Чего ожидать в Средней Азии?

Александр Филопулов
Российские вести, N33, 28.09.2007, с. 6

Казахстанский журналист Ерберген Салыков опубликовал в газете "Экономика" (14.09.2007) под названием "Началась схватка России и Китая" материал, который был впоследствии помещен независимым Интернет-изданием "Навигатор". В основе статьи - аналитические и экспертные заключения зарубежных специалистов. "Российские вести" сочли возможным ознакомить читателей с основными положениями этого материала ввиду его актуальности.

Начало этому событию было положено 31 августа, то есть в тот день, когда состоялась с участием президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова инаугурация проекта строительства трубопровода, который, как предполагается, станет в будущем доставлять в Китай тот туркменский природный газ, который в настоящее время предназначается России.Такой видится ситуация специалистам агентства Stratfor (China: Central Asian Rumbles, August 31, 2007 г.). В чем новизна подобной постановки вопроса? Дело в том, что до сих пор считалось, что неизбежной экспансии интересов Китая в направлении богатых энергоресурсами Средней Азии могут и должны будут противодействовать западные державы. Ясное дело, прежде всего - американцы.

В США и других развитых государствах уже давно выражалась обеспокоенность тем, что Китай может рано или поздно предпринять акции, способные вызвать дестабилизацию в Средней Азии... Еще в свое время, к примеру, представлял касающуюся этого региона картину к 2018 году известный японский экономический эксперт Тадаси Накаме в своем исследовании "Три варианта будущего для Японии": "Япония твердо укрепилась в качестве уважаемого мирового лидера спустя две декады. При таких условиях Япония, бок о бок с США, может использовать свою передовую технологию для обеспечения того, чтобы Китай мог облегчить свои продуктовые и энергетические затруднения, не прибегая к дестабилизирующему захвату ресурсов Средней Азии и Южно-Китайского моря... Потребность в зерне в Китае, которому необходимо обеспечивать питанием дополнительные 12 млн. человек ежегодно, и массивный рост его энергопотребления вынудили китайское правительство обратить взоры на запад, на ресурсы Средней Азии". (T. Nakamae, президент Nakamae International Economic Research в Токио, журнал Economist, 21.09.98 г.). Реакция со стороны китайских экспертов на такое видение ситуации на Западе (в том числе и в Японии) была, если можно так выразиться, адекватной. Вот что писал по этому поводу почти шесть лет тому назад Фредерик Бобен, корреспондент французской газеты Le Monde в Пекине: "Если верить некоторым китайским аналитикам, американская стратегия предполагает отторжение от Китая его западных окраин - Тибета и Синьцзяна - с целью возведения барьера в виде "мини-государств", отрезающего его от углеводородных богатств Средней Азии" (La Chine s'inquiete d'une poussee americaine en Asie Centrale, 27.09.2001 г.)... А между тем Stratfor утверждает, что "Россия пробуждается перед лицом опасности и начинает предпринимать контрмеры, развертывая сцену для обширного китайско-российского конфликта в Средней Азии". Тут возникает вопрос: отчего же считается, что именно сейчас, когда запущен проект прокладки газопровода из Туркменистана в Китай, формально начался конфликт между Москвой и Пекином? Почему же никто не всполошился еще в сентябре 2004 года, когда стало реализовываться строительство нефтепровода из казахстанского Атасу в китайский Алашанькоу? Ответ тут простой. Нефть - это одно дело, а газ - другое. Нефть представляет собой жидкость. Жидкие вещества могут транспортироваться не только по трубопроводам, но и еще по железной дороге, а также грузовым автотранспортом, баржами и танкерами. А природный газ в том виде, в каком он добывается, не повезешь, скажем, через Каспий в танкерах и в вагонах-цистернах по железной дороге через Закавказье. Для этого понадобилось бы сжижать его. Но это сложная и, что самое главное, чрезвычайно затратная технология. В тех географических условиях, в которых находится Средняя Азия в целом и Казахстан, в частности, ее внедрение будет не оправданно..." Только Россия или Китай - "может располагать природным газом Средней Азии, и кто бы ни контролировал этот газ, он в конечном итоге будет контролировать регион", - такое заключение выводят из этой ситуации авторы агентства Stratfor.

Материалы предоставлены
агентством WPS.