Поставки энергоносителей в КНР могут решить проблемы развития российской Сибири и Дальнего Востока

Андрей Островский
Независимая газета, N2, 15.01.2008, C. 1

В настоящее время свыше 70% российского экспорта по стоимости приходится на нефть и газ, но весь этот поток идет в западном направлении, потому что сейчас все нефтепроводы и газопроводы из Западной Сибири направлены на запад.

Такое нерациональное размещение производительных сил на территории России в немалой степени способствует гипертрофированному развитию российской экономики в европейской части и дальнейшему отставанию в экономическом развитии восточных регионов. Как следствие этого из-за отсутствия необходимой инфраструктуры для транспортировки энергоносителей на территории Сибири и Дальнего Востока для России оказался закрытым рынок энергоресурсов стран Северо-Восточной Азии, таких как КНР, Япония, Республика Корея, где наблюдается явный дефицит энергоресурсов для поддержания высоких темпов экономического развития.

В этой обстановке российским руководством было принято абсолютно правильное решение о развитии энергетического сотрудничества России с Китаем, тем самым активизируя энергетическую стратегию России на восточном направлении. В марте 2006 года во время визита президента РФ Владимира Путина в КНР был подписан целый ряд соглашений о развитии российско-китайского сотрудничества в энергетической сфере. В частности, были подписаны протоколы об изучении вопроса о строительстве ответвления нефтепровода от Сковородино до Дацина в ходе реализации крупного инфраструктурного проекта нефтепровода от станции Тайшет в Восточной Сибири до бухты Перевозная на Дальнем Востоке, о сооружении двух газопроводов в Китай из Западной Сибири через Алтай и из Восточной Сибири на Дацин и о поставках электроэнергии из Восточной Сибири в Китай.

Китай в настоящее время относится к числу крупнейших в мире потребителей энергетических ресурсов. Как отметил в своем выступлении на Российско-китайском экономическом форуме деловых кругов в марте 2006 года председатель Комитета по экономической реформе КНР Ма Кай, общий объем производства и потребления энергии в Китае составляет 2 млрд. т у.т. (в пересчете на уголь). По этому показателю КНР занимает второе место в мире после США, и ее доля составляет свыше 10% мирового потребления первичной энергии. В XI пятилетке (2006-2010 годы) Китай взял курс на экономию энергии, предполагая в течение пяти лет снизить удельную энергоемкость на 20% на единицу продукции.

В ходе экономической реформы в 1980-е годы наметилось заметное отставание производства нефтепродуктов от потребностей экономического развития страны. В настоящее время нефть является одной из важных, но не основной составляющей в решении проблемы энергообеспечения Китая. По данным ГСУ КНР на 2006 год, доля нефти в производстве энергетических мощностей составила 11,9%, каменного угля - 76,8%, природного газа - 3,5%, гидроэлектроэнергии, АЭС, энергии солнца и ветра - 7,8%. Аналогичная ситуация наблюдалась и в структуре потребления энергомощностей на 2006 год: нефть - 20,8%, уголь - 69,3%, природный газ - 2,8%, гидроэлектроэнергия, АЭС, энергия солнца и ветра - 7,1%. Хотя объем производства сырой нефти постоянно рос: 1980 год - 105 млн. т, 1985 год - 124,9 млн. т, 1990 год - 138,3 млн. т, 1995 год - 150,1 млн. т, 2000 год - 163 млн. т, 2005 год - 181,4 млн. т, тем не менее он не обеспечивал растущие потребности страны в энергоносителях. Поэтому для решения энергетической проблемы китайское руководство было вынуждено дополнительно увеличивать производство угля и одновременно наращивать импорт нефти. В 1980-е годы экспорт нефти значительно превышал ее импорт, но в 1990-е годы экспорт нефти стал сокращаться, а импорт нефти резко увеличиваться. С 1995 года Китай стал чистым импортером нефти. В 2000 году импорт нефти уже составил примерно 97,5 млн. т (59,8% годового производства сырой нефти), а в 2006 году - 183,7 млн. т (почти 100%). По прогнозам, в 2010 году импорт нефти в Китае возрастет до 200 млн. т, а в 2020 году - до 250 млн. т.

В настоящее время для КНР существуют различные пути решения нефтяной проблемы. Прежде всего это разработка и эксплуатация имеющихся нефтяных месторождений, особенно в западной части страны (провинции Цинхай, Шэньси, Ганьсу и СУАР). По данным ГСУ КНР, только в 2003 году китайские геологи разведали нефтяные месторождения с общим объемом запасов нефти - 799 млн. т. Этот путь является высокозатратным, так как необходимо осуществить крупные капиталовложения для эксплуатации нефтяных месторождений в западных районах КНР, отдаленных от мест потребления. Для этого требуются вложения не только в саму добычу и переработку нефти, но и в создание необходимой инфраструктуры - сеть трубопроводов, строительство нефтехранилищ и т.д. Однако реализация этого проекта в дальнейшем уменьшит зависимость Китая от импорта нефти.

Другим вариантом является частичная замена нефти на каменный уголь, природный газ и гидроэлектроэнергию в энергобалансе страны. С одной стороны, этот путь наименее затратный, поскольку Китай располагает огромными запасами угля, природного газа и гидроресурсов, однако увеличение доли каменного угля ведет к дальнейшему загрязнению окружающей среды, увеличение доли природного газа требует более интенсивного развития западных районов, поскольку там находится большая часть газовых месторождений (в частности, провинции Сычуань и Цинхай), а рост доли гидроэлектроэнергии будет возможен только после введения в эксплуатацию ГЭС Санься на реке Янцзы.

Резервы для газового сегмента

Существуют значительные резервы для увеличения доли природного газа в производстве и потреблении энергоресурсов. В конце 1990-х годов более 70% добычи природного газа было сконцентрировано в провинции Сычуань, а также на крупных нефтяных месторождениях Китая - Дацин, Шэнли, Ляохэ и Чжунъюань в виде попутного газа. Большие запасы природного газа находятся на Северо-Западе Китая - Цайдам в провинции Цинхай, Карамай, Турфан-Хами и Тарим - в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Однако до введения в эксплуатацию газопровода Запад-Восток (из Синьцзяна в Шанхай) из богатых газоносных районов в экономически развитые приморские районы в восточной части страны эксплуатация этих газовых месторождений была крайне невыгодна из-за высокой себестоимости продукции, из которой большая часть приходилась на транспортные расходы. Ситуация стала меняться после завершения строительства основного газопровода Запад-Восток (Тарим-Шанхай) и начала строительства второй линии газопровода Цзинбянь-Пекин от месторождения Чанцин в провинции Шэньси на границе с автономным районом Внутренняя Монголия. В настоящее время основной инфраструктурный проект в газовой промышленности Китая завершен. Вступил в эксплуатацию газопровод Восток-Запад от газоконденсатного месторождения Луньшань в Таримской впадине (Синьцзян-Уйгурский автономный район) до Шанхая, где находится основной рынок потребления газа в стране. В свое время у России были большие шансы принять участие в реализации этого проекта, однако "Газпром" не воспользовался предоставленными ему возможностями. Тем не менее в настоящее время "Газпром" имеет все шансы подключиться к решению вопроса о развитии сотрудничества между РФ и КНР в области энергоресурсов в рамках подписанных соглашений в марте 2006 года о строительстве двух веток газопровода из России в Китай для поставок трубного газа в Китай по двум маршрутам - из Западной Сибири через Синьцзян и из Сахалина через Хабаровск и провинцию Хэйлунцзян, а также принять участие в строительстве газохранилища в Восточном Китае.

Еще одним путем является увеличение импорта нефти в Китай из-за рубежа. В настоящее время большая часть нефти импортируется из Ирана, Омана, Анголы, Саудовской Аравии. Также было подписано соглашение с Венесуэлой о поставках 20 млн. тонн нефти в год. Россия в 2006 году по объему экспорта нефти в КНР (16 млн. тонн) вышла на четвертое место, однако при нынешнем состоянии инфраструктуры российского Дальнего Востока и Сибири наша страна находится на пике своих возможностей в поставках нефти для КНР. В подобных условиях объем экспорта нефти из РФ ограничен пропускной способностью Транссибирской железной дороги и небольшого участка бывшей КВЖД на территории России Карымская-Забайкальск и таможенного терминала на станции Забайкальск.

Решение внутрироссийских проблем

По оценкам Института нефти и газа СО РАН, после удовлетворения внутренних потребностей страны из Западной и Восточной Сибири, Республики Саха-Якутия и Сахалина в 2015-2020 годах можно будет экспортировать в страны АТР 70-85 млн. тонн нефти и 100-140 млрд. куб. м газа в год, а суммарный объем капитальных вложений в создание инфраструктуры для крупных поставок нефти из Сибири и Дальнего Востока в АТР составит до 2008 года около 4,5 млрд. долл. В дальнейшем при строительстве дополнительных нефтепроводов и терминалов потребуются еще 7 млрд. долл., а для организации крупных поставок сетевого и сжиженного газа в период до 2010 года необходимо 15,5 млрд. долл. инвестиций. Таким образом, становится очевидным, что рынок нефти и нефтепродуктов Северо-Восточной Азии - основного перспективного направления экспорта из России в АТР - в ближайшие десятилетия будет расти в основном за счет Китая.

Одним из важных путей транспортировки нефти и газа из Западной Сибири в Синьцзян является маршрут через перевал Канас на Алтае, где имеется общая 54-километровая граница между Россией и КНР. В 1993 году была проведена геодезическая разведка трассы, в 1995 году - в ходе повторной геодезической разведки обе стороны подтвердили, что единственным маршрутом для трассы Западная Сибирь - Синьцзян является дорога через перевал Канас на высоте 2700 м над уровнем моря. Соответственно при строительстве автомобильной дороги вполне можно проложить нефте- и газопроводы до Карамая - крупного месторождения нефти и газа в Синьцзяне, где на китайской территории имеется вся необходимая инфраструктура.

С учетом российских потребностей в развитии энергетической и транспортной инфраструктуры в азиатской части страны развитие крупномасштабных российских проектов по поставкам нефти и газа в Северо-Восточную Азию может в значительной степени решить как проблемы экономического развития районов Дальнего Востока и Сибири, так и привлечения иностранных инвестиций из стран Северо-Восточной Азии - КНР, Японии, Республики Корея, заинтересованных в поставках энергоносителей из России.

Точки несовпадения

Наиболее сложным моментом российско-китайского энергетического сотрудничества является вопрос согласования цены поставок энергоносителей из России в Китай. С точки зрения китайских партнеров, предлагаемые российскими компаниями цены на энергоносители явно завышены. В самом деле, в середине 2006 года розничная цена за 1 литр бензина-92 на бензозаправках Пекина составляла примерно 4,5 юаня, что ниже цены на аналогичный товар в Москве (19,7 рублей за бензин-92). Что касается других видов энергоносителей, то до тех пор, пока объем производства будет выше объема потребления, вряд ли российским компаниям удастся навязать своим китайским партнерам цены поставок энергоносителей в западном направлении. К этому следует добавить наличие большого объема угольных запасов и конкуренцию за место под солнцем китайских "угольных королей", которые всегда могут увеличить добычу угля для восполнения нехватки энергоресурсов в Китае. Поэтому при ценообразовании на электроэнергию всегда следует учитывать ценовой фактор стоимости тонны угля на территории Китая, который служит основным видом топлива на ТЭС. Анализ перспективных потребностей Китая в энергоносителях показывает, что через несколько лет страна будет использовать все виды энергоресурсов для выполнения задач по социально-экономическому развитию. Но если Россия в ближайшие годы не сможет организовать сотрудничество в энергетической сфере и наладить систему транспортировки энергоносителей в КНР, то ее место на китайском рынке займут другие страны и ТНК.

Самостоятельные шаги в энергообеспечении

За последние годы Китай и без России пытается решить вопросы энергообеспечения экономики - строительство гидроэлектростанции Санься на реке Янцзы, строительство газопровода Запад-Восток из Синьцзяна в Шанхай и строительство нефтепровода Атасу-Алашанькоу из Казахстана в Синьцзян. К этому следует добавить активные действия Китая по закупке нефти в различных странах Африки: Анголе, Нигерии, Судане, а также в Латинской Америке - Венесуэле, и подписание соглашения о поставках природного газа из Туркменистана в Китай с последующей перспективой строительства газопровода в Китай через Узбекистан. Все эти энергетические проекты в некотором роде являются альтернативой российско-китайским проектам энергетического сотрудничества. Поэтому для реализации своей энергетической стратегии Россия должна идти на восток, создавать энергетическую и транспортную инфраструктуру в азиатской части страны. Путь у России на азиатский энергетический рынок лежит через Китай и реализацию намеченных программ российско-китайского сотрудничества в энергетической сфере.

Таким образом, в обозримом будущем Китай в области энергетической внешней политики будет работать сразу на двух направлениях: 1) активная работа с Россией по реализации подписанных в марте 2006 года соглашений в Пекине во время саммита, посвященного открытию Года России в Китае, по сотрудничеству в сфере поставок нефти в КНР по строящемуся нефтепроводу Тайшет-Находка и ответвлению на Дацин от Сковородино; проектов с "Газпромом" по поставкам природного газа из России в Китай по газопроводам в Синьцзян из Западной Сибири и в Северо-Восточный Китай из Сахалина; проектов с РАО "ЕЭС" "Россия" по поставкам электроэнергии с Дальнего Востока в Северо-Восточный Китай; 2) реализация проектов по поставке энергоносителей из других стран мира, в частности, нефти и природного газа из стран Латинской Америки, Африки и Центральной Азии, строительство нефте- и газопроводов, соединяющих Китай с Казахстаном и Туркменистаном, а также дальнейшее строительство ГЭС на реке Янцзы и в перспективе на реке Хуанхэ и ориентация на большие запасы каменного угля на территории КНР.

Отказ России от сотрудничества с Китаем в нефтяной промышленности не принесет ей ощутимых дивидендов. Во-первых, Китай в случае необходимости вполне может для поддержания необходимого объема производства энергомощностей для обеспечения среднегодовых темпов роста ВВП 7-8% осуществить частичный переход на альтернативные энергоисточники - каменный уголь, природный газ, гидроэнергоресурсы, которыми Китай богат и вполне может обойтись без какого-либо сотрудничества с другими странами. Во-вторых, Китай может увеличить импорт из других стран мира, в частности из стран Ближнего Востока, таких как Иран, Оман, Саудовская Аравия, а также из Венесуэлы. Кроме того, Китай вместе с Казахстаном активно строит нефтепровод из Нового Узеня до СУАР, что в перспективе позволит КНР импортировать из Казахстана нефть объемом до 8 млн. тонн в год.

Как нам представляется, в нынешних условиях простой вариант продажи российских энергоносителей - нефти, газа, электроэнергии по ценам на уровне европейских вряд ли может быть реализован при наличии определенных запасов энергоносителей на территории Китая и имеющихся у Китая транспортных возможностей поставки нефти и газа в китайские порты с помощью нефтеналивных танкеров и в виде сжиженного газа, как это делается на Тайване. В этих условиях целесообразно вернуться к старой форме российско-китайского сотрудничества 1950-х годов, когда действовали совместные предприятия типа "Совкитнефть", "Совкитцветмет", "Совкитзолото", и создать аналогичные структуры, которые могли бы не только организовать добычу и транспортировку энергоносителей из России в Китай, но и, используя совместную инфраструктуру, через китайские порты поставлять энергоносители в страны АТР, испытывающие дефицит нефти и природного газа.

Об авторе: Андрей Владимирович Островский - доктор экономических наук, руководитель Центра экономических и социальных исследований Института Дальнего Востока РАН.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

КНР получит энергорессурсы и будет развивать Сибирь и Даль.Восток