Трудовая миграция - благо или зло для Казахстана?

Алмат Тоекин
Фергана.Ру, 20.02.2008

Во всем мире миграция населения признается фактором, направленным на развитие государств, рост их экономического и интеллектуального потенциала. Многие высокоразвитые государства проводят политику, стимулирующую приток мигрантов. Во многих странах в связи с падением рождаемости численность населения стремительно уменьшается. Так что в предстоящие десятилетия будет усиливаться борьба за высококвалифицированные кадры, в том числе - зарубежные.

Казахстан также испытывает значительный дефицит кадров. В декабре 2007 года численность безработных, состоящих на учете в органах занятости Министерства труда и социальной защиты населения республики, составила 74,4 тысячи человек - это 0,7 процента от экономически активного населения республики. Естественно, что почти стопроцентное трудоустройство говорит об острой нехватке рабочих рук и крайней необходимости страны в трудовых мигрантах. Среднемесячная заработная плата в Казахстане в том же месяце составила 53.928 тенге (около 450 долларов), что в несколько раз больше, чем в соседних странах региона. Все это, конечно, делает Казахстан привлекательным для трудовых мигрантов из бедных краев.

Начальник отдела мониторинга трудовой миграции Департамента занятости населения и госконтроля за соблюдением законодательства о труде Сарсен Дуйсенов рассказал, что миграция, в первую очередь, связана с тем, что несколько последних лет экономика Казахстана сильно развивается. Соответственно, повышается и уровень жизни, заработной платы.

С тех пор как Казахстан стал признанным лидером центральноазиатского региона, сюда хлынул поток иностранцев. Причем в поисках лучшей жизни и высоких заработков в страну стали приезжать жители не только постсоветского пространства, но и Китая, Турции, даже африканского континента.

До 2005 года в Казахстан в рамках квоты прибывало в среднем по десять тысяч человек. А в прошлом году количество трудовых мигрантов превысило тридцать тысяч. Растет число рабочих, приезжающих вне квоты.

- Поскольку Казахстан не может самостоятельно удовлетворить потребность в высококвалифицированных кадрах, количество мигрантов в перспективе будет, возможно, увеличиваться, - прогнозирует С.Дуйсенов.

По мнению директора Центрально-Европейского Форума по исследованию вопросов миграции, представителя международной организации по миграции в Казахстане Марека Купижевского, "удовлетворение потребностей экономики в высококвалифицированных кадрах является важным условием для претворения в жизнь индустриально-инновационной программы, в том числе создания финансового центра в Алма-Ате и других проектов".

Согласно официальным данным, в Казахстане в настоящее время на шесть специалистов с высшим и средне-специальным образованием приходится лишь один выпускник начального профессионального учебного заведения, в то время как в других странах на одного инженера приходится пять подготавливаемых рабочих. Ситуация сложная и вряд ли разрешима в течение еще как минимум пяти лет. Возникающая же на рынке труда Казахстана нехватка рабочих рук компенсируется, и, вероятно, и в дальнейшем будет компенсироваться за счет трудовых мигрантов.

Гастарбайтеры из центрально-азиатского региона задействованы в строительных работах в Астане, Алма-Ате, крупных областных центрах. Кроме того, в их труде нуждаются сельское хозяйство и промышленность Казахстана, многочисленные рынки и базары.

Работа, работа и еще раз - работа!

Мой знакомый уже второй год занимается возведением для себя шикарного коттеджа в престижном районе Астаны - на Юго-востоке. Стройка обходится ему недорого, ведь к работе он привлекает самых лучших рабочих - из Узбекистана. Непривередливые, трудолюбивые, да и работать готовы за меньшие деньги, чем казахстанские строители. К тому же, не имеют вредных привычек - не пьют алкоголь, не курят, ведут себя крайне послушно.

Прошлым летом четверо узбеков практически возвели ему дом. Работали с утра до ночи с часовым перерывом на обед. Еду, кстати, работягам готовили их жены, с которыми они приехали в Казахстан. Дети остались на родине с родственниками. В октябре строители торопились домой - ведь суровые казахстанские зимы непривыкший человек вряд ли выдержит. Да и на зимнюю одежду пришлось бы тратиться.

В прошлом году за шесть месяцев работы строители получили на четверых семь тысяч двести долларов. То есть, труд каждого из них хозяин оценил в 300 долларов в месяц. Небольшие деньги для Казахстана и довольно большие - для Узбекистана.

Все это время гастарбайтеры жили во времянке, которую сами же построили, экономили на еде, хотя по выходным готовили любимый плов. Привычные для них овощи и фрукты редко появлялись в рационе - в Казахстане цены на них очень высокие. По праздникам знакомый угощал рабочих бешбармаком с байского стола, и те после такого сытного ужина могли потом сутки не питаться.

Следующим летом заработная плата узбекских рабочих поднялась ненамного - хозяин объяснил этот тем, что "легализовал" своих подшефных, оформил на них документы и стал платить налоги в казну. Рабочие проводили внутреннюю отделку дома, занимались крышей, канализацией, сооружали забор. В общем, мастера на все руки! Таких универсальных и проверенных людей еще поискать.

Гастарбайтеры боялись лишний раз выйти за пределы стройки, чтобы посмотреть достопримечательности Астаны - ведь полиция останавливает приезжих на каждом шагу, придирается к каждой мелочи, берет взятки, а то и вовсе может депортировать на родину. Дабы избежать подобных проблем, ни рабочие, ни их жёны ни разу (!) не ступили дальше магазина, расположенного неподалеку от их дома.

Кому как повезет

Практически все местные предприниматели и чиновники так и строят себе дома - используя рабочую силу из стран постсоветского пространства. Самыми лучшими рабочими среди них считаются узбеки и таджики. Фирмы-работодатели платят гастарбайтерам на порядок меньше, чем их казахстанским коллегам.

По данным Министерства экономического развития и финансов Кыргызстана, около пятидесяти тысяч жителей этой страны зарабатывают на жизнь в Казахстане. И хотя киргизское правительство работает над тем, чтобы создавать рабочие места у себя, особых результатов пока нет. Поэтому Кыргызстан заинтересован в том, чтобы его граждане уезжали на заработки за рубеж. По приблизительным подсчетам, в последние годы объем поступивших в республику от трудовых мигрантов средств составил пятьсот-семьсот миллионов долларов.

Что касается крупных административных объектов в Астане, в том числе - резиденции президента страны Акорда, зданий правительства, парламента, МИДа и других объектов, то к их строительству привлекают рабочих из Турции и Марокко.

Мубарак и Мустафа - прибывшие из Марокко специалисты по гипсу. На родине работы нет, поэтому они приехали из вечного лета в холодный Казахстан, где в первый раз в жизни надели дубленки и теплые сапоги. Домой ежемесячно отправляли по тысяче долларов, еще четыреста-пятьсот долларов оставляли себе на житье, телефонные переговоры, такси. Прожили в Казахстане около четырех лет, немного выучили русский язык, вечера проводили в кафе, знакомились с местными девушками. Оба завели себе в Астане временных "вторых" жен. Когда срок контракта Мубарака и Мустафы подошел к концу, они вернулись на родину, в свои официальные семьи.

Однако их пример типичным не назовешь. К сожалению, историй с несчастливым концом гораздо больше. Еще свежо в памяти сообщение о том, как крупный казахстанский предприниматель взял в рабство 21 таджикистанца.

Он поселил их в подвале своего коттеджа, устроил всех на строительные объекты, отвозил туда на автобусе, а вечером под охраной забирал. При этом документы рабов он отобрал, их самих держал на голодном пайке, зарплату, естественно, присваивал. Когда это стало известно местным властям, в отношении "рабовладельца" было возбуждено уголовное дело по статье "Вербовка и незаконная эксплуатация людей", и теперь за ограничение свободы людей ему самому грозит до восьми лет лишения свободы. Однако "его" таджикам от этого не легче - все они были отправлены на родину без денег.

Многие гастарбайтеры привлекаются на сезонные сельскохозяйственные работы в Алма-атинскую и Джамбульскую области. Это, в основном, кыргызстанцы, живущие в Ошской области. Зачастую они также оказываются на плантациях в роли бесправных батраков. А вот китайцы работают, в основном, на рынках и в сфере обслуживания.

Гастарбайтеры - благо или зло?

Еще несколько лет назад трудовые мигранты воспринимались как демоны во плоти, отбирающие хлеб у местных граждан. Теперь же к казахстанцам пришло понимание, что гастарбайтеры - не зло, а благо для экономики. В условиях, когда все меньше граждан хотело бы заниматься трудной и неквалифицированной работой, мигранты ее не чураются, заполняя, тем самым, важную нишу. В итоге страна получает положительный эффект: внутренний товарооборот растет, сфера услуг расширяется, уровень бедности в стране снижается.

В "принимающих" государствах приветствуют только легальных мигрантов - тех, кто встал на учет, платит налоги. А таковых немного. Легально иностранная рабочая сила задействована, в основном, на крупных предприятиях и международных проектах, там, где требуется высочайшая квалификация. Нелегальные же мигранты находят работу обычно по частному найму, что еще больше затрудняет их учет и контроль.

Среди серьезных неблагоприятных последствий незаконной трудовой миграции - расширение теневого сектора экономики, деформация внутреннего рынка труда, недополучение налогов бюджетом. Снижается и уровень оплаты труда казахстанцев: зачем платить больше, если есть дешевая иностранная рабочая сила? Плюс ко всему остаются незащищенными права самих нелегальных мигрантов, условия работы которых ухудшаются.

Согласно официальному прогнозу Министерства труда Казахстана, потребность республики в рабочей силе будет увеличиваться на шестьдесят тысяч человек ежегодно, и к 2015 году только официально в стране будет задействовано около 1,2 миллиона иностранных рабочих. Значительное увеличение количества внешних трудовых мигрантов в Казахстане будет определять ряд факторов. Среди них - стремление Казахстана войти в ВТО, что подразумевает, в первую очередь, создание открытого рынка труда. В этом случае Казахстан рискует оказаться в ситуации, когда с проблемами с трудоустройством столкнется местное население.

Наконец, важным фактором, обуславливающим рост числа иностранных рабочих из стран Центральной Азии в Казахстане, является стремление России к контролю над своим рынком труда. Желающих занять свою нишу на российском рынке гораздо больше, чем этот рынок способен принять. Между тем, в случае, если российское руководство в рамках проводимой миграционной политики прибегнет к закрытию или ограничению доступа на российский рынок для трудовых мигрантов из ряда Центрально-азиатских государств, то нетрудно догадаться, что рабочие из Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана в массовом количестве хлынут именно на казахстанский рынок.

Есть и другая сторона медали. Обычно широко обсуждаются всевозможные проблемы, которые нелегалы привозят с собой: негативное воздействие на социально-экономическое положение региона, криминогенную, санитарно-эпидемиологическую обстановку, а теперь еще и создание потенциальной угрозы экстремизма. Между тем, о печальной участи и неприглядных атрибутах жизни мигрантов мы особо не задумываемся. Приезжая на заработки на чужбину, люди обрекают себя на унизительные условия существования, произвол работодателей, бесправие, невыплаты заработков, а иногда и вообще бесплатный труд.

Несмотря на родственность культур народов Центральной Азии, а также на то, что казахстанское общество традиционно считается толерантным, уже сейчас социальные опросы среди местного населения зачастую выявляют негативное восприятие приезжих рабочих.

Поэтому однозначно ответить на вопрос, что такое трудовая миграция - благо или зло для Казахстана, естественно, нельзя. Это палка о двух концах, к которой необходимы цивилизованные подходы, и тогда она перестанет быть проблемой, став повсеместной тенденцией.

Материалы предоставлены
агентством WPS.