Оператора проекта по Кашагану берут "в клещи"

Сергей Арбенин
Фергана.Ру, 28.08.2007

Экономика Казахстана развивается небывалыми темпами. По словам президента страны Нурсултана Назарбаева, рост ВВП в среднем составляет 9-10 процентов в год. И все благодаря нефтедолларам! Но и их не хватает. Внешний долг республики, в результате масштабных заимствований последних лет, достиг 73,5 миллиарда долларов США. И уже сравним с ВВП республики, который в прошлом году составил $77,9 млрд. Грандиозные планы Нурсултана Назарбаева по проведению комплексных реформ, модернизации административных ресурсов и внедрению инновационных технологий, благодаря чему Казахстан должен войти в число 50 самых конкурентоспособных стран мира, под угрозой. Республиканской экономике, которая все еще носит ярко выраженный сырьевой характер, срочно требуются новые вливания. Где их взять?

Только от продажи углеводородных ресурсов. Не случайно, по данным казахстанской нефтегазовой компании "КазМунайГаз", добычу нефти в республике к 2015 году планируется увеличить более чем вдвое - до ежегодных 150 миллионов тонн (в 2006-м был зарегистрирован показатель в 63 млн. т). Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что возможности уже освоенных месторождений в стране практически исчерпаны. Как исчерпан и экспортный потенциал нефтедобычи: половина извлекаемого сырья - 32-34 млн. т поставляется на внешний рынок через Россию - по ветке Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) в Новороссийск. Еще 10 млн. тонн нефти транспортируется в Китай по трубопроводу Атасу - Алашанькоу. Остальной объем перерабатывается для собственных нужд.

Между тем неосвоенные запасы углеводородов на территории страны традиционно залегают на значительной глубине. Их разведка и добыча требуют не только времени, но и привлечения современных технических средств и основательных капитальных вложений. Расчет в этой связи в республике делается на внешних инвесторов. К сотрудничеству приглашаются иностранные компании с мировым именем. Зарубежному капиталу, как правило, обеспечивается благоприятный инвестиционный режим. В ответ в Казахстане ожидают одного: не должна мелеть река нефтедолларов в экономику республики.

Сегодня, с тревогой заглядывая в пустеющий, с учетом внешнего долга, бюджетный кошелек страны, руководство Казахстана с надеждой смотрит на запад - в сторону Каспия, в прибрежном секторе которого расположено месторождение Кашаган. По геологическим запасам нефти в объеме около 38 млрд. баррелей оно признано в числе самых крупных в мире из разведанных за последнее время. Его извлекаемые запасы оцениваются в 9-13 млрд. баррелей. К проведению масштабного комплекса работ по подготовке к освоению этих ресурсов казахские власти привлекли консорциум Agip KCO в составе ENI (единый оператор проекта), ConocoPhilliрs, Inрex, Total, ExxonMobil, Shell и "КазМунайГаза". Предполагается, что с началом добычи нефть отсюда будет направляться как в Россию, так и в обход ее территории - через Азербайджан и Турцию в Западную Европу.

Но на противоположном берегу Каспия не желают ждать у моря погоды. Официальный Баку при активной поддержке США и стран Евросоюза лоббирует строительство по морскому дну Транскаспийского трубопровода. Казахстанская нефть по нему должна будет поступать в Азербайджан и далее потребителям по уже действующему трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан (БТД) мощностью 50 млн.т. в год. Благодаря этому страны Западной Европы диверсифицируют поставки стратегического сырья и снизят энергетическую зависимость от России.

И вот буквально на днях, в конце августа, такие намерения подтверждены звонкой монетой. В Баку с участием представителей США и Госнефтекомпании Азербайджана состоялось подписание грантового соглашения на сумму в 1,7 миллиона долларов по разработке технико-экономического обоснования проектов строительства Транскаспийских нефтепровода и газопровода по морскому дну. Значимость и политический акцент событию придало участие в этом акте заместителя госсекретаря Соединенных Штатов Дэниеля Салливана.

Между тем в самом Казахстане, который сегодня вынужден увязывать свои действия в сфере экспорта углеводородов с транспортной инфраструктурой России и интересами Москвы на энергетическом рынке европейских государств, в отношении реализации проекта строительства Транскаспийского нефтепровода проявляют известную сдержанность. Здесь разрабатывают свою программу действий. Индикатором, прояснившим позиции Астаны в этом вопросе, стала последняя, августовская встреча в столице Казахстана президента Нурсултана Назарбаева и главы Азербайджана Ильхама Алиева. По ее итогам стороны заключили соглашение о стратегическом сотрудничестве в нефтегазовой сфере. В ответ на предложение Ильхама Алиева предоставить партнеру по Каспию полный доступ к транспортной и энергетической инфраструктуре своей республики Нурсултан Назарбаев подтвердил заинтересованность Казахстана в транспортировке собственной нефти по трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан. Для чего и будут задействованы прежде всего ресурсы месторождения Кашаган. Однако вопрос, какая - большая или меньшая - часть энергоносителя станет направляться через Россию, а какая - в обход ее территории, остается открытым...

В поддержку договоренностей Баку и Астаны на высшем уровне соответствующий меморандум о совместной реализации Транскаспийского проекта по транспортировке казахстанской нефти и перекачке ее по БТД подписали государственные нефтегазовые компании двух стран. Документ, в числе прочего, предусматривает развитие системы морских перевозок углеводородов с использованием танкеров и других судов, строительство новых и эксплуатацию уже действующих специализированных терминалов и выносных причалов на казахском и азербайджанском побережье Каспия. В самой Астане такое сотрудничество рассматривают как составную часть будущей Казахстанской каспийской системы транспортировки углеводородов. Она призвана обеспечить поставки нефти из республики на внешние рынки в связи с ожидаемым ростом ее добычи. Причем в обход России, поскольку возможности КТК по перекачке казахской нефти в направлении Новороссийска достигли своего потолка, а об увеличении мощностей этого трубопровода договориться с другими участниками консорциума пока не удается. Как ожидается, создаваемая система позволит переправлять с месторождения Кашаган танкерами из порта Курык в Баку и далее закачивать в БТД до 38 млн. т нефти в год. Соглашение о реализации этого проекта госкомпания "КазМунайГаз" подписала в начале нынешнего года с итальянской Agip и крупнейшим СП "Тенгизшевройл", наполовину принадлежащим американской Chevron.

Казалось бы, гигантский механизм по увеличению добычи углеводородов и диверсификации их поставок за рубеж запущен в Казахстане на полную катушку. Вот-вот начнут поступать причитающиеся дивиденды. Официальная Астана замерла в ожидании. Но тут и произошел сбой. Еще одна итальянская компания - ENI, которую привлекли в качестве оператора разработки месторождения Кашаган, в очередной раз объявила об отсрочке начала добычи нефти. Ранее она планировалась на 2005 год, затем была перенесена на 2008-й, а теперь - на 2010-й. Итальянцы сослались на сложные природные и климатические условия в зоне работ. Изменились и другие параметры реализации проекта. Компания признала, что недооценила его масштабы и по этой причине повысила оценку расходов первой фазы освоения почти вдвое - с $10 до 19 млрд. и с $56 до 136 млрд. в целом. Прогнозный пик добычи нефти в объеме от 1,2 до 1,.5 млн. баррелей в сутки также был перенесен на более поздний срок - с 2016 на 2019 год.

В Астане не стали скрывать своего раздражения - уже в конце июля появились сообщения о том, что ENI могут лишить статуса оператора проекта. "Если оператор не может решить проблем, не исключено, что он будет смещен", - пояснил в этой связи в одном из интервью западной прессе премьер Казахстана Карим Масимов. По его словам, изменение сроков добычи на Кашагане равнозначно изменению самого контракта. А потому правительство будет действовать адекватно. "Кашаганский проект - это особый проект не только для Казахстана, но и для всего мира, по объему добычи, значимости, ожидаемому результату, экологическим требованиям, т.к. он будет реализован в весьма экологически чувствительной зоне. Подобных проектов раньше в мировой практике не было..." - в свою очередь прокомментировал ситуацию журналистам министр энергетики и минеральных ресурсов РК Бактыкожа Измухамбетов. В качестве одного из вариантов урегулирования вопроса указывалась возможность увеличения по итогам предстоящих переговоров с консорциумом Agip KCO, в который входит ENI, казахстанской доли в profit oil (прибыльной нефти) с 10 до 40 %.

При этом последствия переноса сроков добычи не заставили себя ждать. Уже в середине августа на совещании правительства глава Минэкономики и бюджетного планирования Казахстана сообщил, что "в связи с угрозой переноса начала добычи на Кашагане возможно значительное недопоступление средств в Национальный фонд". Кроме того, в ход была пущена беспроигрышная "экологическая" карта. "Работы по Кашагану могут быть вообще приостановлены. Нами сейчас проводится аудит. Есть все основания предполагать, что оператором не соблюдаются требования экологического законодательства", - заявил тогда же министр охраны окружающей среды РК Нурлан Исаков. И пояснил, что уведомил об этом Генпрокуратуру, а также Министерство энергетики и минеральных ресурсов, и по закону его ведомство обязано "отозвать разрешение, так как дальнейшая его реализация нанесет непоправимый экологический ущерб".

Таким образом, оператора проекта натуральным образом берут "в клещи". Премьер Карим Масимов уже распорядился в адрес МЭРМ "разобраться и принять меры в соответствии с законодательством РК". Беспрецедентная атака казахстанских властей на западные интересы в зоне Кашаганского месторождения вызвала нешуточный резонанс. Как ожидается, на выручку ENI в Казахстан на днях прибудет ее гендиректор Паоло Скарони. Встретиться с Каримом Масимовым, чтобы попытаться предотвратить прекращение реализации кашаганского проекта западным оператором - по причине якобы наносимого флоре и фауне Каспийского моря вреда, - готов и сам премьер-министр Италии Романо Проди. Ждать развязки интриги осталось недолго. И тогда станет ясно, в каких целях Астана задействовала рычаги угроз: чтобы на деле форсировать начало нефтедобычи на перспективном месторождении или идет элементарный отъем западных активов, чтобы привести на Кашаган нового оператора. Например, российский "Лукойл", который уже наработал в Казахстане немалый опыт. И тем самым потрафить нефтегазовым амбициям Москвы.

Материалы предоставлены
агентством WPS.