США поставили Центральную Азию на «дорожную карту»

Аркадий Дубнов
Время новостей, N11, 29.01.2008, с. 3

Пока одни американские сенаторы сражаются за право стать хозяином Белого Дома, другие сенаторы вместе с военными далеко за пределами Америки обеспечивают будущему президенту США плацдармы для осуществления его внешней политики. В конце прошлой недели неожиданным визитом в Ашхабад закончил свое турне по Центральной Азии глава Центрального командования США адмирал Уильям Фаллон.

Первой точкой его маршрута был Душанбе. Оттуда Фаллон отправился в Афганистан. Затем вернулся на север, в Узбекистан, потом снова повернул на юг, теперь в Пакистан. Завершая поездку, адмирал сделал остановку в Туркмении.

Несколькими днями ранее турне по региону совершил один из наиболее влиятельных сенаторов Ричард Лугар. Его маршрут совпал с адмиральским лишь в одной точке, в Ашхабаде, что знаменательно. Кроме Туркмении сенатор Лугар побывал в Казахстане, Азербайджане и по пути домой заглянул на Украину.

Детали переговоров главы Центрального командования США не разглашались. По сведениям «Времени новостей», главным их содержанием было обеспечение координации действий на афганском направлении: борьба с терроризмом, наркотрафиком, распространением оружия массового поражения. Наиболее секретный характер носила узбекская часть поездки адмирала Фаллона, в ходе которой он был принят президентом Исламом Каримовым, провел консультации с министрами обороны, иностранных дел, секретарем совбеза и председателем комитета по охране госграницы Узбекистана.

Но визит Фаллона в Ташкент означает нечто большее, чем просто сверку «афганских часов». Как утверждает американский интернет-портал Eurasianet.org, появление адмирала в Узбекистане «знаменует активизацию усилий США, стремящихся не допустить укрепления Россией своих энергетических позиций в Центральной Азии». Аналитики напоминают, что после похолодания отношений Ташкента с Вашингтоном и Брюсселем после андижанских событий в мае 2005 года, Узбекистан повернулся в сторону Москвы и, в меньшей степени, Пекина, присоединившись к Организации Договора о коллективной безопасности СНГ и вступив в ШОС. «Но в последние месяцы в российско-узбекские отношения вкралась некоторая напряженность, открыв определенные дипломатические возможности для США и ЕС», - замечает портал.

Что правда, то правда, и первым на последнее обстоятельство более чем прозрачно намекнул сам президент Узбекистана. Выступая в начале декабря по случаю 15-летия узбекской конституции, Ислам Каримов (см. «Время новостей» от 10 декабря 2007 года) дал понять, что «какие-то разногласия» между Узбекистаном и Западом он считает преодоленными: «Мы никогда не свернем с пути взаимовыгодного сотрудничества... в том числе с США и Европой». Подобный реверанс Ташкента, по всей видимости, обеспечил снисходительное отношение Вашингтона к результатам декабрьских президентских выборов в Узбекистане, подтвердивших практически пожизненный президентский статус г-на Каримова.

Стабильность режима важнее его легитимности, если речь идет о прифронтовой зоне рядом с Афганистаном. Этот подход американского Белого Дома хорошо понимают и в Кремле с его опытом военных действий и выстраивания вертикали власти в Чечне...

У сенатора Лугара к Центральной Азии был не менее практичный интерес, чем у адмирала Фаллона. Лучше всего о нем сказал сам ветеран американского конгресса по возвращении из поездки домой. Сенатор нашел в Астане и Баку «полное понимание самой идеи альтернативной доставки на мировые рынки энергоносителей» и «в двух столицах общался с очень хорошо понимающими американские интересы собеседниками». Любопытно, что подобных комплиментов в свой адрес от Ричарда Лугара туркменское руководство не услышало.

По сведениям «ВН», переговоры сенатора в Ашхабаде не были простыми. У сенатора до этого не было опыта общения с новым туркменским лидером в отличие от казахстанского и азербайджанского президентов. Источники нашей газеты в Ашхабаде, близкие к переговорам с Лугаром, утверждают, что он презентовал так называемую «дорожную карту», описывающую ту роль, которую отводят США каждой из стран региона в своей стратегии в Центральной Азии. Впрочем, эта рассчитанная на 10-15 лет «дорожная карта» еще не утверждена вашингтонским «начальством». Основная концепция документа - развитие трансграничных коридоров, обеспечивающих вывод сырьевых ресурсов из региона в обход России.

Основное внимание на встречах в Ашхабаде Ричард Лугар уделил возможному участию Туркмении в проекте Транскаспийского газопровода, причем в качестве как транзитера, так и экспортера газа. По данным «ВН», сенатор привез из Астаны обещания Казахстана обеспечить к 2011-2012 годам в случае согласия Ашхабада транзит через транскаспийскую трубу ежегодно до 20 млрд кубометров газа. Сенатор говорил о возможных гарантиях финансирования проекта Эксимбанком США. Ричард Лугар обещал, что, во-первых, США будут содействовать поиску приемлемого для Ашхабада решения территориального спора с Баку относительно принадлежности трех нефтяных месторождений в центре Каспия. Во-вторых, американцы могли бы поддержать Ашхабад в споре с Тегераном, также претендующим на часть нефтеносных полей на пограничном с Туркменией каспийском шельфе.

Подобные аргументы не могли не впечатлить туркменского лидера. Сразу после отбытия сенатора Гурбангулы Бердымухамедов распорядился создать специальную группу для изучения вопросов, связанных с перспективой участия Туркмении в транскаспийском проекте, как с точки зрения возможных рисков, так и дивидендов. Другим следствием переговоров стало сенсационное решение Бердымухамедова о проведении аудита газовых месторождений в Туркмении. Правда, пока неясно, кому будет доверена эта серьезная работа - иностранным компаниям или туркменским специалистам - и каких месторождений это коснется в первую очередь. Источники «ВН» в Туркмении полагают, что сначала аудиту будут подвергнуты газовые кладовые на правом берегу Амударьи, откуда должен заполняться газопровод в Китай мощностью 30 млрд кубометров в год. Его строительство начнется в этом году.

Материалы предоставлены
агентством WPS.