Страна-загадка разбивает стереотипы

Феруза Джани
Фергана.Ру, 23.12.2007

Корреспондент BBC по Центральной Азии Наталья Антелава впервые побывала в Туркмении в ноябре 2007 года. Прилетев в страну для освещения нефтегазовой конференции, Наталья осталась здесь еще на несколько дней, в течение которых ей удалось поближе познакомиться с жизнью местного населения, побывать в городе Туркменбаши и снять телесюжет о ночной жизни Ашхабада. Мы попросили Наталью рассказать об увиденном.

Много бывая в других странах Центральной Азии, корреспондент Би-би-си имеет возможность сравнивать их друг с другом, и, рассказывая о Туркмении, она не раз автоматически упоминала Узбекистан, причем не в пользу последнего, что, похоже, стало открытием и для самой журналистки.

Наталья, скажите, соответствовало ли увиденное в Туркмении сложившимся у вас до поездки представлениям об этой стране?

Нет, абсолютно не соответствовало! Я помню свое изумление, насколько мои представления разнятся с тем, что я вижу воочию. Это было шокирующее открытие, но очень интересное. Я думаю, это о многом говорит, например, об опасности стереотипов. Естественно, там есть все то, о чем мы всегда слышим: золотые статуи Сапармурата Ниязова, монументы Рухнаме, люди ходят в национальных одеждах...

Я всегда осознавала, что эксцентричность Ниязова и его режима позволяла скрыть настоящие проблемы. Потому что приезжающие туда журналисты были поражены именно вращающимися там золотыми статуями или какими-то сумасбродными законами президента. А на то, что происходило в стране на самом деле, глаза закрывались: на отсутствие прессы, отсутствие свободы и так далее. Но как я теперь поняла, мы, журналисты, также закрывали глаза и на тот факт, что люди в Туркменистане живут хорошо, намного легче, чем жителям других среднеазиатских стран.

Власти Туркмении предоставляют населению огромные льготы. К примеру, электричество и газ бесплатны, залить бак бензина стоит около доллара. "Вы всегда на Западе думаете, что он [Ниязов] только золотые статуи строил, - сказала мне женщина, у которой я брала интервью. - А он не только золотые статуи строил, он и с нами делился".

Другие собеседники подтверждают эти слова: "Нам все-таки перепадает". Чувствуется, что они - часть государства, они не живут в параллельном мире, как это четко ощущается, например, в Узбекистане, где государство само по себе, народ - сам по себе. В Туркмении же довольно комфортабельные отношения между властью и населением. Причем без какого-то слепого поклонения.

Когда в прошлом году я видела по телевизору плачущие лица людей, которые пришли на похороны Туркменбаши, я думала - ну да, это люди, которым промывают мозги и поэтому они так относятся к своему правительству. Но, побывав в Туркменистане, я поняла, что между властью и народом довольно размеренные, прагматичные отношения.

Да, существуют очень четкие, очень строгие рамки, из которых нельзя выходить. Но если ты в эти рамки вмещаешься, то тебе никто не мешает. На постсоветском пространстве есть страны, в которых народ унижен своим правительством. В Туркмении это абсолютно не ощущается.

Можно ли назвать туркменов аполитичными людьми?

Скорее можно, хотя у меня не было ощущения, что они отказываются обсуждать политику. И, общаясь с обычными людьми, то есть не с правозащитниками и оппозиционно настроенными гражданами, я ни от кого ничего плохого о правительстве не слышала.

Что меня еще поразило - на улицах нет страха. Когда приезжаешь, к примеру, в Узбекистан, моментально, чуть ли не сразу после спуска с трапа, тебя будто какой-то пеленой страха захватывает и сковывает. В Туркмении такого нет. Там свободно дышится.

Там очень чувствуется жизнь. Я не могу сказать, что она очень бурно идет, но она размеренна и уверенна. Чего нет, в принципе, в других странах региона. Кроме, пожалуй, Казахстана, но там иначе: рыночная экономика, борьба, которая сродни той, что идет на Западе. А Туркменистан - это место, которое дико напоминает Советский Союз, но в то же самое время - это хорошая версия Советского Союза. И это тоже поразило.

Люди в беседах со мной отмечали: "У нас, в принципе, осталось все хорошее, что было, то есть - стабильность и уверенность в завтрашнем дне и возможность заработать деньги, и не надо волноваться о том, как прокормить семью. Плюс - у нас сейчас больше свободы, чем было в Советском союзе. Хотя бы потому, что можно выехать из страны". Именно поэтому люди защищают режим.

А, к примеру, прилавки туркменских магазинов сегодня сильно отличаются от тех, которыми запомнилось советское время?

Изобилие в магазинах - это был еще один момент, который я не ожидала здесь увидеть. Очень много элементов западной цивилизации, большие торговые центры, наличие многих западных торговых марок: Манго, Найк, Пума... Есть торговые центры, в которых продается одежда туркменского производства, из туркменского хлопка. По отзывам местных жителей, одеться можно очень дешево и качественно. В Туркмении сейчас производят товары на экспорт в западные страны. Мне рассказывали, что недавно Дженнифер Лопес, будучи на какой-то фэшн-пати, в интервью MTV сообщила: "Мои джинсы из страны, которая называется Туркменистан".

Очень многие люди ходят в национальных нарядах. И это очень красиво и довольно экзотично. Но и современная одежда тоже - вполне обычное явление.

Средняя зарплата в Туркмении - около ста долларов, и жить на эти деньги здесь намного легче, чем в других странах региона. Продукты невероятно дешевые. Хлеб стоит несколько центов, одежда хорошего качества - пять долларов.

Я помню, когда подошла к кассе покупать авиабилет на рейс Ашхабад-Туркменбаши, кассирша, посмотрев на мой паспорт, очень мило и извиняющимся тоном сказала: "Вы знаете, так как вы не местная, вам придется покупать дорогой билет - за четырнадцать долларов". Я спросила: "А сколько стоит дешевый билет?" "Доллар шестьдесят центов". И это - за час полета.

Когда мы делали репортаж о ночной жизни Ашхабада, естественно, ходили по местам, где тусуется молодежь, - по ночным клубам, барам, ресторанам. Техно-музыка, алкоголь, много молодежи, жизнь бьет ключом. И я не могу сказать, что это были какие-то элитарные места, где гуляют дети каких-то больших "шишек". Я разговаривала с парнем, который чинит мобильные телефоны. Он сообщил, что зарабатывает достаточно для того, чтобы водить свою девушку по ресторанам.

Кстати, в Туркмении очень хороший сервис. Не потому, что люди здесь вышколенные, а потому, что они сами по себе доброжелательные и гостеприимные.

Встречали ли вы на улицах беспризорных детей, попрошаек?

Нет, беспризорных не видела. За все десять дней, которые мы провели в Туркмении, ко мне лишь однажды подошла на улице женщина с маленьким ребенком, она была выпившая, попросила у меня денег.

Кстати, я у многих спрашивала, причем, не проправительственно настроенных людей, насчет отправки детей на хлопковые поля. Все в один голос отвечают, что этой проблемы уже не существует.

А много ли на улицах милиции?

Нет. Милиционеры встречались, конечно, например, у горсовета. Но в Туркмении они далеко не в таком количестве, как, например, в Узбекистане.

Во время поездок нас несколько раз останавливали гаишники, и наш водитель, например, мог поспорить с ними. Он отказался платить, заявив гаишникам, что они неправы, те отпустили нас, и мы уехали. Все очень вежливые, очень доброжелательные. Внутреннего напряжения совершенно не ощущается.

Пожалуй, самым удивительным было то, что я увидела очень много признаков здорового общества там, где этого не ожидала.

Возможно, это заслуга президента Курбанкули Бердымухаммедова?

Конечно, смена власти сыграла огромную роль. Я никогда не была в Туркменистане до смерти Ниязова. Но в свой первый приезд я очень сильно почувствовала в народе какой-то оптимизм, дух надежды, даже веселость, я бы сказала. И хотя люди все еще относятся к новому президенту с осторожностью, они возлагают на него большие надежды и воодушевлены тем, что уже было сделано. Ведь новое правительство отказалось от ужасно непопулярных законов Ниязова, отдававших эксцентричностью и сумасбродством, и этим намного облегчило жизнь.

Все мои собеседники признавались, что эти изменения очень отразились на их рутинной жизни. И они единодушны в том, что больше всего народ приветствовал реформы в сфере образования, и тот факт, что в 2007 году в Туркменистане никто не окончил школу, потому что прибавили еще один год, поскольку в стране была введена десятилетка. Кроме того, не существует больше ограничений на передвижение внутри страны, и все это, мне кажется, дало людям большой заряд сильной энергии.

Тем не менее, не могу сказать, что люди громко аплодируют Бердымухаммедову. Они с большим оптимизмом относятся к тому, что он делает, но надежды их все-таки осторожные: поживем - увидим.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Не понимаю оптимизма этой статьи. А сколько туркменов имеют свой автомобиль? А сколько могут позволить себе съездить отдохнуть за границу (не говоря уж о дальнем зарубежье, а хотя бы в соседние страны)? А сколько семей имеют дома компьютер? А интернет у них в каком состоянии (насколько я знаю, ни в каком)? И т.д., и т.п. ...

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

НАНу на заметку