Кашгар - очарование и экзотика Синьцзяна

Талгат Баймухамбетов
КАЗИНФОРМ, 11.01.2008

Большинство казахстанцев ассоциируют Синьцзян с городом Урумчи и глубоко в этом ошибаются - город давно уже превратился в огромный торговый центр и базар для стран Центральной Азии и СНГ. Сами местные жители говорят: - "Не посетив Кашгар, вы не увидите настоящий Синьцзян". И, возможно, они правы.

Первое, что бросается в глаза по приезду в Кашгар - обилие мечетей, чайхан, тандырных лепешек и почтенных старцев в чепанах с кривыми кинжалами за поясом. В Китае этот город именуют "Каши", что в переводе с уйгурского языка означает "место торговли камнями"; а в древние времена его еще называли "Шулэ". С севера Кашгар примыкает к горам Тянь-Шань, с востока граничит с пустыней Такла-Макан, а с запада - с Памирским нагорьем. В Кашгаре имеются документальные подтверждения тому, что история города насчитывает более 2000 лет. В 60 году до нашей эры династия Хань учредила здесь резиденцию военного губернатора, что означало включение Синьцзяна в состав Китая. Территория Каши составляет 162 тысячи квадратных километров. Он включает в себя собственно город и 11 уездных населенных пунктов, самый крупный из которых - Шаче. Из 3,7млн. человек местного населения 90% составляют уйгуры, 2% - таджики и 8% - ханьцы.

Самым привлекательным в Кашгаре для туристов, вероятно, является жилищный комплекс в поселке Гаотай площадью в 10га в северо-восточной части города, который славится своеобразной архитектурой. Экскурсоводы утверждают, что уйгурские ремесленники и гончары поселились здесь более тысячи лет назад. Сейчас Гаотай - компактное поселение, состоящее из более 4050 жителей или 600 уйгурских семей. Это целый город с тысячелетней историей, представляющий собой многослойный 5-этажный пирог из домов и 30 улочек в окружении рек и мелких прудов; смесь глины, камыша, керамики и фарфора. Среди древних улочек и переулков можно найти дома возрастом более 100 лет, а некоторым из них даже от 400 до 500 лет. Наслоение домов образовалось из-за того, что каждая новая ячейка общества должна была построить себе пристройку к родительскому дому или даже поверх основного здания. Удивительно, что такой "пирог" благополучно пережил частые в этих районах землетрясения.

Не менее привлекательно смотрится мавзолей принцессы Сянфэй (тюркское имя Ипархан, мавзолей также именуется Абак Ходжа) - второй жены императора Цянлун династии Цин, возведенный в 1640 году. В Синьцзяне распространена легенда о прекрасной принцессе, дочери тюркского хана, умевшей не только красиво петь и танцевать, но и прекрасно владевшей боевым искусством у-шу. Китайский император привез её в Пекин и одарил множеством богатств, но вольнолюбивая принцесса тосковала в "золотой клетке". Умерла она в возрасте 55 лет, после чего было решено похоронить Ипархан на родине. Траурная процессия с саркофагом на специальном лафете больше года следовала с ценным грузом из Пекина в Кашгар, где останки были преданы земле. Вообще-то, в мавзолее это не единственное захоронение. После принцессы Сянфэй здесь находили упокоение отпрыски царских кровей вплоть до младенцев - всего 75 могил, последняя из которых появилась в 1815 году. После этой даты похороны в мавзолее уже не производились. По цвету и размеру надгробия можно определить пол и возраст усопшего.

Возле мавзолея расположилась действующая мечеть Джамани, построенная в 1873 году, а в соседнем районе туристы могут посетить мавзолей Мухамеда Кашигла - выдающегося уйгурского ученого 11-го века, лингвиста и автора "Большого словаря тюркского языка". Но самой известной является крупнейшая на Памире мечеть Айтинай, построенная в 1442 году. Можно осмотреть и буддийскую пагоду на развалинах древнего храма династии Тан, которая была построена и функционировала в 618 - 907 годах, когда буддизм только пришел в Китай.

Как видно, китайцы очень бережно относятся к религиозным святыням и памятникам. Но почему-то они же оставили без внимания мечеть Аджимухамеда Юсуп Ходжи, который впервые принес ислам в Кашгар из Центральной Азии в 1633 году, после чего мусульманская религия начала распространение по всему Китаю. Мечеть находится в полуразрушенном состоянии, и от полного разрушения закрытое для посетителей здание поддерживают лишь подпорки-столбы. Экскурсоводы, потупив взгляд, объясняют, что у местных властей не хватает денег на реставрацию мечети, а затем стараются поскорее увести туристов к более ухоженным и опрятным объектам достопримечательности.

Но Кашгар - не только город старины и древних традиций. Это еще и Специальная экономическая зона площадью 166 тысяч квадратных километров. Заместитель начальника СЭЗ и член окружного парткома Чжоу Ли рассказал нашему корреспонденту, что стратегия экономического развития Кашгара нацелена на Центральную и Южную Азию. Можно даже сказать, что Кашгар намерен отобрать у Урумчи статус форпоста в развитии торговли со странами Центральной Азии.

Чжоу объяснил, что реальными и вполне осуществимыми эти планы делают 5 особенностей и даже преимуществ Кашгара: длительная и очень древняя история; многообразие и особая смесь культур: китайской, арабской, индийской и даже древнегреческой; особенность географического положения, которая заключается в том, что район граничит с 8 странами Западной и Центральной Азии, а по периметру его границы длиной в 888 км расположены 6 таможенных пунктов. Далее, Кашгар богат природными ресурсами, включающими в себя полезные ископаемые, обилие гидроресурсов и длительный теплый период. Кстати, разница во времени между Урумчи и Кашгаром составляет от 30 минут до 1 часа, что обеспечивает более долгий световой период. Ну, и, конечно, нельзя забывать богатейшие ресурсы туризма. И, наконец, это национальная особенность: Кашгар - очаг уйгурской культуры. Кроме того, все сопредельные страны отнесены к мусульманскому миру, что подразумевает множество аналогий в культурах и традициях, а также большие возможности для развития связей.

Но, как говорится, не всё так гладко в королевстве. Начнем с того, что из-за высокой плотности населения здесь очень много бытовых проблем и не совсем соответствующие жизненные условия. При низком образовательном уровне местного населения здесь имелись идеальные условия для процветания сепаратизма и религиозного экстремизма. Последним примером этого является разгром базы террористов на Памире в начале 2007 года, сопровождавшийся настоящими боевыми действиями и гибелью 18 китайских полицейских. Не случайно этот район долгое время был закрыт для посещения.

Конечно, с началом политики реформ и открытости доходы местного населения возросли. Если в 1978 году доходы крестьян составляли 49 юаней в год, то в 2005 году - 1816 юаней, а сейчас уже превысили 2700 юаней, и местные власти хотят округлить эту цифру до 3000 юаней. Это дает властям основание утверждать, что "почва из-под ног терроризма и сепаратизма выбита", но здесь все еще много трудностей и, вообще, это один из самых бедных районов Синьцзяна и Китая в целом.

Для преодоления "трех зол" с конца 2003 года, когда была разработана стратегия развития с использованием вышеперечисленных особенностей и преимуществ, в Кашгаре на повестке дня стоит задача ускорения социально-экономического развития и решения проблемы бедности. Данная стратегия преследует цели превращения Кашгара в центр экономического сотрудничества со странами Западной, Южной и Центральной Азии. Для этого предстоит построить базы по переработке товаров и последующего экспорта в западном направлении и Центр логистики между Западом и Востоком. Планируется это осуществить за счет переходов от традиционного сельского хозяйства к современному, от прикладного ремесла - к промышленному производству, от энергоемкой - к ресурсо- и энергосберегающей экономике и, наконец, от закрытой - к открытой экономике. Предусмотрено также развитие следующих отраслей: нефть и газ, стройматериалы, хлопкопереработка/текстиль, переработка сельхозпродукции, развитие сборочного производства с последующим экспортом продукции, увеличение объемов добычи полезных ископаемых, развитие металлургии и, конечно, внешней торговли.

Но реализация всех этих планов невозможна без создания соответствующих условий. Кашгарские власти согласны с тем, что Кашгар и Урумчи разделяет расстояние в 1500 км по безжизненной пустыне, но зато, утверждают они, Кашгар ближе к сопредельным странам Южной Азии. Кроме того, кашгарцы рассчитывают на то, что в соседних странах большой рынок сбыта и не развито производство легкой и тяжелой промышленности. Проще говоря, они готовы завалить нас товарами собственного производства. Китайская сторона уже заключила Соглашение о свободной торговле с Пакистаном и Протокол о сотрудничестве в области транспорта с Пакистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. Сейчас Кашгар готов выставить на экспорт телевизоры марки "Haixin", текстиль, велосипеды "Ягуар", стройматериалы и даже камень.

Кстати, развивается Кашгар преимущественно за счет инвестиций из внутренних районов Китая. Ханьцы создают на месте предприятия и вкладывают инвестиции. Импортирует район очень мало - продукцию химической промышленности и сырую кожу для последующей обработки. С Урумчи и Или-Казахской автономной областью собирается конкурировать за счет обилия овощей и фруктов, чего не так много в северных районах СУАР.

Примером активной инвестиционной политики богатых восточных районов страны может служить гонконгская экспортная корпорация "New Yield Fast", которая при поддержке местных властей учредила в 2000 году в городе Международный торговый центр с таможенным пунктом второй категории. На площади в 400 му (1 му = 1/15га) возведен торгово-производственный комплекс в 270 тысяч квадратных метров, в строительство которого гонконгские инвесторы вложили 840 млн. юаней. При самой серьезной поддержке со стороны местных властей менеджеры торгового центра намерены превратить его в Центр международной торговли между Синьцзяном и странами Южной и Центральной Азии, создав большую конкуренцию городу Урумчи и Международному центру приграничного сотрудничества "Хоргос" на казахстанско-китайской границе. Но в этом случае кашгарцы, видимо, погорячились, потому что казахстанцам все-таки легче доехать до Урумчи, нежели до Кашгара, а транспортные расходы в коммерческой деятельности играют очень даже немалую роль. Хотя и здесь все чаще стали появляться "челноки" из Таджикистана и Кыргызстана. Исполнительный директор Центра обрисовал корреспонденту Казинформа схему, согласно которой таджикские коммерсанты автобусом или самолетом добираются до Кашгара, покупают здесь недорогие легковые автомобили китайского производства, набивают их под завязку товарами и уже за рулем собственного авто возвращаются на родину через пустыню Такла-Макан и высокогорный КПП Кульма на таджикско-китайской границе. А кыргызские бизнесмены наладили канал поставок товаров из Кашгара через КПП Иркештам.

Другой пример активных инвестиций - Синьцзянская экспортная компания продукции из хлопка и текстиля "Youngor", созданная на деньги инвесторов из Японии и текстильщиков из юго-восточных районов Китая. Иностранные инвесторы подчеркивают, что 80% персонала компании составляют представители местных нацменьшинств, в основном уйгурской национальности.

И все-таки инвесторы из внутренних и юго-восточных районов Китая принесли в Кашгар не только капитал, но и собственные кадры. Для решения задач ускоренного социально-экономического развития района на ведущие и руководящие должности в органах государственной власти и находящихся под контролем государства предприятиях назначаются представители из экономически более развитых провинций Китая. Поэтому иногда интересно наблюдать, как местные же представители титульной ханьской национальности в состоянии подпития начинают жаловаться на "засилье" приезжих и даже иногда цепляются к ним в ресторанах.

Вышеперечисленные достопримечательности находятся в самом городе, и осмотреть их не представляет труда. А если заехать севернее уезда Ташкурган, то можно увидеть "Город каменных башен" - "Шитоучэн", который является одним из четырех подобных памятников каменного зодчества в мире.

И все-таки, представителям мужского пола было бы, вероятно, интереснее изучить секреты изготовления клинков и кинжалов из дамасской стали. А для этого надо преодолеть пустыню Кизил, где песчаные барханы периодически "накрывают" асфальт скоростных магистралей, и понаблюдать за борьбой людей и песка. Кстати, там же можно отдохнуть в тени деревьев лесопарка Зепин, настоящего оазиса в пустыне.

Искусством изготовления ножей и обилием заводов и ремесленных мастерских славится уезд Янгисар. Один из них - завод Анаргуль, расположенный близ озера Карабаш, нам и удалось его осмотреть. Количество населения 10 мелких деревень в районе расположения завода составляет 230 тысяч человек и на 97.98% представлено уйгурами. Из них изготовлением ножей занимается 60% населения. Общая производительность - 12 тысяч ножей в год.

Вы, наверное, представили огромный завод с лабораториями, в которых разрабатываются секретные технологии? Действительность, оказывается, гораздо проще. Ножи и кинжалы производятся в полукустарных мастерских, в помещениях которых обилие миниатюрных кузнечных горнов и мини-наковален. Каждая семья в районе имеет по 1 представителю на заводе, который прямо на земле или на полу устраивает себе рабочее место. А рабочее место обустраивается путем забивания колышка в землю и расстилки коврика на земле. Такая экзотика привлекает множество туристов из внутренних районов Китая, о ней готовят репортажи телевизионщики из Пекина и Гонконга. Но осмелюсь предупредить читателей: в случае поездки в Янгисар воздержитесь от покупок кинжалов и клинков. Товар вам, естественно, упакуют красиво, но в аэропорту города Урумчи могут возникнуть неразрешимые проблемы: местные службы безопасности запрещают провоз таких изделий даже в багажной клади.

Кроме ножей, эта местность славится и отменными абрикосами, которые получаются такими румяными, сочными и сладкими из-за большой разницы температуры воздуха утром и вечером. Днем температура у подножия Памира может подняться до 25-30 градусов, а ночью опуститься до минусовой отметки.

И, в заключение, это родина известного в Китае канатоходца Адиля, способного пройти по канату, растянутому на километровой высоте над пропастью между двумя горными вершинами. Знаменитый канатоходец регулярно демонстрирует свое искусство на традиционном спортивном празднике уйгуров Давази, исполняя при этом на дутаре 12 мукамов - жемчужины уйгурского музыкального творчества. К сведению, 25 ноября 2005 года ЮНЕСКО объявил о включении уйгурских мукамов в список всемирного нематериального культурного наследия, а в Китае принята государственная программа на 2005 - 2014 годы по сохранению и развитию культурного наследия мукамов в Синьцзяне.

Материалы предоставлены
агентством WPS.