специалисты, ежегодные расходы на содержание и эксплуатацию межгосударственных ирригационных сооружений составляют в стране 25,2 миллиона долларов. А вот доля компенсационных выплат республике со стороны соседей не превышает пятнадцати миллионов долларов, или менее 0,1 цента за один кубометр использованной воды. "Ситуация неоднозначная, но мы работаем в этом направлении", - заверяет премьер-министр Кыргызстана Игорь Чудинов.

Если у тебя есть фонтан, заткни его

Стабилизировать ситуацию к взаимной выгоде могло бы создание межгосударственного водно-энергетического консорциума. К пониманию этого сегодня приходят на всем протяжении берегов Нарына и Сырдарьи. Разработать соглашение о создании такой структуры президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана договорились на своей встрече в Душанбе еще в 2002 году. Споров относительно того, что необходимы срочные меры по рационализации использования водных и энергетических ресурсов Центральной Азии, в ходе обмена мнениями не возникало. А Казахстан даже представил соответствующий проект, который высокие стороны решили взять за основу.

Между тем, "на сегодняшний день такой консорциум до сих пор не создан, потому что у каждой страны свои интересы, и эти интересы порой идут вразрез", - высказывает свою точку зрения по этому поводу заместитель заведующего отделом энергетики и минеральных ресурсов аппарата правительства Кыргызстана Эрнест Карыбеков. Чиновник не исключает, что именно "кризисная ситуация, которая сегодня присутствует в энергетической системе Центральной Азии, будет способствовать образованию данного консорциума, и центральноазиатские страны станут стремиться к подписанию межгосударственного документа с тем, чтобы рационально использовать водно-энергетические ресурсы региона".

К изучению проблематики и поиску решений в этой стратегической сфере сегодня подключаются на всех уровнях. К примеру, на опасность климатических изменений в Центральной Азии, вызванных интенсивным таянием ледников и маловодьем, указал в своем недавнем выступлении на мартовском саммите в Брюсселе Верховный комиссар Европейского союза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана. По его мнению, последствиями этого процесса неминуемо станут повышение уровня бедности, снижение количества доступной питьевой воды, ухудшение санитарных условий для населения, увеличение потоков миграции.

В докладе Соланы сообщается, что растущий в странах Центральной Азии дефицит влаги, которая является ключевым ресурсом для производства продовольствия, а также стратегическим ресурсом для производства электроэнергии, вызывает серьезную озабоченность.

С инициативой в адрес Шанхайской организации сотрудничества выступил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он предложил ШОС "заняться актуальной для нашего региона задачей - экологической. Речь идет о рациональном использовании трансграничных рек Амударья и Сырдарья", питающих высыхающий Арал.

Главу государства поддержал и премьер-министр Казахстана Карим Масимов. На заседании правительства по поводу строительства Коксарайского водохранилища он заявил, что Казахстан не отказывается от планов создания водно-энергетического консорциума, хотя соответствующие переговоры, по его оценкам, проходят трудно. О том, что "начиная с 2006 года, в рамках ЕврАзЭС проводится работа по согласованию позиций стран Центральноазиатского региона по использованию водно-энергетических ресурсов бассейнов рек Сырдарья, Амударья", напомнил в своем выступлении 20 марта на пленарном заседании сената вице-премьер Казахстана Умирзак Шукеев. По его словам, "межгосударственным советом ЕврАзЭС поручено продолжить работу над проектом концепции водно-энергетического консорциума с привлечением международных независимых экспертов". Кроме того, решению назревших проблем призвано способствовать и создание в столице Кыргызстана Водно-энергетической академии, поддержанное мировым сообществом.

Друзья не разлей вода

"Однако до настоящего времени сторонами не согласован даже проект концепции водно-энергетического консорциума", - отметил Умирзак Шукеев, выступая перед сенаторами Казахстана. А значит, официальная Астана отдает себе отчет в том, что взаимные претензии, которые странам региона не удалось урегулировать за более чем полтора десятка лет с момента распада СССР, вряд ли будут сняты с повестки дня в ближайшие годы. Напротив, прогнозируемые метеорологами дальнейшее потепление климата, маловодье и другие природные катаклизмы могут только ужесточить давние разногласия. И значит, зарыть в землю, а точнее - отправить под воду полмиллиарда долларов при строительстве Коксарайского водохранилища, - это надежнее и куда перспективнее в экономическом отношении, чем ждать от партнеров по региону благоприятной погоды на берегах Сырдарьи!

В худшей ситуации при этом оказывается Кыргызстан. Республика и далее остается без надлежащих для стабильной работы каскада Нарынских ГЭС запасов воды; без возможности поставлять по приемлемым ценам на экспорт излишки вырабатываемой летом электроэнергии; без компенсаций на содержание и эксплуатацию межгосударственных ирригационных объектов; без такой желанной платы за попуски влаги из водохранилищ соседям на орошение. А в связи с предстоящим в 2009 году переходом государств региона на поставки газа по среднемировым ценам - не исключено, что страна лишится надежды обеспечить топливными ресурсами свои ТЭЦ, котельные и другие объекты промышленной и коммунальной сфер.

Масштабы нарастающего кризиса и пути его преодоления призвана определить намеченная на начало апреля встреча представителей энергетических отраслей и правительств четырех стран региона. Что решат так называемые "друзья не разлей вода"? Будем ждать.

Материалы предоставлены
агентством WPS.