Центральноазиатские лидеры рассматривают американские проекты только как экономические, исключая военную подоплеку

Виктория Панфилова
Независимая газета, 10.12.2007

Завершающийся год прошел под знаком нарастающих объединительных тенденций в Центральной Азии. Наибольшую заинтересованность в региональной интеграции проявил Казахстан, который неоднократно заявлял о своей готовности возглавить новый центральноазиатский союз. Несмотря на разницу экономического и политического потенциала пяти стран Центральной Азии, каждая из них может усилить свои позиции, благодаря такому союзу. Примечательно, однако, что идея создания объединения исходит не от самих центральноазиатских республик, а от США. А амбициозная и приверженная разного рода интеграционным процессам Астана получила на реализацию этой идеи благословение Вашингтона.

Проект "Большая Центральная Азия" (БЦА) появился в экспертных кругах США (главный идеолог этого проекта - директор Института Центральной Азии и Кавказа профессор Фредерик Старр) и направлен на военно-стратегическое и геополитическое объединение Центральной Азии и Афганистана. Не исключено, что со временем в него будут вовлечены и другие соседние государства. На дипломатическом уровне американцы начали обсуждать этот проект с главами центральноазиатских государств после того, как их позиции в регионе заметно пошатнулись из-за ухудшения отношений с Узбекистаном. Напомним, что охлаждение между Вашингтоном и Ташкентом произошло после андижанских событий 2005 года, в результате чего американцы в срочном порядке были вынуждены вывести из Узбекистана свою военную базу. Но американцы не были бы американцами, если бы смирились с таким положением вещей. Как считает Госдепартамент США, фактический разрыв американско-узбекских связей должен частично компенсироваться за счет укрепления стратегических позиций Вашингтона в других странах Центральной Азии: Казахстане, Туркмении, Киргизии и Таджикистане. Эти постсоветские республики занимают важное место в сохраняющихся планах Вашингтона по переориентации Центральной Азии с России на Южно-Азиатский регион. "Центральная Азия - не кризисы и нестабильность, а новые возможности" - именно так сформулировала позицию Белого дома Кондолиза Райс.

Реализацию американского проекта БЦА активно поддерживает Казахстан. Однако при этом Астана оговаривается: если это будет служить укреплению существующих связей, безопасности и стабильности в регионе. Поддерживая идею Вашингтона, Казахстан уточняет, что рассматривает Большую Центральную Азию как цивилизационный и экономический проект, ни в коей мере не связанный с военной доктриной и геополитической стратегией США.

"Казахстан считает, что усилия государств должны быть направлены на преодоление существующих проблем и выработку единых подходов к формированию зоны свободной торговли, общего рынка в регионе. В этой связи Казахстан положительно оценивает "Стратегию Шелкового пути-2005", - подчеркнула на проходившей в ноябре в Индии конференции "13-й Иссык-Кульский форум" профессор Казахстанского университета им. Аль-Фараби Фатима Кукеева.

В целом Большая Центральная Азия является важной частью другого, еще более крупного геополитического проекта - "Большого Ближнего Востока". "Он подчинен в принципе тем же стратегическим целям - диверсификации стратегических интересов и стабилизации пространства (при доминирующем влиянии США)", - отметил профессор, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Мурат Лаумулин. По его мнению, работа по укреплению стабильности и активизации интеграции в Большой Центральной Азии требует концентрации усилий на следующих приоритетных направлениях: содействие региональной транзитной торговле; энергетика; развитие транспортной инфраструктуры.

Однако на этом пути есть серьезные преграды. В первую очередь мешают достижению поставленных целей отсутствие четкой координации усилий стран региона и международного сообщества по развитию Большой Центральной Азии, сохраняющиеся элементы нестабильности в отдельных странах, разнородность экономических приоритетов, законодательств и другие факторы.

Особая роль отводится Афганистану. Восстановление афганской государственности и начало социально-экономического возрождения этой страны открывает значительные перспективы для регионального сотрудничества. По словам Фатимы Кукеевой, в Казахстане с энтузиазмом восприняли разработку афганским правительством стратегии развития страны, получившей в ходе Лондонской конференции название "Афганский контракт". "Казахстан готов оказывать Афганистану всестороннюю помощь в различных сферах", - сообщила она.

Казахстан выступает за активизацию экономического сотрудничества в рамках региональных организаций ШОС, ЕврАзЭС и реализацию региональной программы SPECA (экономическая и социальная комиссия ООН для Центральной Азии). Если будут достигнуты положительные результаты, то появится реальная возможность соединить Афганистан с внешним миром, восстановить инфраструктурные связи между Центральной и Южной Азией, обеспечить доступ к энергоносителям для растущих экономик Южной Азии.

Участие в некоторых подпроектах в рамках БЦА, прежде всего в энергетической сфере, может отвечать долгосрочным интересам Казахстана. Идею можно, к примеру, использовать в случае необходимости и как косвенное средство давления на Россию и Китай. "Таким образом, Казахстан и другие центральноазиатские государства воспринимают идею БЦА в качестве основного базиса экономического сотрудничества и обеспечения безопасности в регионе, в отличие от геополитических устремлений США", - резюмирует профессор Кукеева.

Впрочем, ряд экспертов рассматривают Большую Центральную Азию и в качестве бизнес-проекта, предложенного США. Так, Мурат Лаумулин полагает, что с формальной точки зрения проект БЦА связан с Большим Ближним Востоком, главная задача которого - модернизировать пространство от Индии до Турции.

Таким образом, делают вывод эксперты, политика США в Центральной Азии вошла в новую фазу. В краткосрочной перспективе данный план по созданию Большой Центральной Азии выглядит несколько авантюрно с учетом современных реалий и тех трудностей, с которыми Вашингтон сталкивается в других регионах. Однако совершенно нельзя исключать, что в среднесрочной перспективе нынешняя администрация (или ее преемница) США возьмет данный проект на вооружение, поскольку в нем заложены главные приоритеты американских интересов, цели внешней политики США и механизмы их достижения.

Безусловно, развитие коммуникационных путей, региональная торговля, поставки электроэнергии в Афганистан для тех, кто ее производит (если будет возможно, учитывая сложный горный рельеф, протянуть линии электропередачи), выход к морю через Пакистан - все это могло бы сыграть положительную роль для бедных и отстающих в своем развитии стран. "Если для Афганистана иметь дело с модернизированными обществами, обладающими более высоким экономическим потенциалом, это плюс, то какой плюс это для Центральной Азии, сейчас ответить трудно. Совершенно очевидны минусы - это и радикальные исламистские идеи, и наркотики", - сказала "НГ" профессор МГИМО, вице-президент Международного центра стратегических и политических исследований Ирина Звягельская.

По ее мнению, необходимо учитывать, что Афганистан остается источником серьезных угроз. Эти угрозы не нивелированы присутствием американцев и союзников по коалиции. До настоящего времени Афганистан так и не обрел подлинной государственности, и отсюда те серьезные вызовы, с которыми может столкнуться Центрально-Азиатский регион в целом.

Материалы предоставлены
агентством WPS.