Молодой философ обвиняется в разжигании розни посредством личной переписки

Ринат Сайдуллин
Фергана.Ру, 12.12.2007

Правозащитники и близкие казахстанца Нурлана Алимбекова бьют тревогу: взятый под арест четыре месяца назад молодой философ отправлен на прохождение комплексной судебно-психиатрической экспертизы, за которой, по всей видимости, последует заключение подследственного в психиатрическую больницу.

- КНБ (Комитет национальной безопасности Казахстана. - Прим. ред.), опасаясь своей какой-то промашки и учитывая, видимо, возникший вокруг данного ареста неожиданный резонанс, хотят теперь решить проблему старым, испытанным, советским способом - спрятать все концы через психбольницу, - полагает брат Нурлана Ораз Алимбеков.

Нурлан Алимбеков был арестован сотрудниками КНБ 16 августа в селе Балдыберек Южно-Казахстанской области. Согласно официальной версии, еще в июне в департамент КНБ обратился директор компании "Интерлинк ресорсиз. Центр Развития" с заявлением, что на его электронный адрес приходят письма, содержащие идеи, "направленные на разжигание межнациональных и межрелигиозных розней". Авторство было приписано бывшему студенту Центра Развития, изучавшему в нем английский язык, Нурлану Алимбекову.

Из постановления на арест на русском языке следует, что "житель г.Шымкента Алимбеков Нурлан Оспанович, 22 ноября 1964 года рождения, в период времени с мая по июль месяцы 2007 года систематически, с использованием средств массовой информации, а именно, посредством своей электронной почты через всемирный сеть "Интернет" в различные электронные почты физических и юридических лиц отправлял письма, в содержаниях которых имеются призывы, направленные на возбуждение национальной, религиозной вражды и розни". (Стиль и орфография сохранены. - Прим. авт.)

В предыдущем постановлении на казахском языке электронные письма были названы листовками, а это влечет более серьезные обвинения.

Во время задержания сотрудники КНБ избили Алимбекова, сломав тому ребро и выбив несколько зубов. Далее "допросы" с применением физической силы продолжились уже в следственном изоляторе КНБ. "Били в машине после задержания, выбили там зуб. Потом, когда привезли в закрытое учреждение, били, повалив на пол ногами по ребрам. Причем следователь, который начал вести дело, молча присутствовал при избиении", - рассказал своим родственникам сам Нурлан.

Тем временем из электронного почтового ящика Алимбекова путем взлома были извлечены двадцать три письма. Правда, ознакомиться с содержанием извлеченных материалов не смогли ни сам обвиняемый, ни его защита. Кроме того, КНБ проигнорировал просьбы передать материалы для независимой экспертизы.

Нурлан Таскынбаев, пресс-секретарь Департамента национальной безопасности по Южно-Казахстанской области, прокомментировал ситуацию телекомпании "31 канал" следующим образом: "С нашей стороны в данном случае конституционное право тайны переписки нарушено не было. Состояние здоровья: никто его не избивал. Органы прокуратуры наши действия в части возбуждения, ареста и собирания доказательной базы считают правомерными. Я могу только так ответить. Все".

- Выдвинутое обвинение незаконно, к тому же имеет место грубое попрание гражданских прав. КНБ считает, что господин Алимбеков раздувал национальную и религиозную рознь посредством СМИ, подразумевая под последними электронную почту. Но в обвинении не представлено ни одно СМИ, где были бы опубликованы письма, которые он рассылал адресатам. А по Конституции гражданин имеет право на тайну личной переписки, - заявила в ходе пресс-конференции, посвященной задержанию философа, председатель фонда "Журналисты в беде" Розлана Таукина.

Действительно, привлечение к ответственности за личную переписку меняет представление о границах личного и общественного пространства. Стоит напомнить, что пять лет назад известный казахстанский политолог Нурболат Масанов предстал перед судом за оскорбление казахской нации, и обвинение строилось исключительно на анонимной аудиозаписи, полученной в результате незаконной "прослушки" разговора ученого у себя дома.

Между тем, с обращениями в защиту Алимбекова неоднократно выступали казахстанские правозащитники, общественные и культурные деятели, но пока безрезультатно.

- Для того чтобы направить его на судебно-психиатрическую экспертизу, должны быть достаточные основания. Маловероятно, чтобы такими основаниями стали высказываемые человеком мысли, - считает директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис. - Это должны быть мысли с действиями, с определенным поведением. Когда-то казались сумасшедшими мысли, что земля не стоит на четырех слонах и не является параллелепипедом. По тем временам за них тоже надо было бы отправлять на лечение. Само по себе использование судебно-психиатрической экспертизы для проверки адекватности высказанных человеком мыслей всегда будет вызывать опасения. В рамках существующих авторитарных режимов психиатрия все еще продолжает оставаться инструментом.

Ранее власти Казахстана практиковали использование психиатрических бригад для "нейтрализации" оппозиционных политиков. Так, через подобное испытание прошли коммунисты Виктор Жилиба, депутат городского совета города Караганды, и Айнур Курманов, председатель профсоюза завода "Металлист" из Уральска.

Как видно, уже в процессе следствия в отношении Нурлана Алимбекова допущен ряд нарушений. И уже не столь важно, действительно ли философ имел радикальные мысли, поскольку факт того, что личная переписка или частные разговоры находятся под контролем спецслужб, волнует казахстанское общество куда больше, чем чьи-то националистические идеи.

Справка. Нурлан Алимбеков - выпускник Свердловского государственного университета, работал в аналитическом отделе Министерства печати и массовой информации. Его коллегами в свое время были такие фигуры как Виталий Хлюпин, ныне руководитель Интернет-проекта "ЦентрАзия", и Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ. Сам Нурлан активно печатался в СМИ, выпустил несколько книг по философским вопросам. Когда-то Алимбеков был тесно связан с участниками известной казахстанской группы радикальных художников "Коксерек". В последнее время перед арестом вел замкнутый образ жизни. Жил в городе Шымкенте, изредка выезжал к своим родственникам в село Балдыберек, где и был впоследствии задержан.

Материалы предоставлены
агентством WPS.