Как Казахстан стал председателем ОБСЕ

Аркадий Дубнов
Время новостей, 02.12.2007

Мастерство, с которым казахстанская дипломатия добилась для своей страны председательства в ОБСЕ, вызывает искреннее восхищение. Компромисс по этому вопросу выглядит единственным серьезным результатом состоявшегося в конце прошлой недели в Мадриде заседания Совета министров иностранных дел (СМИД) ОБСЕ.

Казахстан получит лелеемое им уже несколько лет председательство в этой организации, но не в 2009-м, а в 2010-м. В Астане это решение рассматривают как большой успех. Там вполне по-джентльменски вспоминают, что заявка Казахстана на 2009 год рассматривалась как коллективная петиция большей части стран СНГ, и готовы поделить этот успех на всех партнеров. На следующее утро после достигнутого в Мадриде консенсуса казахстанские политологи и эксперты стали чуть ли не хором благодарить Москву за поддержку казахстанской кандидатуры.

Вряд ли кто-то может усомниться в способности ближайших союзников России быть благодарными. Однако в данном случае дифирамбы в адрес Москвы выглядят несколько чрезмерными. Они больше похожи на своеобразные извинения за дискомфорт, который не могло не испытать в Мадриде руководство российского МИДа, обнаружив, что данный им Западу "бой" за казахстанскую заявку на заседании СМИД ОБСЕ оказался напрасным. Коллеги из Астаны сами справились с задачей, но почему-то не уведомили об этом российских союзников.

Чтобы в этом удостовериться, достаточно сравнить тексты выступлений в Мадриде главы МИД России Сергея Лаврова и его казахстанского коллеги Марата Тажина. Г-н Лавров произнес очень сильную речь про "негативные тенденции в эволюции ОБСЕ", про "переломный для Европы период" и наступающий "момент истины" по ряду проблем европейской безопасности. Рассказав о проблемах Косово и ДОВСЕ, российский министр темпераментно вступился за Казахстан, чья "заявка на председательство в ОБСЕ в 2009 году, поддержанная всеми странами СНГ, а это пятая часть ОБСЕ", столкнулась с "подходом известной группы стран", пытавшихся "нарушить принцип равноправия стран -- участниц ОБСЕ". "В отличие от всех тех, кто беспроблемно до сих пор утверждался на роль "рулевых" в ОБСЕ, наших казахских друзей пытались принудить как-то дополнительно доказывать свою "пригодность", -- клеймил западных партнеров российский министр. -- Подобный двойной стандарт категорически неприемлем". Затем г-н Лавров обвинил ОБСЕ в том, что на ее мероприятия "зазываются без разбора маргинальные, а то и вовсе фантомные НПО с экстремистскими взглядами".

Сергей Лавров от имени семи государств -- членов ОДКБ СНГ (Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана) подверг резкой критике деятельность Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Он внес от имени "семерки" проект "Базовых принципов организации наблюдения за общенациональными выборами по линии БДИПЧ". Российский МИД накануне заседания в Мадриде выражал неудовольствие тем, что в деятельности ОБСЕ ощущается "перекос в сторону гуманитарной составляющей в ущерб военно-политическим и экономическим аспектам".

После этой речи удивительно контрастным выглядело нежно-лояльное по отношению к ОБСЕ выступление главы казахстанского МИД Марата Тажина. Оказалось, что никто и ни к чему Астану не "принуждал" -- она сама только и делает, что стремится доказать свою "пригодность" в качестве председателя ОБСЕ. Г-н Тажин обещал, что правительство Казахстана "учтет рекомендации ОБСЕ при реализации демократических реформ", при "реформировании выборного законодательства", "в работе над новым законом о СМИ" и "либерализации процедуры регистрации СМИ" в 2008 году, а также при "имплементации рекомендаций БДИПЧ в законодательстве в отношении политических партий".

Г-н Тажин сообщил, что с помощью БДИПЧ и других институтов ОБСЕ власти Казахстана "намерены принять меры по реформированию закона о выборах". Он доложил об уже принятых "мерах по дальнейшей либерализации, открытости и публичности политико-властных процессов" в Казахстане. "Мы считаем человеческое измерение важнейшим направлением деятельности ОБСЕ", -- заверил г-н Тажин, как видно, не обнаруживший в ней никаких "перекосов". Он пообещал, что в качестве председателя ОБСЕ Казахстан "будет выступать за соблюдение базовых принципов открытого участия НПО в деятельности организации", не испугавшись при этом ни "маргиналов", ни "экстремистских фантомов". Наконец, Марат Тажин заявил главное: "Казахстан обязуется сохранить БДИПЧ и его существующий мандат и не станет поддерживать какие-либо будущие попытки ослабить их".

После таких клятвенных обязательств консенсус по заявке Казахстана на председательство в ОБСЕ, пусть и годом позже, был обеспечен. Для Марата Тажина и для его западных партнеров это не стало неожиданностью. Как выяснилось, еще 20 ноября глава МИД Казахстана направил председателю ОБСЕ письмо, в котором добровольно изложил согласие на все условия "пригодности" в качестве председателя. Любопытно, что на официальном сайте ОБСЕ оно было размещено лишь после СМИД в Мадриде. Только тогда, видимо, про него и узнал Сергей Лавров.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Да, комментарии "впечатляют".
Стыдно за казахстанские комментарии.
Сказка есть про мальчика, который помощь от волков просил. А волков не было. ОБСЕ-не волки, к счастью, наоборот. Но вот когда волки действительно нападут, руки помощи просить будет не у кого.

 
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

great job!

 
х7 (не проверено)
Аватар пользователя х7.

Поздравляю!!! КАЗАХСТАН Вперед!!!
(причем тут россия, отстой)