Оппозиция сдала позиции на всем пространстве СНГ

Алексей Малашенко
Независимая газета, 04.09.2007, с. 3

В новом политическом сезоне все пойдет своим чередом и, в общем-то, как-то скучно.
Самое нескучное - выборы в России. Но, с другой стороны, прошли времена, когда Россия была законодателем политических мод. Каждый теперь идет своим путем. В Азербайджане возникло нечто вроде конституционной монархии, на Украине взыграла демократия, в Казахстане совмещают пожизненное президентство с президентско-парламентской системой, в Киргизии играют в революции. В Таджикистане - осторожная "дебашизация", в Белоруссии - неототалитаризм.

И далее дела на постсоветском пространстве пойдут своим чередом вне зависимости от того, какая фамилия будет у российского президента, пусть даже и сложносоставная - Путин-Иванов-Якунин-Медведев-Козак-"инкогнито проклятое из головы не выходит". Конечно, всем придется привыкать к новому российскому хозяину. Но и тому предстоит осваиваться с соседями. И неизвестно еще, что важнее.

Словом, там, где раньше был СССР, образовалось несколько политических моделей, обладающих устойчивостью и в большой степени застрахованных от эрозии.

Попробуем классифицировать постсоветскую ойкумену с точки зрения значения выборов - парламентских или президентских. Кроме Украины и Молдавии, их исход везде заранее известен. Правда, в Киргизии, буде они состоятся, дело опять может кончиться революцией. Хотя шансов на такой банальный исход становится все меньше и меньше.

В который раз предсказуемость подтвердили августовские выборы в Казахстане. Как отметил аналитик Аждар Куртов, на этих парламентских выборах победил президент Назарбаев. Они были задуманы и четко проведены по предложенной им схеме. Его "Нур Отан" собрала "неприличные" 88% голосов и оказалась единственной в местном Мажилисе.

Свои 55-70% соберет в декабре "Единая Россия", 65-80% - в марте преемник Путина, а то и лично Владимир Владимирович. ("Крепкий характер, мягкая душа" - это из рекламы "Путинки".) Явно подавляющее большинство голосов получит на президентских выборах Ислам Каримов (или его наследник?), который фактически уже начал избирательную кампанию. Никто не сомневался ни в победе в 2003 году Ильхама Алиева, ни в победе Эмомали Рахмона в 2006-м.

У всех вождей сумасшедшие рейтинги. Но почему-то слышится песенка из "Большой перемены":

Мы выбираем,

Нас выбирают.

Как это часто не совпадает.

А если, к примеру, взять за критерий роль в политике настоящей, не карманно-картонной оппозиции в России, Туркменистане, Белоруссии, Казахстане и Узбекистане (вот компания какая!), то она приближается или равна нулю. Про Узбекистан требуется оговорка. Есть там нечто такое реальное, что можно назвать "исламской оппозицией". Ее именуют по-разному - исламистами, террористами, моджахедами, экстремистами. Но в отсутствие сколько-нибудь стоящего светского оппонента режиму игнорировать эту публику не приходится. Тем более если послушать местных и сопредельных политиков, то они, исламисты, и есть главная угроза всему на свете. Именно с ними учились сражаться войска ШОС на недавних маневрах в Чебаркуле (ну не НАТО же в самом деле хотели напугать?!).

Другую группу составляют Азербайджан, Таджикистан и Армения. Казалось бы, что у этой троицы общего? А вот что: оппозицию там терпят, а то и побаиваются. Там оппозиционные ребята порой не только громко высказывают то, что думают, но и могут, как, например, в Азербайджане, при случае и многотысячный митинг собрать. В Таджикистане, конечно, такое невозможно. Бывшие политики из Объединенной таджикской оппозиции давно хорошо пристроены и находятся под присмотром. Но все же кто знает, что у них на уме... Есть горячие головы и в Армении. Имела же однажды место стрельба в местном парламенте. Такое не скоро стирается из памяти. В общем, роль оппозиции в этих трех странах можно охарактеризовать так: а вдруг? да не приведи господь!

Третья группа - Украина, Киргизия, Молдавия. Здесь действительно есть реальная оппозиция и публичная политическая борьба. Сегодня ты у власти, а завтра - "на майдане". Ситуация на Украине в комментариях не нуждается: она нормальна. Что касается Киргизии, то, как ни ерничать по поводу местной перманентной революции, на ее политическом поле присутствует влиятельная, хотя и лоскутная оппозиция, имевшая, но упустившая свой шанс.

И наконец, Грузия. Там оппозиция Саакашвили, и притом весомая, давно возникла бы, если бы не отдельные московские политики, которые делают все возможное, чтобы поддержать харизму президента.

В целом и в наступившем, да и в будущем политическом году оппозиция в постсоветских странах, кроме "третьей группы", останется вещью в себе. Реальной конкуренции с правящими режимами не предвидится.

Зачем вообще цацкаться с оппозицией, когда в казахстанском парламенте нет ни одного ее представителя, в России марши "Другой России" собирают всего по нескольку сотен храбрецов, а СПС радуется 16,3% в Пермской области?

Впрочем, и давить никого никто и нигде не собирается. Тому есть несколько причин, которые на первый взгляд противоречат друг другу.

Во-первых, не те, так сказать, времена. Никто не хочет прослыть диктатором-тоталитаристом, готовым устранить всех своих противников. Во-вторых, не сказать, чтобы авторитаристы и суверенные демократы боялись общества, но память о событиях конца 80-х - начала 90-х еще жива. Власть ведь по-прежнему не доверяет обществу. Коль не доверяет, значит, побаивается. Кто знает, как "легли" бы голоса, не будь административного ресурса. Что обретут без него "Единая России", "Нур Отан", Народно-демократическая партия Узбекистана? Кто-нибудь это просчитывает? Если да - то многие партийцы, подсмотрев реальные результаты, наверняка чувствуют холодок вдоль спины.

В-третьих, невозможно полностью наплевать на "внешний фактор". Этот фактор то и дело морщится, глядя на истинное положение дел. Правда, Европа и Америка склонны не то чтобы прощать, но с пониманием относиться к самобытному, пропитанному нефтью и газом авторитаризму Туркменистана и Казахстана. Но все же до определенной степени. Игра в одни ворота на парламентских выборах может стоить Казахстану председательского места в ОБСЕ, усевшись на которое, мечтает закончить свою карьеру Назарбаев.

Идеальный вариант для авторитаристов мог бы быть следующим: поскольку одомашненную оппозицию всерьез никто не принимает, то можно рискнуть и отпустить на длинном поводке (заметьте, именно поводке) "дикую оппозицию". Но такой вариант страшит: вдруг джинн возьмет да и вырвется из бутылки?

Ныне авторитарные режимы решают две несовместимые в исторической перспективе задачи: а) самосохраниться; б) действительно развивать свои страны, проводить реформы. Но стена авторитарной власти отнюдь не монолитна. Это отчетливо заметно по Узбекистану, Казахстану, Туркменистану. "Папы" избавляются - кто от родственников, кто от конкурентов, кто просто от недостаточно лояльных им спутников. Да и в России возможный уход Путина с официального поста повлечет за собой сдвиги внутри правящего класса.

Главное условие существования авторитарного режима - регулярно косить политический газон. Но при этом совершенно очевидно, что однажды на нем все-таки прорастет упрямый сорняк. Как Саакашвили, как Тимошенко, как в свое время Ельцин, наконец. Однако в наступившем году место репейника останется вакантным. И в России, и в Центральной Азии, и в Белоруссии.

Россия, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия продолжат разыгрывать факторы угроз - внутренней, внешней или сразу и той, и другой. И как в доброе старое время, угроза обязана исходить от США и НАТО. А вот грузинские политики продолжат пугать своих граждан Россией, из которой постоянно сыплются на грузинскую землю неопознанные ракеты и самолеты.

Что касается Армении и Азербайджана, то здесь внешняя, исходящая друг от друга угроза обратилась в заурядную данность политического бытия, к ней привыкли.

Словом, политический год 2007/08 - проходной и предсказуемый. Следующий же политический сезон, видимо, будет поинтереснее. Но это уже другая тема...

PS. Не хочется раскрывать карты, но все же... Вдруг окажется несостоятельным постпутинство, вдруг захворает батька Лукашенко или что-то "вздрогнет" в Узбекистане...

Об авторе: Алексей Малашенко - член научного совета Московского центра Карнеги.

Материалы предоставлены
агентством WPS.