Казахстан стал единственной страной с многопартийной системой, в парламенте которой представлена лишь одна партия

Владимир Соловьев
Коммерсантъ-Власть, N 33, 27.08.2007, с. 36-38

На прошлой неделе в Казахстане подвели итоги парламентских выборов. В парламент прошла только партия власти "Нур Отан", возглавляемая бессменным президентом Нурсултаном Назарбаевым. Побывавшему в Астане корреспонденту "Власти" Владимиру Соловьеву многое показалось очень знакомым.

"Это благодаря объективным причинам"

- Такие ошеломляющие результаты выборов вызывают много дискуссий, - объяснял мне на следующий день после голосования казахстанский премьер Карим Масимов. - Но если приглядеться, то показатели президентских выборов 2005 года и нынешние во многом совпадают, и это благодаря объективным причинам. В том числе благодаря тому, что президент лично возглавил "Нур Отан".

Окончательные итоги парламентских выборов в Казахстане, состоявшихся 18 августа, были оглашены в минувшую среду. Президентская партия "Нур Отан" ("Свет Отечества") получила 88,41%. Больше семипроцентный барьер не преодолел никто, и на следующие пять лет Казахстан получил однопартийный парламент. На президентских выборах 2005 года Нурсултан Назарбаев получил 91% голосов. Одержав тогда победу, он пообещал довести число своих сторонников до 100% и не мешкая взялся за дело. С конца прошлого года "Нур Отан" поглощала другие пропрезидентские партии - в ее ряды влились партия "Асар" дочери президента Дариги Назарбаевой, Гражданская партия крупного казахстанского олигарха Александра Машкевича, а также Аграрная партия. К началу избирательной кампании в рядах "Нур Отана" оказалось около 700 тыс. членов. За полтора месяца до выборов Назарбаев единогласным решением внеочередного партсъезда был утвержден председателем самой народной партии страны. Ее главным предвыборным лозунгом стало: ""Нур Отан" - вместе с президентом!" Под этими словами подписались звезды спорта, телеэкрана и эстрады, глядевшие на электорат с агитационных плакатов. Технология сработала безошибочно.

- Избиратели во многом отдавали свои голоса за президента и его достижения. И вот итог, - говорил премьер Масимов.

Чем ближе российские парламентские выборы, тем больше усилий правящая "Единая Россия" прилагает к тому, чтобы ее невозможно было отделить от самого популярного политика страны - Владимира Путина. И хотя реальным лидером единороссов он пока не стал, моральное лидерство за президентом закрепили уже давно. "Владимир Путин - моральный лидер нашей партии, - провозгласил еще полгода назад вице-спикер Госдумы от "Единой России" Вячеслав Володин. - Мы поддерживаем курс президента". Володину вторит и его шеф Борис Грызлов. "В нашей предвыборной программе основное внимание будет уделено "плану Путина" - так мы называем стратегию развития страны, отраженную в посланиях президента Федеральному собранию", - заявил неделю назад спикер Госдумы РФ.

В нынешних парламентских выборах в Казахстане участвовали семь оппозиционных партий, лишь две из которых - Общегражданская социал-демократическая партия (ОСДП) и партия "Ак Жол" ("Светлый путь") - более или менее известны в народе. Последняя даже была представлена в парламенте прошлого созыва - в нем заседал ее лидер Алихан Байменов. При этом сам Байменов оппозиционером себя не считал. Он, как и лидер "Справедливой России" спикер Совета федерации Сергей Миронов, больше оппонировал партии власти, стараясь при этом не перечить главе государства.

- Нам не важно, как нас называют, оппозиция мы или не оппозиция. Главное - мы демократы, - внушал мне лидер "Ак Жол" перед выборами. - Мы не считаем, что с властью обязательно нужно враждовать.

Такую позицию в "Ак Жоле" честно считали достаточным основанием для того, чтобы власть позволила им пройти в парламент. Когда в ночь подсчета голосов я заглянул в штаб-квартиру акжоловцев в Астане (она, кстати, находится через дорогу от штаба партии "Нур Отан"), там отмечали второе место. Но по итогам голосования "Ак Жол" набрал лишь 3,09% голосов, и Алихан Байменов изменил свое представление о политической деятельности. Он вдруг потребовал от президента создать комиссию по расследованию массовых фальсификаций, пригрозив в противном случае объявить голодовку.

Не прошла в парламент и ОСДП, считающаяся реальной оппозиционной силой, но при этом, как и российский Народно-демократический союз Михаила Касьянова, возглавляемая бывшим госчиновником. Впрочем, мнения по поводу оппозиционности этой партии разделились. Один из ее главных лидеров, Жармахан Туякбай, ушел в оппозицию чуть больше двух лет назад. До этого он был во властной обойме - занимал пост генпрокурора страны и считался близким к президенту человеком. В 2005 году, возглавив объединенную оппозицию, он из-за своей пассивности откровенно провалил президентскую кампанию. После этого заговорили, что Туякбай - тайный агент влияния властей.

Формально казахстанский сценарий в России невозможен - законодательство исключает возможность однопартийного парламента. Однако "Единая Россия", имеющая в нынешней Думе 305 мест из 450, уже сейчас нацелилась на достижение как минимум такого же результата. Социологи прочат партии власти 52% голосов.

"Ему нельзя сейчас уходить"

Президента Назарбаева роднит с его российским коллегой пристальное внимание к росту ВВП своей страны. Недавно он пообещал, что в этом году рост составит 10%, а размер ВВП достигнет $100 млрд. Хотя по объему ВВП Россия Казахстан значительно опережает, но по темпам роста пока несколько отстает (на прошлой неделе глава Минэкономразвития РФ Герман Греф доложил президенту Путину о том, что за первые семь месяцев 2007 года темпы роста ВВП составили 7,9% в годовом исчислении).

Экономики двух соседних стран похожи, как близнецы: обе основаны на добыче углеводородов. Богатый нефтью и газом Казахстан не только получает сверхдоходы от природных ресурсов, но и строит амбициозные планы по созданию мощного среднеазиатского энергетического альянса, о чем прямо заявил на недавнем саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке президент Назарбаев. У России под руководством Владимира Путина схожие амбиции: Москва делает все, чтобы завладеть трубами, по которым на Запад идут нефть и газ из Средней Азии.

На прошлой неделе в энергетической политике Москвы и Астаны появилось еще одно сходство. Министр охраны окружающей среды Казахстана Нурслан Искаков заявил, что работы на шельфовом нефтяном месторождении Кашаган, расположенном в казахском секторе Каспия, могут быть приостановлены из-за нарушений оператором проекта итальянской компанией Eni экологического законодательства страны. Извлекаемые запасы нефти на Кашагане превышают 1 млрд тонн и разрабатываются на условиях СРП. Оператор СРП - международный консорциум Agip KCO, в котором по 18,52% принадлежит Eni, Total, ExxonMobil и Shell, еще 9,26% - ConocoPhillips, по 8,33% - "Казмунайгазу" и Inpex. Eni давно впала в немилость казахстанских властей.

- Я не раз публично высказывал недовольство тем, как реализуется проект на Кашагане, - возмещаемые затраты там растут, а срок контракта продлевается, - рассказывал премьер Карим Масимов. - Eni официально подала в правительство документы о продлении срока начала добычи до 2010 года вместо 2008-го и увеличении затрат.

Похожим образом в России в прошлом году были приостановлены работы по строительству газопровода в рамках проекта "Сахалин-2". Российские власти также предъявляли инвесторам проекта во главе с Shell экологические претензии, но как только в проекте, где сначала не было ни одного российского инвестора, контроль получил "Газпром", все претензии сошли на нет.

Неиссякаемое пока нефтегазовое богатство позволяет Казахстану и России в один голос хвастать стабильностью. Это достижение Назарбаев считает своей главной заслугой.

- Когда я увидел результаты выборов, то понял, что Казахстан проголосовал за мир, процветание и стабильное будущее, - говорил президент, выступая перед своими сторонниками на Старой площади Астаны в ночь подсчета голосов. - Я узнал, что на эту площадь пришли наиболее активные избиратели, и пришел сказать вам спасибо! Наша сила - в единстве!

Чтобы и впредь оставаться гарантом стабильности, Нурсултан Назарбаев в мае этого года провел конституционную реформу. Он сократил срок президентских полномочий с семи до пяти лет, правда с оговоркой, что пока правит он, его эта поправка не коснется. А править президент собирается долго: законом закреплено положение, которое предоставило Назарбаеву эксклюзивное право избираться главой государства неограниченное число раз. Примечательно, что после уже упомянутого бишкекского саммита ШОС казахстанский лидер высказал свои соображения по поводу того, как следует поступить Владимиру Путину, чьи полномочия истекают в 2008 году. "Ему нельзя сейчас уходить и на таком взлете оставлять страну и народ, который живет надеждой, что жизнь будет и дальше улучшаться", - заявил Назарбаев.

"Он верит, что люди хотят, чтобы он правил вечно"

- Не знаешь случайно, кто победил на выборах? - спрашивал меня на следующее утро после голосования официант ресторана "Фархи" Булат, объясняя извиняющимся тоном, что опаздывал на работу и не успел посмотреть новости.

- А ты за кого голосовал? - поинтересовался я в ответ.

- За партию президента "Нур Отан" конечно! - сделал изумленные глаза официант.

- Ну тогда можешь праздновать победу.

В то утро результаты подсчета голосов Центризбиркомом ошарашили даже победителей. В "Нур Отане" хоть и не сомневались в победе, но все же не предполагали, что в новоизбранном парламенте партия будет сидеть в одиночестве.

- Это, конечно, нечто... - растерянно говорил мне пресс-секретарь "Нур Отана" Канат Шаймерденов. - Честно говоря, не очень приятная новость.

- Почему же так вышло?

- Так народ проголосовал, - взял себя в руки Канат. - Оппозиция в регионах слабо поработала.

Казахстанский народ любит своего президента и не представляет себе, кто, если не он, будет править этой страной.

- Да ты сам посуди! Вот он уйдет сейчас, и что? Кто сможет, как он, страной править? Чтобы и стабильность была, и по справедливости, - горячо убеждал меня молодой, но уже высоко продвинувшийся по карьерной лестнице сотрудник казахстанского МИДа. - Что, не можешь ни одной фамилии назвать? Вот и я не могу.

В справедливость своего елбасы (по-казахски "лидер") казахи верят свято. В этом году Назарбаев завоевал народные симпатии тем, что решил покарать мужа своей дочери Дариги Рахата Алиева. Влиятельного зятя, совмещавшего до мая этого года посты посла Казахстана в Австрии и в ОБСЕ, лишили государственных должностей и объявили в международный розыск по линии Интерпола. Он обвиняется в похищении и убийстве сотрудников крупного казахстанского Нурбанка, а также в причастности к убийству известной тележурналистки Анастасии Новиковой. По настоянию отца Дарига развелась с супругом, у которого власти еще и отобрали крупные медиаактивы - холдинг "Алма-медиа".

В этом месяце Вена отказала Астане в выдаче Алиева, и тот отправился в Лондон, приютивший многих российских олигархов, впавших в немилость после прихода к власти Владимира Путина. Так Казахстан получил своего Бориса Березовского. Теперь изгнанный из семьи Рахат Алиев время от времени заявляет о себе, распространяя письменные обращения, в которых клеймит "тоталитарный режим" бывшего тестя.

Президент Назарбаев глубоко убежден, что народ не желает его ухода. Похоже, он искренне не понимает, как можно уйти, когда страна встала с колен. Он не допустил кровопролития в первые годы после распада СССР, почти с нуля отстроил новую столицу, укрепил вертикаль власти и сделал Казахстан влиятельным энергетическим игроком.

- Он верит, что именно так и нужно. Что люди хотят, чтобы он правил вечно, и он уже принялся советовать это вашему Владимиру Путину, - говорил мне один из лидеров ОСДП Жармахан Туякбай. - Вот только он не понимает, что люди и политики отвыкают жить в условиях конкуренции. Назарбаев - человек. Когда и как он уйдет, не знает даже он сам. А уход вечного властителя вызывает пустоту. Кланы начинают бороться за власть, и тогда хваленой стабильности приходит конец.

***

Мировой опыт однопартийного парламентаризма

Казахстан стал единственной страной с многопартийной системой, в парламенте которой представлена лишь одна партия, за исключением разве что африканского государства Джибути.

На прошедших в 2003 году в Джибути парламентских выборах Союз за президентское большинство, в который входят четыре пропрезидентские партии, набрал по стране 62,7% голосов. Однако из-за особенностей избирательного законодательства он получил все 65 мест в национальном собрании. Выборы в стране проводятся по региональным партспискам. Партия или блок, победившие в отдельном округе, получают всю его квоту в парламенте. Оппозиционный блок "Союз за демократические реформы", набрав по стране 37,3% голосов, не взял большинства ни в одном из пяти округов и в парламент не попал.

Во всех остальных странах однопартийные парламенты появились благодаря законодательному запрету оппозиционных партий и движений.

В Корейской Народно-Демократической Республике делегировать кандидатов в верховное народное собрание может только "Единый демократический отечественный фронт". В него входят три партии: Трудовая партия Кореи (ТПК), Социал-демократическая партия и Партия молодых друзей небесного пути. При этом конституцией за ТПК закреплена руководящая роль, она контролирует процесс выдвижения и работу не только своих депутатов, но и депутатов партий-союзников. Выборы проводятся в одномандатных округах на безальтернативной основе. Официально объявляется, что каждого кандидата поддержали 100% избирателей.

На Кубе Коммунистическая партия по конституции является единственной, но ей запрещено выдвигать кандидатов на парламентских выборах. Этим занимаются народные сходы и общественные организации. Тем не менее все 609 "независимых" депутатов национальной ассамблеи народной власти являются членами Компартии.

Во Вьетнаме закон разрешает формировать национальную ассамблею только по мажоритарной системе и только из коммунистов и беспартийных. Из 493 депутатов 442 - члены Компартии, 50 - поддержанные ею, один - независимый.

В Лаосе, где выборы проходят по мажоритарной системе, 108 депутатам из единственной разрешенной законом Революционной партии народа лао в национальной ассамблее противостоят шесть беспартийных парламентариев.

В Туркмении члены единственной в стране партии - Демократической - занимают все места в халк маслахаты (верхняя палата, 2507 человек) и меджлисе (нижняя палата, 50 человек). Оппозиция законодательно запрещена, и иных легальных партий в стране нет.

Материалы предоставлены
агентством WPS.