Туркменский газ может окончательно рассорить Москву и Лондон

Борис Юнанов
Московские новости, N44, 09.11.2007, с. 18

Хотя королева Великобритании в своей тронной речи по традиции ни единым словом не обмолвилась о внешней политике, главное для нас и так ясно: российско-британские отношения находятся сейчас на самом низком уровне со времен окончания холодной войны. Выправить ситуацию не удается ни британскому послу в Москве Энтони Брентону, периодически выступающему с духоподъемными заявлениями, ни российскому послу в Лондоне Юрию Федотову, опубликовавшему, кажется, уже не одну статью в "большой британской прессе" с разъяснениями позиции Москвы.

Пререкания между прокуратурами двух стран в связи с расследованием убийства Александра Литвиненко и отказом России в экстрадиции Андрея Лугового продолжаются. Масла в огонь подлил на днях глава службы безопасности МИ-5 Джонатан Эванс, посетовавший, что ему приходится тратить слишком много сил и ресурсов на борьбу с российскими шпионами в Англии, которых со времени окончания холодной войны вовсе не стало меньше. Между тем и Москву, судя по недавним заявлениям директора ФСБ Николая Патрушева, беспокоит "симметричная" активность британских бойцов невидимого фронта на территории РФ. Одним из главных отягчающих факторов двусторонних отношений остается фигура "политэмигранта" Бориса Березовского, чью лондонскую компанию (в смысле политического статуса), по слухам, недавно пополнил экс-глава "Русснефти" Михаил Гуцериев. То, что официальный Лондон эти слухи никак не комментирует, можно объяснить разве что нежеланием лишний раз раздражать Москву.

Утешением для двух стран, полагают многие аналитики, служит лишь то, что заморозка политических отношений пока практически не сказывается на экономических связях. Однако и этот вывод может оказаться скороспелым. То, что компания "Бритиш петролеум" (BP) потеряла свою долю в Ковыктинском месторождении аккурат в пик скандала вокруг дела Литвиненко, в Лондоне отнюдь не расценивают как досадную случайность. И, судя по всему, стали думать над "симметричным" ответом Москве.

И вот на днях лондонская "Таймс" сообщила о подписанном в сентябре в Ашхабаде на уровне глав энергетических ведомств секретном британо-туркменском меморандуме о сотрудничестве в области добычи газа.

Сентябрь... В столицах СНГ репетируют повестку дня саммита в Душанбе, где от нового президента Туркмении ожидают важных заявлений по ключевым энергетическим проектам. Но Лондон провел тайную игру на опережение. А Гурбангулы Бердымухаммедов, обнимаясь позже в Душанбе с коллегами по СНГ, и виду не подал, что туркменский рынок добычи газа уже фактически открыт для британских "Бритиш петролеум" и "Баррен энерджи". Все бы ничего, бизнес есть бизнес, но именно от туркменского газа в немалой степени зависят перспективы на мировом рынке российского энергогиганта - "Газпрома". Если туркменский газ пойдет на Запад по другим, альтернативным маршрутам, "Газпрому", может так оказаться, попросту нечем будет наполнять трубу "Северного потока": инвестиции в новые месторождения у самой российской монополии практически нулевые. Готовность Ашхабада освоить британские инвестиции означает, учитывая потенциал таких компаний, как BP, реанимацию проекта "Набукко" - лоббируемого США и ЕС стратегического газопровода, по которому центральноазиатский газ, в пику "Газпрому", пойдет в Европу.

Британия вопреки (или с помощью?) своей самой свободной в мире прессе умеет держать конфиденциальную информацию под контролем. Далеко не самая последняя по значимости межгосударственная сделка оказалась в момент подписания обойдена вниманием новостных агентств, включая "Рейтер" и Bloomberg. Зато полтора месяца спустя, буквально на следующий день после того, как туркменский президент фактически договорился в Брюсселе с лидерами ЕС об открытии внутреннего рынка энергоносителей для зарубежных инвестиций, "новость" оказалась засвеченной на страницах правоконсервативного издания, в приоритеты которого бизнес-новости не входят. Значит, уже можно и слить. Теперь британо-туркменские контакты не идут вразрез с общей энергетической политикой ЕС, и Лондон избежит нареканий в энергетическом сепаратизме. Кроме того, в Лондоне поняли, что и Брюссель, оказывается, вовсе не спешит увязывать сотрудничество с новым туркменским лидером, и то, насколько вдохновенно и споро тот преодолевает тяжкое наследие Сапармурата Ниязова в правозащитной сфере. В конце концов, на другую чашу весов Ашхабад, заверявший Москву в приверженности общим энергетическим ценностям, вплоть до строительства Прикаспийского газопровода и долгосрочных контрактов с "Газпромом", положил куда более ценный груз.

Есть еще один признак того, что официальный Лондон не случайно именно сейчас вбросил в прессу информацию о своих договоренностях с Ашхабадом. Голландия только что уведомила Москву о своей готовности присоединиться к "Северному потоку" силами компании Gasunie. Лондон тут же посылает сигнал собравшемуся на переговоры в Москву голландскому премьеру Балкененде: не торопитесь, большая энергетическая игра только начинается, здесь еще ничего не предрешено.

Итак, на фоне замороженных политических контактов Британия официально признала, что вступила с Россией в соперничество за доступ к центральноазиатскому газу, без которого лидерство Москвы на мировом энергетическом рынке может уйти в песок. Что это, как не убедительное доказательство того, что политический мезальянс не может быть вещью в себе. Он не только сказывается на крупном бизнесе, но и во многом определяет его алгоритм. Премьер Браун жестче и умнее своего предшественника, хотя и не выступает, подобно Блэру, с грозными заявлениями. То, как была оформлена ашхабадская сделка, говорит о готовности Брауна сомкнуть стратегические интересы государства и британского сырьевого бизнеса. Брауну вот-вот предстоит важный визит в Китай, у которого также серьезные виды на центральноазиатский газ - и не только потребительские. Браун наверняка попытается убедить лидеров Поднебесной, что британские компании для них - оптимальные энергетические партнеры в Центральной Азии. Цена вопроса вырастет еще больше. Как, впрочем, и пропасть российско-британских противоречий.

ДОСЛОВНО

Квентин Пил, международный редактор газеты "Файнэншл таймс":

"Если вы (в России) думаете, что мы ведем какую-то игру на Кавказе или в Центральной Азии, то вы живете в ХIХ веке, когда мы действительно ее вели. Британцы теперь не "большие игроки", они просто делают деньги в этом мире. Какая уж там "большая игра", если мы потерпели полный провал, последовав в Ирак за американцами".

* * *

Доминик Ливен, профессор Лондонской школы экономики:

"Мнение Великобритании о ситуации в Грузии или на Украине имеет сегодня до такой степени ничтожное значение, что Москва может и не реагировать на него. Лондон пусть хоть кричит как ребенок, взрослым не нужно это слушать. Конечно, и Россия может кричать на Лондон, и это тоже не будет иметь значения. Другое дело, если Москва закричит на Пекин, Тегеран или на худой конец Вашингтон. Но вот этого она как раз делать не станет..."

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Хватит быть холявным посредником...
хватит понтоватся за чужой счет..