"Россия - ключевой игрок в каспийском процессе, и Запад не в состоянии ее подвинуть"

Валерий Емельянов
Новые известия, N29, 21.02.2008, с. 4

Ожидаемое участие туркменского президента Гурбангулы Бердымухаммедова в неформальном саммите СНГ, намеченном на пятницу, будет логичным продолжением нынешней линии на активизацию отношений между Ашхабадом и Москвой. О ситуации в Прикаспийском регионе, геополитических интересах России, о предстоящем аудите газовых запасов Туркменистана, являющегося крупнейшим экспортером газа в Центральной Азии, рассказывает эксперт по Центральной Азии, доктор философских наук Камилжан КАЛАНДАРОВ.

Г-н Каландаров, в последнее время Украина все настойчивее стремится к тому, чтобы получать газ из Туркменистана, минуя Россию. Означает ли это резкое усиление позиций сторонников газового транзита, альтернативного российскому?

Как это ни парадоксально, но все происходящее пока свидетельствует только о значимости туркменского газа для реэкспорта из России в Европу и о значимости России как наработанного направления экспорта голубого топлива. А вот альтернативное направление, пресловутый проект "Набукко", серьезно пробуксовывает. В очередной раз перенесена - теперь уже на 2013 год - дата ввода в эксплуатацию Транскаспийского газопровода, хотя раньше назывались 2012 и 2011 годы. Между тем по прикаспийскому газопроводу все основные инвестиционные и проектные решения будут приняты уже в 2008 году, а само строительство должно быть завершено к 2010 году. Впрочем, всем понятно, что проведение по суше 350 км газопровода и подключение его к уже существующей и развитой сети газовых коммуникаций требует значительно меньше времени и ресурсов, нежели прокладка по дну моря.

А как на данный момент обстоят дела с "каспийским вопросом"?

Россия и другие страны Каспийского региона предлагают раздел шельфа и акватории по серединной линии в соответствие с длиной побережья каждой из стран. Иран до последнего времени непреклонно настаивал на разделе Каспия в равных долях (по 20% акватории), что не мог принять Азербайджан, а также Туркменистан, поскольку в этом случае к Ирану отходит значительная часть их нефтегазоносного шельфа. Сегодня в каспийском вопросе наметилась очевидная положительная динамика в сторону решения его на основе варианта, предлагаемого и разработанного Россией и поддержанного странами бывшего СССР. Но самое главное: именно Россия является ключевым игроком в каспийском процессе, и Запад не в состоянии подвинуть ее с этой позиции. Как с политической, экономической, так и с военной точек зрения.

Получается, что сегодня у России на руках все козыри для того, чтобы установить господствующее влияние в регионе?

Я бы сказал точнее: эффективно проводить свою политику, поскольку стремление к какому-либо виду международной гегемонии - дело бесполезное. Задача Москвы - оптимально использовать сложившуюся геоэкономическую ситуацию. На мой взгляд, "голубую нить" газопровода нужно использовать для многостороннего проникновения в экономическую и социально-гуманитарную сферу данного региона, и прежде всего Туркменистана. Кроме того, сегодня "моментом истины" может стать проведение полноценного и объективного аудита газовых богатств Туркменистана, личное распоряжение о котором отдал президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов. Думается, что было бы оптимальным его проведение на трехсторонней основе с участием туркменского государства, "Газпрома" и еще одной внешней аудиторской компании.

Значит, оправдываются сомнения, что Туркменистан располагает теми объемами "голубого топлива", которые неоднократно заявлялись ранее. Получается, что подтверждается молва о пресловутом "газовом блефе" Туркменбаши?

Надо быть осторожнее в словах. Можно, конечно, сказать, что прежнее руководство допускало ходы волюнтаристского плана в международных делах, в том числе и с использованием "газового" фактора. После того как потенциальные запасы крупнейшего в стране газового месторождения Довлетабад были оценены туркменской стороной в 1,7 трлн. кубометров, тут же появилась информация со ссылкой на анонимного "нефтегазового чиновника" о том, что, согласно данным западных аудиторских компаний, эти запасы едва ли превысят 700 млрд. куб. м. Но вот в 2006 году независимый аудит был проведен компанией De Golyer&Mc Naughton, и его результаты показали, что объем запасов газа на этом месторождении составляет 4,5 куб. м газа, что вполне достаточно для выполнения обязательств по поставкам в Россию, Украину, а также Иран и Пакистан. Газовые ресурсы Туркменистана являются ареной жесткой конкуренции между Западом и Россией. Но сегодня отрадно отметить, что нынешнее руководство Туркменистана стремится активно и доверительно вести дела с Россией, повышая уровень международного доверия к своей стране.

Материалы предоставлены
агентством WPS.