Конфликт с Eni лишит Казахстан значительных доходов и отложит вхождение страны в десятку крупнейших мировых экспортеров нефти

Изабель Горст
Ведомости, 06.09.2007, с. А4

Когда делегация топ-менеджеров пяти крупнейших нефтяных компаний мира во главе с итальянской Eni прибыла на прошлой неделе в Казахстан, чтобы попытаться разрешить спор вокруг его гигантских нефтяных залежей, их встретила новость о том, что правительство приостановило работы на месторождении по экологическим причинам, а также начало расследование по подозрению в уклонении от налогов при ввозе оборудования.

Так начались "дружественные переговоры" (как назвал их Паоло Скарони, гендиректор Eni) о будущем Кашаганского месторождения. Раздраженный переносом сроков начала добычи и растущими издержками Казахстан потребовал пересмотра условий договора в свою пользу. Разногласия начались после того, как Eni презентовала исправленный план по освоению месторождений, в котором старт начала добычи откладывался на два года до конца 2010 г., а затраты на первый этап добычи (300 000 баррелей в день) удваивались до $19 млрд. Кроме того, выяснилось, что прогнозируемая полная стоимость 40-летнего проекта увеличилась с $57 млрд до $136 млрд, что может сделать Кашаган самым дорогим из когда-либо осуществлявшихся индустриальных проектов.

Пересмотренный план лишит Казахстан значительных доходов и отложит вхождение страны в десятку крупнейших мировых экспортеров нефти. Конфликт с итальянскими партнерами может дать Казахстану повод усилить контроль над Кашаганом, одним из немногих месторождений, способных давать 1,5 млн баррелей нефти в день. Кашаган крайне важен для Запада как будущий источник нефти, находящийся вне ОПЕК, и важнейший плацдарм в многообещающем северокаспийском регионе.

По мнению аналитиков, Eni, поставившая свой будущий рост в зависимость от разработки Кашагана, виновата в том, что пообещала больше, чем могла выполнить, когда в 2001 г. выиграла долгожданное право стать оператором проекта. "Eni чересчур оптимистично заявляла о стоимости и сроках добычи, создав ожидания, которые сейчас весьма болезненно аукаются", - говорит президент консалтинговой компании Gordon Energy Solutions Ричард Гордон. Другие члены консорциума, включая ExxonMobil, ConocoPhillips, Royal Dutch Shell, Total и японскую Inpex, также могут понести потери.

Кашаган - один из самых сложных нефтяных проектов в истории. Его нефтяные запасы, содержащие ядовитый сероводород, залегают глубоко под морским дном под огромным давлением, создающим угрозу взрыва. Море там мелководно и трудно для навигации, особенно в период зимних льдов. Есть и экологические ограничения. Даже советские власти, мало обращавшие внимание на проблемы экологии, не разрешали бурение в северокаспийском регионе, который является естественной средой обитания многочисленных редких видов птиц и рыб. Казахстанское министерство по охране окружающей среды уже приостановило на три месяца действие природоохранного разрешения на разработку Кашагана.

Прослеживаются параллели между скандалом вокруг Кашагана и прошлогодней критикой со стороны России проекта "Сахалин-2", возглавляемого консорциумом во главе с Shell. Тогда иностранные инвесторы уступили требованиям "Газпрома" о получении контроля над проектом после того, как были озвучены обвинения в экологических нарушениях и претензии в превышении сметы.

Цель Казахстана - укрепить роль государства в нефтяной отрасли. Последние законодательные инициативы дают государственному "Казмунайгазу" право на контрольный пакет во всех будущих проектах по добыче нефти на Каспии. Но даже если цель - получение контроля над Кашаганом, у "Казмунайгаза" нет ни технических, ни финансовых возможностей для его освоения. "Зачем им забирать этот проект у нас сейчас, когда мы тратим на него столько денег?" - спрашивает один высокопоставленный нефтяник.

Условия разработки месторождения наверняка изменятся. Казахстан, как и Россия, разочарован соглашениями о разделе продукции. Эта модель не привлекательна для правительств в условиях высокой инфляции производственных издержек. Разочарование Казахстана в Eni может открыть "Казмунайгазу", который сейчас является миноритарным участником консорциума, дорогу к лидерству в проекте.

Премьер Карим Масимов, ранее обещавший, что Казахстан будет соблюдать условия всех сделок в нефтяной сфере, интерпретировал спор вокруг Кашагана как изменение самого контракта, что дает право Казахстану пересмотреть договор. В основе спора лежит представление, что западные компании чересчур сильно давили на правительство во время переговоров в 1990-х гг., когда бывшая советская республика остро нуждалась в инвестициях. Таким образом, возникает угроза и другим проектам. Сопредседатель оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии Ораз Жандосов говорит, что контракты на Тенгизское и Карачаганакское месторождения еще более щедры по отношению к иностранным инвесторам, чем Кашаган.

Расположения Казахстана ищут и другие игроки, мечтающие о Каспийском бассейне, особенно иностранные государственные нефтяные компании, руководствующиеся как коммерческими, так и политическими мотивами. Китай, согласившийся помочь Казахстану в строительстве нефтепровода, связывающего Каспий и Китай, может активизировать поиски подходящих возможностей. (FT, 3.09.2007, Антон Осипов)

Материалы предоставлены
агентством WPS.