Последствия политических холодов в Центральной Азии могут быть страшнее морозов климатических

Олег Панфилов
Оазис, 13.02.2008

На Центральную Азию обрушились страшные морозы - наступил не только климатический коллапс, но и политический. И если с климатом можно как-то разобраться, выжить, наконец, то с политикой сложнее. Политика быстротечна, но ее последствия куда чувствительнее для населения, чем холод.

К холоду, во-первых, можно привыкнуть, во-вторых, смену времен года еще никто не отменял и, через несколько недель, засветит солнышко и люди начнут готовиться к встрече Навруза. С политикой все сложнее: холодные войны длятся годами, пока или генеральный секретарь (президент) не помрет, или народу не надоест. Диктатура устанавливается надолго, и завершается примерно так же, как и прочие политические аномалии - разрухой, кровью, войнами и медленной реабилитацией.

Поскольку в Центральной Азии одна диктатура (советская) сменилась местной, то и политическая жизнь здесь - состояние привычное, намного непривычнее вдруг почувствовать себя незащищенным от холода. Мало кто пытается разобраться в том, что и политические заморозки, и климатические совпадают не только хронологически, но и имеют непосредственное друг к другу отношение, если говорить о последствиях. Потому что последствия одинаковые - какая политика, такое и отношение к замерзающим людям...

В первые недели нового года в каждой стране Центральной Азии случились серьезные события: в Туркменистане спустя семь лет опять разрешены опера и цирк. А балет по-прежнему под запретом. Еще широко и с помпой отмечается годовщина президентства Гурбангулы Бердымухамедова, и в газетах целые полосы выделяются под славословия. Еще в Ашхабаде убирают спутниковые антенны, объясняя это борьбой за внешний вид города, а на деле становится понятным, что властям надоело то, что подведомственные туркмены смотрят всякие каналы, учатся всякому. Потом милиционеров не хватит разгонять...

В Казахстане продолжается вялотекущая виртуальная перебранка тестя с зятем - Нурсултана Абишевича с Рахатом Мухтаровичем. Первый, конечно, не прочь любым способом упрятать зятька в камеру, но обещанное председательствование в ОБСЕ мешает. В другие годы все бы сделал, с землей сравнял бы, а сейчас нельзя, типа, просвещенная диктатура. Все прочее в стране нормально - цены на нефть и газ не падают, до конца бессрочного срока хватит...

В Кыргызстане грядет смена омбудсмена. Турсунбай Бакир уулу больше пяти лет работал в этой должности, настраивая завистников и обычных недоброжелателей на поиск компромата и повода для того, чтобы отстранить его. Похоже, что получится, и кандидат философских наук, с легкой руки конкурента, ветеринарного врача Турсунбека Акуна останется в истории современного Кыргызстана как сторонник "Хизб-ут-Тахрира", этой непонятной партии, существованием которой пугают милиционеров и государственных чиновников. А, на мой взгляд, еще непонятнее человек по имени Турсунбай Акун, которые в официальной биографии про себя написал: "Политические идеалы - пророк Мухаммед и Карл Маркс"...

В Таджикистане случилась трагедия: в роддоме из-за отключения электроэнергии умер новорожденный. Взрослым не легче, поскольку они понимают, что без электричества и газа их оставляют не какие-то мифические существа вроде "хари даджол", а вполне себе живые и не погибающие от недоедания и переохлаждения министры. Еще не зафиксировано ни одного случая гибели члена кабинета министров, депутата парламента или сенатора от угрызения совести. Напротив, президент, он же по Конституции глава Кабинета министров, переставляет министров местами, чтобы им не было скучно сидеть в одном и том же кабинете. В стране нет кадровой политики, и природные катастрофы, подобные нынешним, могут повторяться с завидной регулярностью и закономерным исходом...

В Узбекистане продолжается переживание последствий избрания на третий и неограниченный срок Ислама Абдуганиевича. Ему то, конечно, все равно, что там пишут всякие журналисты, поэтому новоизбранный пожизненный президент приехал в Москву, чтобы познакомить свою дочь Гульнару со своим будущим коллегой Дмитрием Медведевым. Гульнара Каримова, как это положено в просвещенных восточных феодалиях, будет исправлять имидж страны на посту заместителя главы МИД Узбекистана по культурным связям. Медведев, надо полагать, будет продолжать российскую традицию поддерживать дружественные диктаторские режимы. А в русско-узбекском политическом разговорнике эта ситуация передается предложением: "Вы нам благосклонность, а мы вам - "Яллу" и Юлдуз Усманову".

Хорошо начался год. Есть надежда, что он так и продолжится - тихо, спокойно, без каких-либо потрясений, без войн (не дай Бог!), без слез и крови. То есть, власть будет делать то, что хочет, народ - что останется. Январские холода, если не появится какого-то другого объяснения, можно назвать наказанием за политическое прозябание. Как будто кто-то из архангелов подталкивает: эй, народ, а почему бы вам еще не потерпеть и такое испытание. Потом появятся политические сладкоголосые ангелы (они же президенты и их близкие) и будут уговаривать народ пережить и это.

Так и живем...

Материалы предоставлены
агентством WPS.