Арест - только по суду

Руслан Искандеров
Gazeta.kz, 29.10.2007

Недавно в Казахстане были приняты поправки в Конституцию страны, по которым арест человека должен быть санкционирован только судом. И сегодня в Парламенте рассматриваются поправки в законодательство, чтобы "дотянуть" его, и прежде всего наш Уголовный Кодекс, до уровня европейских норм.

 

Итак, теперь, в соответствии со статьей 16 второй части Основного Закона, "арест и содержание под стражей допускается только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов".

Новый порядок санкционирования ареста, в сущности, лишения человека свободы на более или менее продолжительное время, стал ожидаемым событием в сфере юристов и правозащитников, но также вызвал неоднозначные мнения среди них.

С одной стороны, новые положения Конституции, безусловно, стали еще одним шагом страны по приближению нашей страны к общемировым юридическим и гуманитарным стандартам. Но они, кроме того, ставят новые, непростые задачи перед отечественными судебными и правоохранительными органами.

И здесь мне вспомнился один мой знакомый, друг нашей семьи, милейший и интеллигентнейший человек, пенсионер Сергей Васильевич. Всю жизнь этот воспитанный и достойный во всех отношениях человек проработал экономистом и бухгалтером в строительных организациях Казахстана, и я всегда поражался его вежливости, деликатности. И кто бы мог подумать, что его когда-то заподозрили в страшном преступлении! Когда он, в одну хорошую минуту, рассказал мне о случае, который произошел с ним в молодые годы, я был просто в шоке...

Случилось это лет двадцать назад. Однажды, прогуливаясь вечером в тенистом парке города, неподалеку от ресторана, Сергей Васильевич, тогда еще молодой человек, услышал крики и шум возни. Заинтересовавшись и подойдя ближе, увидел, как трое мужчин сосредоточенно избивают четвертого, который вопит благим матом. Сергей тоже закричал: "Что вы делаете, оставьте его, подонки!" - и бросился к месту происшествия. Нападавшие сбежали, а на руках Сергея остался истекающий кровью мужчина, с разбитой головой и уже почти сознания.

Пока Сергей бегал звонить в милицию, пока она приехала, потерпевший впал в кому. Но перед этим успел сказать, что бил его мужчина в синей спортивной куртке. И вот совпадение - у Сергея оказалась именно такая куртка!

Через несколько дней он из свидетеля преступления превратился в подозреваемого, а затем его арестовали по обвинению в злостном хулиганстве и в том, что он в драке проломил человеку череп...

Полтора месяца, которые Сергей Васильевич провел в СИЗО, стали для него страшным испытанием. Как он ругал себя, что поддался любопытству и пошел на звуки драки! Прошел бы мимо - и ничего не произошло... Сколько он ни доказывал, что он не при чем - следователь не верил, потому что свидетелей драки не оказалось, а сам пострадавший оставался в тяжелом состоянии в больнице, без сознания.

Проклятая синяя куртка довершила дело, ее вспомнили и официанты ресторана. Правда, опознать Сергея они не могли - не помнили, но и у него алиби не было, ведь до этого он больше часа гулял в одиночестве в парке, без свидетелей... Письма его в прокуратуру падали в неизвестность, давший санкцию на арест прокурор так и не пожелал выслушать его объяснений.

И кто знает, как в дальнейшем сложилась бы судьба студента, если бы пострадавший, к счастью, не пришел бы в себя и не подтвердил следователю, что его били совсем другие люди.

Сергея, после полутора месяцев мытарств по каталажкам выпустили и даже извинились - но шрам от глубокого психологического стресса остался у него в душе на всю жизнь.

- Понимаешь - эти уголовники, эта зверская среда, ужасное общество, теснота, невозможность побыть ни на минуту наедине с собой... И в то же время осознание, что ты совершенно невиновен, осознание своего бессилия - вот что "убивало" меня больше всего, - рассказывает Сергей Васильевич. И до сих пор, хотя прошло много лет, руки его, когда он рассказывает эту историю, дрожат...

Конечно, можно просто сказать: "Не повезло человеку!". Оказался не в нужное время не в том месте. Можно сослаться на трагическое стечение обстоятельств, на неквалифицированность следователя и прокурора, даже на особенности пресловутой "социалистической законности". Но факт, тем не менее, останется таким же жестоким и однозначным: человека, ни за что ни про что лишили свободы, бросили в тюрьму - и сделали это одним росчерком пера, без гласного разбирательства.

Его случай - один только пример из многих сотен несправедливых и неоправданных арестов, которые санкционировала прокуратура - ведь раньше только она решала: лишить человека свободы или нет. Такое положение существовало до последнего времени. И кто знает, сколько человеческих судеб поломало!

Прокурорская служба страны очень негативно отнеслась к изменениям в Конституцию, умаляющих ее права на санкцию ареста. С критикой передачи санкции на арест от прокуратуры суду и различными мрачными предсказаниями насчет того, какая неразбериха за этим может последовать, выступили в последнее время многие ответственные лица Генпрокуратуры РК. Борьба за право арестовывать идет и в парламенте, где каждое ведомство приводит депутатам, которые будут решать судьбу поправок, свои аргументы. Недавно на очередном совещании, посвященном этому вопросу, заместитель Генпрокурора РК Ильяс Бахтыбаев выступил против наделения следователя правом самостоятельно обращаться в суд за санкцией на арест, минуя прокурора. В этом случае, по его мнению, роль прокурора в суде станет не выше роли наблюдателя и автора заключения.

Новое положение, по мнению прокуратуры, сильно осложнит следственный процесс, создаст новые трудности в отправлении правосудия. Но все опасения развеиваются одним фактом: система обязательной судебной санкции на арест, на лишение человека свободы успешно и долгие годы действует в 110 странах мира и не только Европы, но и Азии, Африки, Латинской Америки и т.д. К странам, упорно продолжающим сохранять санкционирование ареста прокурором, относятся ряд стран СНГ (где еще сильны традиции советской прокуратуры и вообще - карательной системы судопроизводства) и ряд стран Африки, где существуют военные или жестко авторитарные режимы. Так что вскоре только суд, детально разобрав дело, доказательства, которые представлены следствием и прокуратурой, будет давать разрешение лишить на самое короткое время человека свободы.

Известный правозащитник Женис Турмагамбетова считает, что наделение правом санкции на арест исключительно суд - важнейший шаг на пути становления в Казахстане правового общества, приближения Казахстана к стандартам мирового судопроизводства.

- Закрытый, по существу, процесс санкционирования ареста прокурором не позволяет достоверно судить об обоснованности принимаемых решений. С другой стороны: одно дело, когда суд, в ходе состязательного гласного процесса, заслушав и прокурора, и сторону защиты, решает вопрос об обоснованности заключения лица под стражу. И совершенно иная ситуация, когда суд рассматривает жалобу лица, уже находящегося под стражей, по санкции прокуратуры. Очевидно, что во втором случае сознание того, что лицо уже арестовано и содержится в следственном изоляторе, будет психологически давить на суд в неизмеримо большей степени.

А прокуратуре хочется посоветовать, чтобы они перестали оспаривать очевидное, а занялись бы реальной перестройкой своей работы, которой требуют от них новые изменения Конституции. С тем, чтобы новое положение закона, охватывающее основные права граждан на правовую защиту их свободы, стали реальной юридической практикой. Конечно, придется перестраивать работу и следственного аппарата, и прокуратуры, и судов. Но это давно было необходимо сделать, если мы хотим построить по-настоящему правовое государство.

Однако нельзя сказать, что в возражениях следователей и прокуроров нет значительной доли истины: сегодняшняя система предварительного следствия, взаимодействия всех правоохранительных и судебных органов, будет нуждаться в глубокой перестройке. Ведь ежегодно прокурорами в среднем утверждалось около 22 тысяч санкций на арест. То есть, каждый прокурор района ежегодно принимал от нескольких сот до нескольких тысяч решений об аресте. Теперь эта задача должна выполняться судами, и без того уже заваленными работой.

- У нас сотни дел ежемесячно, суды перегружены, - откровенно сказал мне судья одного из районных судов Алматинской области. - А теперь нам еще вменят в обязанность санкционирование арестов. Но ведь это тоже - настоящее разбирательство дела, с участием обвиняемого, адвокатов, прокуратуры - оно требует времени. В районе, к примеру, обычно работает один или два судьи. А так как аресты производятся в любое время дня и ночи, то судьи, получается, должны работать круглосуточно? Нагрузка возрастет в разы.

Судьи считают, что в такой ситуации нужны дополнительные финансовые затраты, введение новых должностей дежурных судей или судей по надзору за предварительным расследованием, как это делается в США, Франции, Италии или других европейских странах. Но у нас все, как часто бывает, упирается в финансы: на новые ставки судей пока нет денег. Судьи надеются, что эта проблема будет разрешена при утверждении бюджета на следующий год - иначе механизм судебной санкции на арест может и не заработать...