Соперничество между Москвой и Вашингтоном за энергоресурсы региона усиливается

Азиз Ниязи
Независимая газета, 24.09.2007, с. 18

У американцев слишком развиты челюсти, заметил когда-то Жан-Поль Сартр. Это высказывание актуально и в наше время. США сейчас расходуют на военные нужды больше, чем все остальные страны, вместе взятые. Только на афганскую и иракскую кампании Вашингтон потратил уже более полутриллиона долларов, а по оценке ведущего американского экономиста, лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица к 2010 году общая "смета" прямых и косвенных расходов может приблизиться к 2 триллионам.

Такие гигантские затраты могут быть восполнены лишь при достижении главной американской цели - контроля над мировыми ресурсами, в первую очередь энергетическими. Америка потребляет около четверти всех ресурсов планеты и не случайно провозглашаемые Вашингтоном зоны стратегических интересов напрямую совпадают с географическим положением крупнейших запасов углеводоров. В такой зоне вот уже как десять лет находится и Центральная Азия. Все иллюзии о гуманитарной миссии США в этом регионе надо отбросить. Поведение американцев показывает, что они преследуют здесь собственные цели, которые чаще всего не совпадают с интересами России и самих народов Центральной Азии. Я, конечно, имею в виду официальный курс Белого дома, а не несколько американских неправительственных организаций, работающих в центральноазиатских республиках с большой пользой.

Американский шаблон

До сих пор Соединенные Штаты настойчиво продвигают в Центральной Азии идеи неолиберальной индустриально-потребительской системы. "Достижения" этого курса ярчайшим образом продемонстрировала Киргизия - наиболее верный последователь рекомендаций МВФ и Всемирного банка по разгосударствлению экономики и социального сектора. Следуя им, она по всем показателям скатилась до уровня разрушенного войной Таджикистана, и сама балансирует на грани гражданской войны. Одновременно с попытками внедрения принципов рыночного фундаментализма продолжается процесс экспорта демократии, который администрация Белого дома считает делом неотложным и престижным. При этом простая неготовность отдельных обществ на определенной фазе развития принять современную западную демократическую модель правления не учитывается. В том случае если она постепенно приживается, имеет собственное национальное лицо, то наблюдаются попытки нивелировать ее под общий шаблон.

Подобные аспекты внешнеполитической деятельности США ведут только к дестабилизации обстановки в регионе и перевешивают положительные результаты руководимой американцами антитеррористической операции в соседнем Афганистане. Обостряются межклановые противоречия. Ответом на рыночный фундаментализм становится фундаментализм религиозный. Одновременно накапливаются серьезные разногласия по российско-американскому сотрудничеству в Центральной Азии. После развала Союза такие напряженные отношения между двумя главными игроками в регионе не наблюдались.

Американцы раздражены. Их позиции в Центральной Азии заметно пошатнулись после того, как в 2005 году закончилась дружба с Ташкентом и они вынуждены были вывести свою военную базу из Узбекистана. Другие республики после вмешательства США во внутренние дела Узбекистана в связи с событиями в Андижане начали осторожнее оценивать военно-политическое и экономическое сотрудничество с Вашингтоном. В обсуждении условий американского присутствия несговорчивыми стали киргизские власти. Душанбе помимо согласия на долгосрочное базирование 201-й российской дивизии на территории Таджикистана позволило индийским и российским вооруженным силам использовать авиабазу в пригороде Душанбе. Достигнута договоренность о создании в Таджикистане специальной базы для доставки оружия, продаваемого Китаю.

Энергопотоки текут мимо

Кроме того, рушатся американские стратегические планы по установлению контроля за центральноазиатскими энергопотоками. Первый удар был нанесен майским договором 2007 года об использовании старого и строительстве нового Прикаспийского газопровода из Туркмении через Казахстан в Россию и расширении газопроводной системы Средняя Азия-Центр на узбекском направлении. Затем на саммите глав ШОС 16 августа 2007 года было принято решение о создании Энергетического клуба, призванного координировать и развивать энергетические проекты в интересах членов организации - России, Китая, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, а также проявляющих интерес к сотрудничеству с "шанхайской шестеркой" Афганистана, Индии, Ирана, Монголии, Пакистана и Туркмении. Энергетический клуб ШОС поставил крест на амбициозном американском проекте "Большой Центральной Азии".

Напомню, что на дипломатическом уровне этот проект американцы начали активно обсуждать с руководством центральноазиатских государств после того, как их позиции в регионе заметно пошатнулись из-за обострения отношений с Ташкентом. По расчетам бюро по делам Южной и Центральной Азии Госдепартамента США, разрыв американско-узбекских связей должен частично компенсироваться за счет улучшения стратегических позиций Соединенных Штатов в Казахстане, Киргизии и Таджикистане. Эти республики занимают важное место в сохраняющихся планах Вашингтона по переориентации Центральной Азии с России на Южно-Азиатский регион. Киргизию и Таджикистан в рамках Программы содействия региональному рынку энергии (REMAP) и при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) планируется использовать как главных поставщиков электроэнергии для Казахстана, Афганистана, Пакистана и Индии. Проект США по созданию новой электросети, связывающей Центральную и Южную Азию, направлен одновременно на изоляцию Узбекистана, отстранение от центральноазиатских электропотоков Ирана и Китая и ослабление растущего энергетического влияния России в регионе. Теоретики Большой Центральной Азии представляют ее в виде некоего однородного регионального объединения на базе общей культурной традиции (в первую очередь исламской), не отягощенной национальными интересами и границами. Предполагается осуществление контроля над территориями без локального урегулирования конфликтов.

Оранжевая эпидемия закончилась

Сюрреализм такого гиперпроекта, выдержанного в духе неолиберальных представлений о размывании национально-государственных функций и всесилии рынка, вполне очевиден и опасен. Возобновление попыток его практического воплощения лишь вызовет дестабилизационную волну в Центральной Азии и сопредельных регионах, обострит отношения с Россией. Не исключено, что, пытаясь вернуть утраченные позиции, Вашингтон по разным каналам усилит давление на Казахстан, Таджикистан и Туркмению, а в Киргизии и Узбекистане спровоцирует очередные оранжевые революции. В Центральной Азии всякая такая революция оранжевый цвет может с легкостью поменять на цвет крови.

Перспектив же на насильственную смену власти во всех центральноазиатских республиках крайне мало. Во-первых - из-за слабости "революционеров" и сложившейся в последнее время устойчивости кланово-политических систем, а во-вторых - по причине того, что все они, за исключением Туркмении, прикрыты зонтом ШОС, который крепко держат над ними Россия и Китай. Возможно, что в ШОС может влиться и Туркмения, но и не будучи членом организации она может рассчитывать на эффективную помощь "шанхайской шестерки". ШОС заметно окрепла в последние годы и располагает достаточным потенциалом, в первую очередь политическим, для отстаивания своих интересов. В запасе у нее имеются военные и экономические возможности.

Риски поляризации

Складывающееся противостояние ШОС и США в Центральной Азии - тенденция опасная. Его риски могут многократно увеличиться в случае американской агрессии против Ирана. Их уже сейчас следует просчитывать и предупреждать. В частности, добиться четкого обещания администрации Белого дома не использовать американскую авиацию, базирующуюся в Киргизии против Ирана, тем более что она, как заявляют некоторые киргизские эксперты, может быть оснащена ядерным оружием. Ответные удары Ирана по американской базе способны дезорганизовать всю коллективную систему безопасности в регионе. Американо-иранская война с непредсказуемыми последствиями изменит геополитическую карту мира и лучше всего ее не допустить усилиями всех участников ШОС. Прием в эту организацию Ирана полноправным членом может остановить американскую экспансию на Восток, во благо самих же американцев. Также было бы лучше для всех, если бы Госдепартамент отказался от пустой траты денег и усилий по продвижению утопического гиперпроекта Большой Центральной Азии. Почему бы американцам, да и европейцам тоже, не поучаствовать в перспективных экономических проектах "шанхайцев", которые по масштабу значительно превосходят рамки Большой Центральной Азии.

Компромиссы выгоднее всем

В свою очередь, Россия совместно со своими восточными партнерами может предложить и другие компромиссные программы, способные смягчить нарастающую геополитическую конфронтацию и противоборство на энергетических рынках Азии. К тому же Россия не должна игнорировать проекты международных организаций, в которые она не входит. Например - крупный транспортно-коммуникационный проект Евросоюза в ЦА - ТРАСЕКА. Ей не мешало бы обратить внимание и на деятельность Организации экономического сотрудничества, в которую наряду с Азербайджаном, Турцией, Ираном, Пакистаном и Афганистаном входят республики Центральной Азии. В ближайшее время начнут функционировать Банк ОЭС по торговле и развитию, Центр ОЭС по технологическому трансферту, Региональный центр по управлению рисками в сфере природных катастроф, Региональный институт по стандартизации. В области энергетики ведется работа по технико-экономическому обоснованию проекта объединения электросетей стран ОЭС. Успешно действуют научный фонд ОЭС, образовательный институт, специализированные агентства и институты в области менеджмента и инженерии, сельского хозяйства. Действует и расширяется специальная региональная экологическая программа.

Весьма любопытно, что деятельность ОЭС поддерживается не только ООН, ЕС, Японией, Китаем, ведущими международными кредитно-финансовыми, инвестиционными и благотворительными фондами, но и правительством США, несмотря на известные отношения с членами ОЭС - Ираном и Узбекистаном. Глобализация и регионализация, как видно на этом примере, имеют многогранные проявления. С учетом этого России было бы целесообразно оказывать поддержку процессам регионального взаимодействия, пытаясь найти выгодные для себя, экономические и политические варианты участия в них, в том числе и по стимулированию взаимодействия ЕврАзЭс и ШОС с Организацией экономического сотрудничества. Россия с ее возможностями может удачно встроиться в эту систему многогранных отношений. Прямое или косвенное участие в них способно принести экономические и политические дивиденды. Сейчас российские позиции в Центрально-Азиатском регионе как никогда крепки. Для стратегического партнерства с ее южными соседями уже заложен прочный фундамент как в области военно-политического сотрудничества, так и экономического. Но темпы сближения требуют опережающего развития гуманитарного сотрудничества, фактически свернутого в прежние годы. Речь идет прежде всего о совместных крупных образовательных, научных и культурных проектах, а также о правовом урегулировании проблем мигрантов в РФ. Возвращение русского языка, культуры, российской науки и российского образования в ареал Центральной Азии - задача геополитическая.

Очень важно, что народы Центральной Азии сохраняют доброжелательное отношение к России, а наследие русской и советской культуры продолжает оказывать заметное влияние на общественную жизнь и на политиков южного региона СНГ. В Центральной Азии у России есть главное преимущество - среди элиты и рядовых граждан у нее здесь остается немало искренних друзей. У американцев есть в основном союзники и партнеры по бизнесу. Но Америка меняется, и похоже, она способна завоевать доверие и дружбу разных народов, в том числе и центральноазиатских.

* * *

Об авторе

Азиз Ниязи - старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт Центра стратегических и политических исследований.

Материалы предоставлены
агентством WPS.