Казахстан и Туркмения готовы бороться за свои ресурсы

Николай Макеев
Компания, N35, 24.09.2007, с. 44-47

Казахстан, по примеру российского "Газпрома", отобравшего контроль над "Сахалином-2" у Shell, рассчитывает вытеснить компанию Eni из крупного каспийского проекта "Кашаган". На очереди Туркмения, где власти нацелились сразу на пять месторождений, которые сейчас разрабатывают иностранцы.

Высокое содержание сероводорода, аномально высокое пластовое давление, необходимость утилизации газа и серы и отдаленность от мировых рынков сбыта. Эти проблемы перечислил "Ко" представитель одной из компаний, реализующих кашаганский проект - проект освоения одноименного месторождения, оператором которого является итальянская фирма Eni. Хотя среднеазиатская нефть чище и доступнее, но коммерческая целесообразность разработки местных нефтеносных участков в отдельности и наличие мелких глубин, снижающих себестоимость добываемого сырья, сомнительна. Для полноты картины стоит добавить непредсказуемость движения льдов, которые в зимний период затрудняют доставку грузов на морские объекты.

По накатанной дорожке

У сотрудника Министрерства энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Касымжомарта Боракаева другое впечатление от проекта разработки Кашагана. "Это крупнейшее месторождение, открытое за последние сорок лет. По величине углеводородного потенциала Каспийский бассейн можно сравнить с Африкой, Северной Америкой, Дальним Востоком и Океанией. Предполагаемые ресурсы Каспия сопоставимы с Северным морем, занимающим второе место в мире по добыче нефти", - рассказывает чиновник. Пятнадцать лет назад, когда казахи только распределяли между иностранцами лицензии на месторождения, они и сами до конца не понимали, какими природными богатствами обладает их государство. Зарубежные инвесторы также сомневались в рентабельности добычи углеводородов в Казахстане. В 1997 году, когда группа европейских и американских компаний (см. справку) создавала консорциум для работы на казахстанских месторождениях, черное золото стоило менее $20. Участники консорциума долго не решались, кому отдать функции оператора местных проектов - желающих не было. Всех удовлетворила кандидатура самого маленького участника - Agip.

Спустя три года интерес к казахстанской нефти возрос: в 2000 году иностранцы обнаружили Кашаган, извлекаемые запасы нефти которого оценивались в 7 - 9 млрд баррелей, а общие геологические запасы - в 38 млрд баррелей. Еще в начале работ Eni, которая взяла на себя функции оператора, обратилась к консалтинговым фирмам, работающим в нефтяной индустрии, с просьбой оценить стоимость реализации проекта, но никто из них не решился это сделать. Как показали последние события - не напрасно.

Следующая попытка подсчитать объем средств, необходимых для запуска месторождения в промышленную эксплуатацию, привела к скандалу. Поводом для недовольства послужил доклад, направленный Eni правительству Казахстана в середине июля 2007 года. В документе говорилось, что первые контракты на покупку нефти с Кашагана стоит заключать не ранее 2010 года. Общие затраты на проект, по оценке итальянцев, вырастут с $57 млрд до $136 млрд.

Реакция последовала мгновенно. На объектах Кашагана были проведены внеплановые проверки, по результатам которых 21 августа этого года итальянцам были предъявлены как претензии в грубом нарушении экологических норм, так и требования доплатить свыше $14,3 млн налогов. Еще $2,5 млн казахи решили взыскать с менеджеров компании-оператора проекта за нелегальный ввоз двух гражданских вертолетов.

Практически сразу после появления у иностранцев проблем с Кашаганом казахстанское месторождение начали сравнивать с крупным российским проектом на шельфе "Сахалин-2". Механизм выдвижения новых претензий и требований был практически идентичным. Никто из экспертов не сомневается, что в случае с Eni чиновники смогут подтвердить все предъявленные требования.

"Сахалин-2", безусловно, стал примером для подражания. Переходу контроля над дальневосточным месторождением в руки "Газпрома" также предшествовали экологические и налоговые разбирательства. Правда, длились они несколько лет, тогда как судьба Кашагана, скорее всего, будет решена до конца года - это стратегический проект для Казахстана, который в ближайшее десятилетие обещает войти в десятку стран - лидеров по производству черного золота. "Казахстан обладает большими запасами углеводородов, стратегический контроль над распределением которых даст ему массу политических плюсов, так же как России или Венесуэле", - поясняет аналитик ИК "Проспект" Александр Кузнецов.

Второй раз не прощают

Впервые проблемы на Кашагане у Eni начались в феврале 2004 года. Итальянцы попросили перенести сроки ввода месторождения в эксплуатацию с 2005-го на 2008 год. Тогда консорциуму пришлось заплатить за отсрочку $150 млн. Однако Eni решила вернуть эти средства и пересмотрела смету расходов с $10 млрд до $19 млрд. "Об обоснованности расходов судить сложно - для этого надо иметь смету на руках. Вместе с этим постоянство роста сметы и смещение сроков разработки действительно необоснованно. Это ставит под вопрос компетентность компании как оператора столь крупного проекта", - заявил "Ко" аналитик ИК "Атон" Вячеслав Буньков.

К 2010 году, благодаря реализации проекта "Кашаган", Казахстан намеревался увеличить добычу нефти до 100 млн тонн, а к 2015 году - до 140 млн тонн в год. "Eni перенесла сроки достижения пика добычи на проекте на 2019 год и повысила прогноз по нему до 1,5 млн баррелей в сутки. На начальном этапе планируется добывать около 75 000 баррелей в сутки. При этом стоит учесть, что Казахстан наращивает добычу и за счет других месторождений в среднем на 5% в год, - рассказывает Буньков. - На желанные 3,5 млн баррелей в сутки Казахстан выйдет только в 2018 году. Однако если брать старые цифры Eni, где добыча начиналась с 2008 года, то получим точно такие же сроки достижения объемов добычи за счет выхода на пик в 2016 году и его старого значения (1,2 млн баррелей в сутки)".

Цены на нефть сейчас находятся на исторических максимумах, но, по мнению аналитиков, пока не отражают ценности ресурса. Затягивание сроков выгодно подрядчикам. "Возможно, Eni отодвигала сроки разработки Кашагана с целью получения большей экономической выгоды, - предполагает Вячеслав Буньков. - Даже если мы представим, что цена на нефть в среднем сохранится на уровне $60 за баррель, то стоимость нефти Кашагана составляет от $420 млрд до $540 млрд. Неплохой результат при затратах в $136 млрд. Поэтому чем позже проект будет запущен, тем больше выгоды принесет он его участникам". Поскольку удорожание проекта и несоблюдение экологических норм никак не отражаются на прибыли иностранных компаний, им попросту невыгодно выделять больше средств на сохранение флоры и фауны территорий, на которых располагаются объекты СРП в других странах. По условиям таких соглашений все издержки возмещаются после начала эксплуатации проекта, партнеры стараются всячески их завысить, чтобы увеличить впоследствии свою прибыль.

Кроме того, не нужно забывать, что договоры о совместном распределении продукции были экономически оправданны только в условиях низких цен на нефть, в частности, в 1997 году, когда заключался контракт с иностранцами на исследование казахстанской части Каспийского моря. В дальнейшем почти все страны бывшего Советского Союза, подписавшие соглашения СРП, были вынуждены пожалеть о своем решении.

Список открыт

Россия и Казахстан - не первые страны, изменяющие условия допуска иностранцев к своим недрам. "В последнее время частные западные нефтяные компании были вытеснены из всех разрабатываемых проектов Боливии и

Венесуэлы, а также из некоторых проектов в России, - говорит аналитик

ИК "Алор" Евгений Мошонкин. - Маловероятно, что правительства стран, компании которых представлены в кашаганском СРП, позволят Казахстану безнаказанно менять ранее достигнутое соглашение".

В середине сентября глава Eni Пауло Скарони и премьер-министр Казахстана Карим Масимов объявили, что переговоры между республикой и консорциумом продолжатся. Министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Саут Мынбаев заявил, что "дружественное" урегулирование вопроса запланировано на 22 октября этого года. Достигнуть окончательной договоренности президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву предстоит с премьер-министром Италии Романо Проди, визит которого в Казахстан намечен на 7 - 9 октября 2007 года. Очевидно, что европейцы, которым Казахстан нужен как альтернативный России и Ближнему Востоку источник энергоресурсов и ресурсная база для реализации проекта Nabucco (строительство нефтепровода из Азиатского региона в Европу в обход России), будут терпеливо выслушивать условия Казахстана и предлагать свои варианты решения проблем. Однако на невыгодных для себя условиях в проекте все равно не останутся.

Ровно год назад российское Минприроды аннулировало заключение экологической экспертизы по освоению лицензионных участков проекта "Сахалин-2". В результате иностранные компании во главе с Shell были вынуждены отдать "Газпрому" контроль над ним. Желаемый результат достигнут - право продавать нефть с крупного месторождения вернулось к российским чиновникам, и экологические претензии стали неактуальны. Слегка пострадала лишь репутация России в глазах зарубежных инвесторов - иностранным участникам "Сахалина-2" оставили менее половины долей проекта.

Нефть и газ дороже инвестиционного климата не только для нашей страны, но и для Казахстана и других стран бывшего СССР. История с Кашаганом наводит на размышления о том, кто будет следующим. Ответ зависит не только от фактических условий СРП, но и от возможности их изменить. Претендентом на изменение условий действующих соглашений является Туркменистан. Углеводородный потенциал туркменского сектора Каспийского моря определен в объеме 12 млрд тонн нефти и 6,2 трлн кубометров газа. В настоящее время в Туркменистане действуют пять объектов СРП с иностранным участием. На двух из них добыча нефти ведется на суше. Это проекты "Небитдаг" (оператор Burren Energy) и "Хазар" (оператор ГК "Туркменнефть", партнер по консорциуму - австрийская компания Mitro International). Три проекта разворачиваются в туркменском секторе Каспийского моря, и они, по мнению аналитиков, могут стать предметом спора между иностранными инвесторами и местными чиновниками.

Прежде всего, это проект "Челекен", где ведется добыча нефти. Он стартовал в мае 2000 года и рассчитан на 25 лет с правом продления на 10 лет. Единственный участник и оператор - Dragon Oil, котрольный пакет акций которой принадлежит ENOC (национальная нефтяная компания ОАЭ). Объем залежей нефти Челекена оценивается в 661 млн баррелей, а газа - 100 млрд кубометров. Второй проект, условия соглашения по которому могут быть пересмотрены, реализует малазийская Petronas, а третий - датская Maersk и немецкая Wintershall. При заключении договора туркменская сторона предоставила подрядчику твердые гарантии и благоприятные условия для инвестиционной деятельности. Однако контракты заключались при покойном Туркменбаши. Не исключено, что новое руководство Туркмении задумается о реприватизации перспективных месторождений на морском шельфе.

По словам бывшего министра энергетики России Виктора Калюжного, который несколько лет назад лоббировал интересы нашей страны на шельфе Каспия, самостоятельно ни казахам, ни туркменам не реализовать проекты по освоению крупных месторождений. Им просто не хватит опыта и инвестиций, не говоря уже об отсутствии современных технологий по разработке морских месторождений. Кто придет на помощь иностранцам? Многие российские компании, в том числе ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР, предлагали Туркменистану совместно осваивать шельф. ЛУКОЙЛ два года назад пытался осваивать туркменский шельф совместно с той же арабо-британской Dragon Oil. Однако прежнее руководство Туркменистана не поддержало идею совместной работы компаний. Позднее, в 2002 году, было создано СП "Зарит", в состав которого вошли "Зарубежнефть", "Роснефть" и "Итера". Туркменское правительство опять не приняло предложения России. Сейчас рассматриваются планы участия в разработке туркменских морских месторождений нескольких западных компаний и "Газпрома". Ашхабаду в ближайшее время придется решать, с кем добывать черное золото у себя в стране. Впрочем, выбор будет зависеть больше от политических предложений партнеров. В этом случае российским нефтяникам стоит задуматься, а не форсировать ли события и, предварительно заручившись поддержкой Кремля, устроить вояж по столицам среднеазиатских республик.

***

ЧТО ТАКОЕ "КАШАГАН"

Месторождение, расположенное в северной части Каспийского моря, открыто летом 2000 года.

Извлекаемые запасы нефти Кашагана оцениваются в 7 - 9 млрд баррелей, а общие геологические запасы -в 38 млрд баррелей.

Доли в консорциуме, получившем название Agip КСО, распределились следующим образом: Eni, Total, ExxonMobil, Royal Dutch Shell - по 18,52%, ConocoPhillips - 9,26%, Inpex и British Gas - по 8,33%. В 2004 году долю British Gas выкупила "Казмунайгаз"

Материалы предоставлены
агентством WPS.