Правительство Казахстана объявило о намерениях ограничить экспорт зерна из страны

Лина Калянина, автор "Эксперт Online", "Эксперт", "Эксперт Украина"
Эксперт, N9, 03.03.2008, EV

На совещании представителей казахстанского минсельхоза с зернотрейдерами и мукомолами, состоявшемся на прошлой неделе, чиновники призвали зерновиков пойти навстречу правительству и собрать зерновой фонд в 1,2 млн тонн на нужды страны по специально установленным ценам. И тогда правительство не будет вводить запрет на экспорт зерна из Казахстана.

Трейдеры отнеслись к этой идее скептически, поскольку "скинуться" зерном очень непросто. В то же время, по мнению экспертов, вряд ли следует ожидать и официального запрета на экспорт, потому что это подорвет политическое реноме Казахстана на международном рынке. Участники рынка полагают, что регулировать экспорт Казахстан будет проверенными административными методами: путем запрета на предоставление вагонов под погрузку, невыдачи санитарных сертификатов на товар и т. д. (тем более что так уже было в 2004 году).

Впервые в этом году Казахстан стал заметным экспортером на мировом рынке. За пять месяцев после сбора урожая он экспортировал 5 млн тонн зерна (из заявленных 22 млн тонн собранного урожая), что равноценно всему экспорту за 2006 год, и 1 млн тонн муки. Запланированный общий объем экспорта пшеницы и муки - порядка 10 млн тонн.

Все это, безусловно, коснется и российских аграрных компаний, которые после введения в прошлом году ограничений на экспорт из России частично переключились на казахстанский рынок (что также простимулировало экспорт из Казахстана). Сегодня для внешнего мира российский, украинский и казахстанский рынок зерна - это единый регион, так называемый черноморский рынок. На него приходится порядка 25% мировой торговли зерном (ее общий объем - 110-120 млн тонн). Все крупные торговые компании имеют в этих странах свои представительства, а события в одной стране неизбежно приводят к корректировке действий игроков в остальных.

То, как дальше будут развиваться события в Казахстане, безусловно, скажется не только на российском, но и на мировом рынке. Одно только заявление казахстанского правительства о возможном ограничении экспорта вызвало скачок цен на пшеницу на Чикагской товарной бирже на 8%.

Черноморское зерно заняло свою нишу

Система мировой торговли сегодня полностью перестраивается. Если раньше стабильные поставщики работали на стабильных рынках, то сейчас все меняется. До начала 2000-х годов отношения на мировом зерновом рынке складывались следующим образом: страны-производители "окучивали" свои стабильные рынки. Самый крупный производитель, США, обеспечивал себя и большое количество других стран, Австралия - страны Юго-Восточной Азии и Японию, французы - Средиземноморье и свои бывшие колонии, Аргентина - Бразилию, Чили, Парагвай. Однако с увеличением численности населения потребление пшеницы в мире стало расти гораздо быстрее производства (производство год от года оставалось стабильным или даже снижалось, запасы зерновых во всех странах сокращались). В результате с ростом спроса на зерновые в мировую торговлю постепенно стали вовлекаться новые страны, способные производить хоть сколько-нибудь товара. Среди них Россия, Украина, чуть позже к ним присоединился Казахстан. В частности, Россия за последнее время превратилась из страны - импортера пшеницы в достаточно крупную страну-экспортера (суммарный экспорт в этом сезоне составил 12 млн тонн). Впрочем, переоценивать роль этой тройки стран на мировой арене пока не стоит. США по-прежнему остаются крупнейшим мировым экспортером зерна (33 млн тонн в год). По выражению одного из зернотрейдеров, без Штатов мир просто умрет с голоду. Черноморское зерно сегодня утвердилось на нишевых рынках - в Египте, на Ближнем Востоке - прежде всего за счет дешевого фрахта.

Рост экспорта из России, Казахстана и с Украины (при отсутствии запрета на экспорт с Украины вывозится порядка 10 млн тонн зерновых, основная экспортная позиция - ячмень) при одновременном росте цен на зерно на мировом рынке неизбежно привел к катастрофическому росту цен на зерно и продовольствие внутри этих стран. В частности, в России с июля прошлого года по февраль нынешнего стоимость тонны пшеницы возросла в два раза - с 4000-4200 до 7700-8000 рублей. Украина первой включилась в борьбу за сдерживание цен на продовольствие и на фоне неурожая зерновых еще в прошлом году ввела запрет на вывоз. Впрочем, это не позволило остановить рост цен на зерно внутри страны, хотя цены росли не столь стремительно, как на российском рынке.

Российские власти в конце прошлого года выдвинули идею ограничения экспорта как одного из инструментов борьбы с инфляцией в стране. В ноябре 2007 года была введена десятипроцентная экспортная пошлина, а к Новому году она была увеличена до 40% - фактически до запретительного уровня.

В ближайшие дни к России и Украине подключится и Казахстан. Надо сказать, что подобного вида ограничения применяются еще в ряде стран. Например, Аргентина, крупнейший производитель зерновых, ввела специальную регистрацию экспортных контрактов; запрет на вывоз действует в Пакистане.

Где зерно?

Начиная с Нового года казахстанские власти пристально следят за ситуацией на российском рынке, где вследствие введения ограничений экспорт зерновых действительно почти прекратился, а вот цены на внутреннем рынке как росли, так и растут.

Причин тому две: острый дефицит зерна в стране и устойчивый спрос со стороны потребителей - мукомолов, производителей спирта и комбикормов.

"Зерна на рынке сегодня практически нет. Предложение в настоящее время снизилось катастрофически", - говорят зернотрейдеры. По официальной статистике Минсельхоза, запасов зерна сегодня на 7% меньше, чем в то же время в прошлом году. По сведениям региональных компаний, реальные товарные запасы на 20% меньше прошлогодних. Колхозники тоже говорят, что у них пусто в закромах. "Даже если у колхозника что-то и есть, то зачем ему сейчас это продавать, когда цены так растут, а посевная еще не началась? Свой Porsche Cayenne он уже купил, ему сейчас не на что тратить деньги, он ждет начала полевых работ", - говорит региональный представитель компании "Виталмар". Возможно, какие-то остатки зерна есть у торговцев, но и они, даже несмотря на растущий ценовой тренд, не склонны придерживать их надолго. "Нас одолевает жадность и страх. Жадность, потому что хочется продать по максимальной цене, а страх - потому что наш товар могут просто спереть на элеваторах, это сейчас сплошь и рядом происходит. Сегодня тысяча тонн товара - это минимум полмиллиона долларов", - говорит Андрей Рубайло, управляющий по странам СНГ компании Nidera.

По мнению участников рынка, проблема с ответом на вопрос, где зерно, изначально кроется в неправильном подсчете объемов производства и потребления. Переоценивается производство и недооценивается потребление в стране. По официальным данным, в прошлом году мы собрали 82 млн тонн зерновых. Из них 12 млн тонн экспорта - вполне приемлемая цифра. Однако сегодня многие игроки говорят, что собрано было гораздо меньше. По данным региональных агрокомпаний, местные минсельхозы и региональные администрации при подсчете урожая прибавили по совокупности минимум 20 млн тонн.

Возможно, то же самое происходит и в Казахстане. Этой осенью власти рапортовали о сборе 22 млн тонн зерна, притом что обычно урожай составляет 15-16 млн тонн в год. И сегодня, отправив на экспорт четверть урожая, казахстанские игроки, как и российские, бегают по рынку и спрашивают друг у друга: где товар? Впрочем, на прошлой неделе в Казахстане все-таки заговорили о том, что на самом деле собрано не более 18 млн тонн.

На фоне отсутствия предложения спрос на зерновые внутри страны продолжает динамично расти. Главная задача для основных потребителей - мукомолов, спиртовиков и производителей комбикормов - иметь стабильные поставки в течение года. Эти поставки планируются, на них выделяются оборотные (как правило, кредитные) денежные средства. С начала сезона потребители не успевают за ростом цен, в то же время у мукомолов нет денег на то, чтобы сформировать запасы (этому поспособствовал и кризис ликвидности на финансовом рынке). Надо сказать, для них это новая ситуация: еще несколько лет назад товара было полно, продавцы приходили к мукомолам сами. Сегодня же мукомолы пытаются всеми силами не остановить производство.

В ноябре прошлого года государство решило помочь мукомолам и повлиять на рост цен, начав зерновые интервенции из госрезервов. На сегодня из 1,5 млн тонн госрезерва продовольственной пшеницы продано более половины. По закону зерно должно реализовываться через систему лотов (фактически аукционов), в которой могут участвовать только отечественные переработчики. Если в ноябре продажная цена зерна из госрезерва составляла 5000-5800 руб. за тонну, то сегодня это уже 7650 руб. за тонну - вполне рыночный уровень. Фактически государство стало обычным рыночным игроком.

Коррекции не ожидается

До нового урожая еще полгода (урожай у нас начинают собирать в июле, больше месяца зерно отлеживается и затем готово к переработке). Отечественный рынок ожидает некоторого ослабления спроса и ценового давления в мае, когда будет собран первый урожай в северной Африке - Египте, Марокко. Однако вряд ли следует ожидать серьезной корректировки цен на зерновые. Ситуация в мире в целом остается очень напряженной, даже у такого крупного игрока, как США: имеющиеся там сегодня запасы - самые низкие с 1948 года.

Галопирующему росту цен на зерно в немалой степени способствует биржевая торговля ценовыми спрэдами на той же Чикагской товарной бирже.

"Спекулянты - как правило, это хедж-фонды, не имеющие реального отношения к сельскохозяйственному бизнесу, - торгуют бумажками, не подкрепленными физическим товаром. Цена виртуального товара значительно превосходит цену товара на физическом рынке, и цены на физическом рынке тянутся за спекулятивными. Пока биржевики будут этот рынок раздувать, ситуация на реальном рынке не изменится", - говорит Андрей Рубайло.

На развитие ситуации на рынке пшеницы косвенно влияют и смежные рынки. Единственным субститутом пшеницы является рис (замещать хлеб, например, мясом означает еще больше увеличивать спрос на зерно). Однако вторая и третья по величине экспорта риса страны - Индия и Таиланд - ввели запрет на экспорт риса, чтобы притормозить рост цен на своих внутренних рынках. Это еще больше усугубило дефицит пшеницы в странах-импортерах, поскольку рис становится еще более недоступным.

Таким образом, на российский рынок складывающаяся ситуация влияет двояким образом: с одной стороны, мы имеем рост цен на продовольствие внутри страны, с другой - участие в экспорте, вовлеченность в мировой рынок позволили подняться нашей сельскохозяйственной отрасли, колхозники в этом году заработали приличные деньги. Чтобы в будущем сохранить доходы и в то же время не иметь дикого роста цен внутри страны, необходимо увеличивать производство зерна и вести грамотную экспортную политику. Резервы для увеличения производства - прежде всего свободные посевные площади и деньги - сегодня есть. По данным Росстата, площади под озимую пшеницу в прошлом году увеличились незначительно - на 2,6%. Возможно, более ощутимо будут увеличены площади под яровые, которые дают основную массу урожая. Однако для серьезного роста инвестиций в производство - а сегодня на рынке есть много желающих вкладываться в выращивание зерновых - в первую очередь необходимо решить вопрос с собственностью на землю. "Прийти сегодня в администрацию и сказать: хочу выращивать пшеницу, дайте мне купить или надолго арендовать землю - из этого ничего не получится. Только какие-то там серые схемы, для нас неприемлемые", - говорит представитель одной из аграрных компаний.

Материалы предоставлены
агентством WPS.