СНГ перестанет существовать, как только произойдет повсеместная смена элит

Владислав Иноземцев, руководитель Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук
Гудок, 19.11.2007, с. 6

Содружество зажато между объединенной Европой и бурно развивающимся Китаем. Сможет ли на этом фоне Россия стать адекватным центром притяжения для постсоветских стран, предложить привлекательную модель для подражания - большой вопрос.

Владислав Леонидович, каковы интересы и задачи России на постсоветском пространстве?

На мой взгляд, основными целями политики Москвы на территории бывшего СССР должны стать углубление естественно развивающейся социально-экономической интеграции стран СНГ и поддержание мира на их территории. На деле Россия сейчас реализует стратегию политического блокирования только с теми из постсоветских государств, которые готовы принять ее лидирующую роль в Содружестве. Число таких стран последовательно будет сокращаться, так как смена элит приводит к власти силы, на которые Россия или не обращала внимания, или против которых активно боролась. Тот же Виктор Ющенко, начиная предвыборную кампанию на Украине в 2004 году, не был антироссийским политиком, но по ходу ее обрел недоверие к России. Поэтому объективно СНГ перестанет существовать, как только произойдет повсеместная смена элит. СНГ показало свою неспособность быть инструментом решения политических проблем, появившихся у государств постсоветского пространства. В первую очередь - конфликтов в Карабахе, Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье. Торговля стран СНГ между собой стагнирует. Так, объем торговли России со странами СНГ в первом полугодии 2007 года составил всего лишь 13,2% ее внешнеторгового оборота.

СНГ сегодня фактически раскололось на пророссийский ЕврАзЭС и антироссийский блок ГУАМ (Грузия - Украина - Азербайджан - Молдавия). Можно ли считать участников ГУАМ "отрезанным ломтем" для России?

Молдавия и Украина сегодня находятся на пути в Евросоюз и, скорее всего, будут в него интегрированы в ближайшие 20 лет. По крайней мере, выступая 7 октября в Стокгольме на заседании общественного комитета "Россия в объединенной Европе", в котором я имею честь состоять, шведский министр иностранных дел Карл Бильдт впервые заявил, что в ЕС более не исключают возможности членства Украины в союзе. Грузия не сможет идти на Запад столь же быстрыми шагами. Азербайджан вообще не стремится вырваться из постсоветского пространства, в Баку очень многие говорят по-русски и хотят диалога с Россией.

Что значит для российской экономики и политики очевидный крен интеграции на Восток?

В Душанбе действительно был подписан меморандум о сотрудничестве между ОДКБ и ШОС, но я бы не назвал это интеграционным шагом. Китай проводит все более экспансионистскую политику в регионе Центральной Азии. Сегодня у Казахстана и Узбекистана уже есть трубопроводы, ведущие в Китай, а у России нет. В Туркмении они строятся очень быстрыми темпами. А в документах ШОС указано, что для "борьбы с терроризмом и экстремизмом" страны - члены организации могут коллективно участвовать в миротворческих операциях на территории друг друга. И усиление китайского влияния в странах, не граничащих с Россией - Киргизии, Туркмении, Узбекистане, - выглядит реальным. Наши политики предпочитают его не замечать. Мне кажется, что зря.

Каким будет конфигурация постсоветского пространства через пять - десять лет?

Все постсоветское пространство, включая Россию, стоит перед одним главным вызовом "ориентирования" в координатах "Запад - Восток". СНГ зажато между двумя полюсами, сложившимися за годы, прошедшие с распада Советского Союза. На западе мы граничим с объединенной Европой с ее 493 млн жителей, региональным валовым продуктом в $14,3 трлн и совокупным экспортом, составляющим 16,2% общемирового показателя. На востоке лежит Китай с населением 1,3 млрд человек и ВВП в $2,9 трлн, обеспечивающим 8,3% мирового экспорта. И эти полюса сложились менее чем за двадцать лет - за наше общее "потерянное" время. Ведь еще в 1989 году ВВП Китая был вдвое меньше советского, а западноевропейские страны послушно выстраивались по сигналу из Вашингтона и молились на доллар, который сегодня стремительно теряет позиции под давлением евро. И только слепой не видит, как бывшие советские республики дрейфуют в сторону Европейского союза (страны Балтии, Украина, Молдова, Грузия) или Китая (Киргизия и отчасти Узбекистан и Туркмения). А на Россию при всей ее "энергетической сверхдержавности" приходится лишь 2,4% населения мира, 2% глобального валового продукта и 2,5% экспортных потоков. Сможем ли мы стать адекватным центром притяжения для постсоветских стран, показать им привлекательную модель для подражания? В этом и состоит главный вызов. Если сможем, тогда будет повод говорить о конфигурациях. А если нет, то лет через тридцать вся "постсоветскость" этого пространства будет забыта, и оно станет всего лишь небольшой "буферной зоной" между Европейским союзом и Поднебесной.

Материалы предоставлены
агентством WPS.