Центральная Азия - один из ключевых регионов в обеспечении глобальной безопасности

Олег Горупай
Красная звезда, 26.10.2007, с. 3

В настоящее время региональные процессы здесь характеризуются столкновением различных политических, экономических, культурно-цивилизационных интересов разных государств. Если во время первой "Большой игры" борьба за Центрально-Азиатский регион (ЦАР) велась между Британской и Российской империями, то сегодня здесь действуют такие важные региональные "игроки", как Турция, Иран, Пакистан, Индия. Новая геополитическая "игра" разворачивается вокруг вопросов доступа к энергетическим ресурсам и контроля над транспортными коммуникациями. И на главную роль в ней претендуют США, пытающиеся перетасовать политическую колоду и изменить существующий в регионе расклад сил. Связано это, скорее всего, с тем, что в Вашингтоне вспомнили известное выражение Уинстона Черчилля, произнесенное им еще в 1919 году: "Центральная Азия - это та дойная корова, которая еще дожидается своего крокодила", и решили "прибрать" регион к своим рукам.

ПРОТЕКТОРАТ ПО-АМЕРИКАНСКИ

О подлинных устремлениях и целях Белого дома в Центральной Азии, вероятно, можно судить по статье руководителя Вашингтонского института Центральной Азии и Кавказа при высшей школе международных исследований им. Пола Нитце в университете Джона Хопкинса Фредерика Старра "Партнерство для Центральной Азии", опубликованной в главном политическом рупоре США журнале Foreign Affairs еще в 2005 году. По мнению ряда политологов, Старр озвучил инициативу американской администрации по созданию новой региональной организации. Суть ее сводится к "созданию форума Партнерство по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии (ПБЦА)", объединяющего под управлением США центральноазиатские государства и Афганистан без участия России, Китая, Ирана и Пакистана. Как считают аналитики, согласно этому замыслу США должны содействовать превращению Афганистана и региона в целом в "безопасную зону суверенных государств" с рыночной экономикой, "светскими и открытыми системами государственного управления" и, самое главное, "поддерживающих позитивные отношения с Вашингтоном". Это позволит Соединенным Штатам не только вырвать центральноазиатские государства из "объятий России и Китая" и окончательно закрепиться в Центральной Азии, но и превратить регион в свой протекторат.

Еще в 2002 году администрация Буша приняла два документа, которые определяли стратегию США в отношении этого региона: "Акт в поддержку свободы в Афганистане", в котором подчеркивается намерение США способствовать становлению демократии и гражданского общества не только в Афганистане, но и во всей Центральной Азии, и "Стратегия национальной безопасности", подтверждающая геополитические интересы США в Каспийском и Центрально-Азиатском регионах. По мнению политолога Елены Вязгиной, после 11 сентября 2001 года внешнеполитическая линия Соединенных Штатов Америки в Центрально-Азиатском регионе была нацелена на решение следующих задач: использование военно-политической конъюнктуры, сложившейся в ходе антитеррористической операции в Афганистане, для всестороннего укрепления отношений со странами Центрально-Азиатского региона; создание условий, при которых другие внешние силы, прежде всего Россия, не смогли бы контролировать и направлять развитие процессов в Центральной Азии в ущерб американским интересам; расширение и модернизация предоставленных вооруженным силам США военных баз и получение дополнительных военных объектов в регионе; обеспечение американскому бизнесу доступа к топливно-энергетическим и иным ресурсам Центральной Азии; открытие рынка Центрально-Азиатского региона для американских инвестиций, товаров и услуг, стимулирование структурных экономических реформ.

Внешнеполитическая стратегия достижения этих поставленных целей заключалась в том, чтобы сделать такое предложение странам ЦАР, которое трудно отвергнуть. Посулить нечто, позволявшее потенциальному партнеру решить очень больную проблему, например терроризма, внешних долгов, присвоения статуса страны с рыночной экономикой, заключения очень серьезных программ технологического сотрудничества. Все это - в обмен на некое содействие в строительстве модели мира, устраивающей Америку. А для более полной уверенности в успехе предприятия по закреплению в Центральной Азии США потребовалось непосредственное военное присутствие, обеспечивающее, так сказать, всепогодный контроль.

НАТО КАК ИНСТРУМЕНТ ПЕНТАГОНА

С 2002 года Центральная Азия находится в условиях непосредственного присутствия военной структуры Организации Североатлантического договора в Центральной Азии и Афганистане. При этом НАТО стремится решить здесь ряд задач, которые навязаны альянсу Вашингтоном. Это прежде всего оказание, используя "Индивидуальный план действий", местным режимам помощи в переходе к демократии, выстроенной по западным лекалам. Вторая цель состоит в интенсификации регионального сотрудничества в области безопасности. Вместе же они направлены на то, чтобы взять контроль над всем регионом.

Сотрудничество НАТО с государствами Центральной Азии широко реализуется в различных областях и подкреплено на практике военным присутствием в странах региона. В Киргизии это американская военная база Ганси. На территории Таджикистана, в Душанбе, разместилась военно-воздушная база НАТО. В основном здесь располагается французский воинский контингент. США и контролируемые ими международные финансовые институты, а также западные союзники с начала только этого года предоставили Таджикистану международных кредитов на сумму 1 млрд. 43 млн. долларов и грантов в размере 145,3 млн. долл., что составляет более двух бюджетов этой республики. По некоторым данным, военные США осмотрели на предмет создания базы аэродромы в Чкаловске на севере и в Кулябе на юге Таджикистана. К 2010-2011 годам Пентагон надеется закрепиться и на третьем аэродроме в Хороге на границе с КНР. Повод - ремонт взлетно-посадочной полосы на случай ЧП в воздухе с самолетами международной коалиции в Афганистане.

На территории Казахстана военных баз НАТО нет, хотя вопрос об их создании поднимался в начале антитеррористической операции в Афганистане. В частности, планировалось разместить на аэродромах в Чимкенте и Луговом военную авиацию, а под Карагандой - американскую мотопехотную бригаду численностью до 5 тыс. человек. Но этот проект не получил своего развития. Однако Вашингтон и Брюссель и так проявляют немалую активность. Не так давно при содействии США в Западном Казахстане близ каспийского побережья в Атырау были построены казармы для военнослужащих республики. Американцы затратили на их строительство 19 млн. долларов. Неоднократно выделялись гранты и на создание казахстанского флота на Каспии.

Не оставляет Вашингтон без внимания и Туркменистан. Так, по некоторым данным, просочившимся в печать, США якобы планируют в будущем основную ставку сделать на оппозиционных туркменскому лидеру Гурбангулы Бердымухаммедову политиков. По имеющейся информации, американские функционеры на протяжении 2007 года провели ряд встреч с туркменскими оппозиционерами, в ходе которых обсуждались вопросы финансовой и иной помощи туркменской оппозиции со стороны США, а также способы повышения авторитета "правительства Туркменистана в изгнании" и обеспечение участия оппозиции в процессах "демократического" реформирования Туркменистана.

Закрепляясь в странах региона, НАТО незаметно продвигается к российской границе. Причем делает это, что следует подчеркнуть особо, весьма аккуратно, без особой конфронтации, с соблюдением международных норм. Вот и на днях спецпредставитель генсека НАТО по Центральной Азии и Кавказу Роберт Симмонс в интервью Интерфаксу заявил, что у Североатлантического союза нет намерений расширять военное присутствие в регионе. Тем не менее он признал, что Центральная Азия стратегически важна для НАТО, поскольку там есть проблемы, которые волнуют альянс.

БЕЗОПАСНОСТЬ ОДНА НА ВСЕХ

А это в свою очередь не может не беспокоить Россию, так как грозит ей потерей политических, экономических и военных связей со странами региона. Исходя из этого, а также из своих геостратегических целей, Россия стремится сохранить свое влияние в этих странах. Наличие русскоязычного меньшинства во всех центрально-азиатских республиках, их тесная взаимосвязь с экономикой России, проблемы внешней безопасности некоторых государств и многие другие факторы создают основу для присутствия России в регионе. Для стран Центрально-Азиатского региона Россия - естественный зарубежный партнер. В отличие от США, прикрывающихся борьбой с международным терроризмом и наркотрафиком и стремящихся на самом деле получить лишь собственные экономические и политические дивиденды, Россия реально обеспокоена вопросами как региональной, так соответственно и собственной безопасности.

Именно по ее инициативе Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) было сделано НАТО предложение о совместном противодействии процветающей в Афганистане наркоторговле. Однако оно было отвергнуто. И это в то время как, по данным ООН, рост производства наркотиков в Афганистане в 2007 году вырос на 50 процентов по сравнению с прошлым годом. В лабораториях, расположенных на территории Афганистана, производится 90 процентов мирового опиата. Доходы от нелегального оборота наркотиков в этой стране составляют более 3 млрд. долларов в год, что укрепляет финансовые основы проталибовских боевиков.

Или взять другую проблему - исламский фундаментализм. Она хорошо известна государствам ЦАР. С ней сталкивались Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. В Ташкенте, к примеру, отчетливо осознали роль США в известных событиях 2005 года, результатом чего и стало выдворение американской военной базы, дислоцировавшейся в Ханабаде. Отсюда и изменение отношения к НАТО и США во всех странах региона. В Киргизии серьезно обеспокоены вопросом нахождения американской авиабазы Ганси, а Казахстан вопреки прогнозам некоторых аналитиков будет выстраивать систему собственной противовоздушной обороны совместно с Россией, а не США. В настоящее время продолжаются активные переговоры между Москвой и Астаной о поставке в Казахстан российских противовоздушных систем С-300 и С-400. Кроме того, национальное министерство обороны недавно подписало контракт стоимостью 60 млн. долларов с корпорацией "МиГ" о глубокой модернизации авиационной техники, стоящей на вооружении у ВС страны. Для России Казахстан был и остается военным союзником номер один.

Деструктивная роль Вашингтона в ЦАР подтолкнула Москву к значительной активизации своей интеграционной деятельности в регионе, которую в целом поддержали руководители всех региональных государств. Набирает силу и международный авторитет Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Создаваемое в его рамках Единое экономическое пространство сулит его участникам солидные экономические выгоды. К примеру, уже сегодня Казахстан имеет возможность значительно увеличить долю социальной составляющей строительства национальных вооруженных сил. С 1 января будущего года рядовой-контрактник станет получать денежное содержание, равное примерно восьмистам долларам, а командир взвода - до тысячи долларов. Очевидно, что не последнюю роль в этом сыграли тесные, а главное, взаимовыгодные экономические связи с Россией, позволяющие Казахстану активно развиваться.

Расширяет сферу своей ответственности Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Об этом могут свидетельствовать в том числе и прошедшие в августе антитеррористические учения "Мирная миссия-2007". Кроме того, недавно в Душанбе был подписан Меморандум о взаимопонимании между секретариатами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Там же, на саммите глав государств-участников ОДКБ, были подписаны два пакета документов: по нормативному и организационному оформлению в рамках ОДКБ механизма миротворческой деятельности и по совершенствованию нормативной правовой базы деятельности Межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству (МКВЭС). Достигнуто также соглашение о поставке техники и вооружений по внутрироссийским ценам не только для вооруженных сил государств-участников ОДКБ, но и для всех их силовых структур.

Осенью 2003 года Россия открыла свою военную базу в Киргизии, что было расценено как значимый показатель взаимной заинтересованности РФ и ряда государств ЦАР в ее непосредственном военном присутствии. На летнем саммите ШОС этого года Россия не просто продекларировала, а реально сформулировала экономическую ситуацию, при которой может гарантировать эффективное вложение в экономику Киргизии до 2 млрд. долларов. В июле 2004 года на сочинской встрече Владимира Путина и Эмомали Рахмонова были достигнуты далеко идущие договоренности о развитии всестороннего сотрудничества между Россией и Таджикистаном, в том числе относительно военного присутствия РФ в этой республике. А на недавнем тройном саммите СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ министр обороны России Анатолий Сердюков подтвердил, что Россия готова передать Таджикистану часть техники и вооружений 201-й военной базы, дислоцирующейся в Душанбе. Несколько дивизионов ЗРК "Печора-2М" в Объединенной системе ПВО СНГ охраняют таджикское небо, готовится закупать их и Узбекистан.

Существенная активизация отношений Москвы и Ташкента также не случайна. Взаимная выгода ряда российско-узбекских проектов не вызывает сомнений. В пользу этого говорит и то, что не осталось на бумаге соглашение о создании совместного авиаремонтного предприятия "УзРосавиа", которое было подписано во время пребывания в Узбекистане Михаила Фрадкова в бытность председателем Правительства РФ. Соглашение предусматривает применение внутрироссийских цен при заключении контрактов на поставку оборудования и оказание услуг по ремонту вооружения и военной техники; выполнение повторного ПТО вертолетов и самолетов ВВС республики; организации на промышленной базе Узбекистана совместных работ по комплексной утилизации боеприпасов. Помимо военных интересов, это сулит и экономическую продуктивность.

Вместе с тем дальнейшее продвижение российских интересов в страны Центральной Азии невозможно без принятия региональной стратегии. В ней должны быть четко сформулированы цели и задачи военно-политических и экономических связей России с государствами региона, а также методы и средства по их достижению. Необходимо учитывать противодействие со стороны Соединенных Штатов и сопротивление определенной части местной политической элиты российской политике в регионе. Очевидно, что российские интересы в Центральной Азии могут быть обеспечены только тогда, когда ее начнут воспринимать здесь в качестве выгодного, надежного и заслуживающего уважения партнера. События последних лет могут свидетельствовать о том, что Москва выбрала правильный путь.

Материалы предоставлены
агентством WPS.