Казахстанская стабильность подорожала

Улболсын Кожантаева
Press-uz.info, 04.08.2007

Бурение разведочных скважин в Восточном Кашагане, начатое в августе 1999 года, и Западном Кашагане с 6 октября 2000 года дало обнадеживающие результаты. Но пестрый консорциум инвесторов не спешит с добычей. Оператор проекта Agip KCO направил 29.06.2007г. официальное письмо правительству РК о переносе сроков и удорожании проекта. Следствие ли это общего фиаско западных нефтяных компаний в других странах, где их «отлучили» от нефти, разногласий внутри консорциума или все дело в ошибочной методике технических и финансовых расчетов? Отчасти признав, что первоначальные расчеты «были произведены поспешно», правительство РК расценило изменение сроков добычи как изменение самого контракта и теперь уже нацелилось на торги с консорциумом по изменению условий подписанного сторонами СРП.

Пока цены на нефть растут, инвесторы все больше «вязнут» в дорогих проектах, где добычи еще нет. Когда пойдет кашаганская нефть, все еще неизвестно, а премьер Масимов теперь начал искать «ловушки» в контрактах, но чем они дороже, кажется, тем больше утопают в них обе стороны...

 

Ответ правительства на письмо консорциума прозвучал ровно через месяц. В понедельник на селекторном совещании, где обсуждались вопросы энергетики, премьер-министр РК Карим Масимов обратился к консорциуму Agip KCO через СМИ. «Поскольку изменение сроков контракта является изменением самого контракта, а Казахстан есть, был и останется приверженцем незыблемости контрактов, соблюдать условия которых обязаны обе стороны, я прошу Минэнергетики к этому вопросу подойти со всей серьезностью. Через СМИ я предупреждаю компанию, что изменение сроков контракта мы рассматриваем как изменение самого контракта, поэтому наши действия будут адекватными», - резюмировал премьер.
В ответ на это заявление правительства РК в пресс-службе ENI отметили, что итальянский нефтегазовый концерн ENI придает большое значение долгосрочному партнерству с Казахстаном и будет участвовать в переговорах с казахской стороной, намеченных на август, сообщает ИТАР-ТАСС.
Начало переговоров с консорциумом Agip KCO по Северокаспийскому проекту намечено на 6 августа. Как заявил министр энергетики и минеральных ресурсов РК Бахтыкожа Измухамбетов, казахстанская сторона предусматривает увеличение профит-ойла для Казахстана. Согласно предварительной договоренности, по словам министра, предметом переговоров станет увеличение с 10 до 40%.
Напомним, что согласно условиям СРП, подписанному в 1997 году на 40 лет, в период, когда почти вся добываемая консорциумом нефть пойдет на погашение его первоначальных затрат по освоению месторождения, Казахстану достанется лишь 10%. Лишь после того как консорциум полностью возместит свои затраты, доля Казахстана существенно возрастет - до 80%, но уже от прибыли. Только много ли будет нефти и не окажется ли добыча на спаде, судя по последней оценке консорциумом своих затрат, трудно сказать. Как и то, какими будут цены на нефть лет через 20. По прогнозам конца 90-х практически все известные агентства ошиблись, рассматривая цены лишь в диапазоне $20-30 за баррель на период до 2010 - 2020 года. Как это отражено в контракте, неизвестно. Условия СРП, как известно, отнесены в разряд коммерческой тайны.
 

Пока растут только цифры

Согласно информации министра, 29 июня оператор проекта по освоению Кашагана - Agip KCO «дал свои последние предложения по этому проекту, в соответствии с которыми срок начала добычи нефти на Кашагане перенесен на II полугодие 2010 года». Хотя действительно ли это последние предложения, пока трудно судить, поскольку в западных СМИ с весны уже не раз муссировались заявления Паоло Скарони - главы концерна Eni, куда входит Agip, о том, что эти сроки будут перенесены на 2011-2012 г.г.
В первый раз, когда сроки перенесли с 2005-го на 2008-й год с консорциума потребовали полмиллиарда долларов, но после долгих переговоров согласились на $150 млн. Какой будет сумма на сей раз, еще не ясно, но, похоже, главная интрига уже не в этом. Едва стихли в СМИ скандалы вокруг расследования финансовой полиции Италии деятельности руководства концерна Eni по ценообразованию на продаваемый газ, как «ценовая кувалда» обрушилась на казахстанцев.
После совещания в правительстве министр МЭМР РК сообщил журналистам, что согласно предложению, представленному Eni, объемы затрат на освоение месторождения составят от $57 млрд. до $136 млрд. По словам Измухамбетова, «резкий скачок затрат по проекту связан с тем, что в самом начале работы над ним в определенной степени была непредусмотрительно заложена меньшая сумма и перечень работ, которые необходимо было выполнить».
Напомним, что компания Agip была избрана единым оператором проекта 12.02.2001 года, в тот период, когда освоение казахстанского шельфа оценивалось в $60 млрд. Объем инвестиций для первого этапа прогнозировался на уровне $5 млрд. но уже в 2004 году был увеличен до $10,3 млрд., в 2006 г. до $15 млрд. В этом году глава концерна Скарони назвал сумму в $19 млрд. Таким образом, уровень первоначальных затрат увеличивается почти в четыре раза. Правительство РК тогда решило даже привлечь внешних аудиторов для оценки аппетитов Eni.
Если судить по динамике мировых цен на нефть, которые отражаются на стоимости услуг и оборудования для нефтегазовой отрасли, то получается, что цены на нефть с 1997 года выросли более чем в три раза. В 1997 году, когда подписывался контракт, средняя мировая цена на нефть составляла $18,68 за баррель, но уже в 1998 году, когда консорциум получил лицензию, цена упала до $11 за баррель. Лишь после азиатского и российского кризисов цены на нефть стали расти, достигнув нынешних отметок в $65-70 за баррель. Конечно, затраты растут, однако от ценовых метаморфоз участники проекта, добывающие углеводороды по всему миру тоже выиграли. Например, чистая прибыль Eni в 2006 году достигла 9,2 млрд. евро.
Правда, если обратить внимание на процессы, происходящие в нефтегазовой отрасли Венесуэлы, Боливии, Нигерии или той же соседней России, то многим мировым гигантам, входящим и в Северокаспийский консорциум, не повезло. Одних отстранили от проектов за нарушение экологических или технологических условий, других просто «культурно выпроводили», возместив затраты или выкупив проекты. Одним словом, дебит и кредит в глобальной нефти складывается неоднозначно. Иногда с убытками, что, однако, в условиях нынешних высоких цен на нефть, может быть не так уж болезненно для крупных компаний . В одной стране проиграли, в другой, как говорится, выиграли... В сражении с государством, дорогие проекты для частных компаний имеют свои преимущества: не всякая страна может выкупить их или возместить затраты.
Остается ли в такой ситуации казахстанским чиновникам, гарантирующим стабильность контрактов, просто бдить за правомерностью статей затрат на проекты и прочих расходов инвесторов, которые республике придется возмещать?
Если обратиться к опыту других нефтедобывающих стран, то не везде в мире он однозначен. Но что, если тенденции, наблюдаемые в нефтедобывающих государствах Латинской Америки, Нигерии или соседней России, где львиная доля добычи приходится на госкомпании, окажутся реальностью для Казахстана? Где и с чего тогда чиновники будут искать средства, чтобы полюбовно расстаться с «подорожавшими» инвесторами? Доля государства в Кашаганском проекте невелика: 8,33%, а от объемов добычи Казахстан, согласно подписанному соглашению о разделе продукции, будет иметь лишь 10% до полного погашения затрат консорциума.
Быть может, чиновники надеются, что Казахстан сможет превратиться в мирового производителя космических спутников, ракетоносителей, высокотехнологичного топлива или еще чего-нибудь эдакого, что десятки и сотни миллардов долларов окажутся для казахстанского бюджета или Нефтяного фонда «копейкой»?
Между тем, говоря о новых ценовых расчетах консорциума министр заметил, что увеличение затрат по проекту не является проблемой, которая может повлиять на ход работ по Кашагану. «..это не такие большие цифры для этих компаний», пояснил г-н Измухамбетов. Для компаний может быть и так, но средства будут возмещаться из государственной казны, а потому для рядовых налогоплательщиков эти цифры просто заоблачные. Министр, однако, аргументировал тем, что в республике с каждым годом растет объем инвестиций, основная часть которых идет на морские проекты.
 

По аналогии и технологии

Другая часть кашаганской интриги заключается в технических сложностях освоения проекта, которые мировым гигантам пока «не по зубам». Так оно или не так на самом деле или причина совсем в ином, судить сложно. В свое время раскол внутри международного консорциума из-за разных подходов к освоению, наверное, также не способствовал успешной реализации планов. Организационный период несколько затянулся.
За минувшие годы акционеры выдвигали разные причины задержки проекта. То они не могли определиться с единым оператором и генеральным планом освоения, называя разные варианты объемов поэтапной добычи. Сначала планировалось добывать по 300 тыс баррелей в сутки, затем, когда сроки добычи были отложены с 2005-го на 2007-2008-й годы, объясняли расширением проекта и повышением планируемых темпов добычи до почти 1,5 млн барр. нефти в сутки. Теперь снова вроде как консорциум настроен на первоначальный лад, а причины заключаются в технических особенностях: сложной геологии резервуаров высокого давления, высокой концентрации серы, ледовых атаках, ветрах и прочих неожиданностях.
На этот раз, отвечая на вопросы СМИ, министр Измухамбетов пояснил тем, что «аналогов Кашагану до сих пор в мире не было, и в связи с тем, что возникли не только технологические вопросы, но и вопросы, связанные с экологической безопасностью, с безопасностью проведения работ, было необходимо дополнительно пересмотреть проект как в отношении продолжительности работ, так и в отношении затрат на их проведение».
Что касается ценовых скандалов в самой Италии, то в мае текущего года миланские прокуроры, в рамках трехлетнего расследования финансовых нарушений нефтегазового концерна Eni, обвинили его руководство не только в финансовых махинациях, связанных с акцизами и в препятствии проверкам контролирующих органов, но и в «создании организации в целях совершения преступления». Следователи обнаружили, что данные о количестве проданного газа, представленные администрацией концерна контрольным органам, не совпадают с данными, указанными в квитанциях по оплате счетов, которые Eni рассылал потребителям газа. Среди лиц, проходящих по этому делу - глава Eni Паоло Скарони и руководители дочерних предприятий концерна...
С казахстанской стороны в десятилетней истории этого проекта были уже разные перипетии. Вряд ли стоит напоминать о том, что в
90-е годы к Кашагану как символу будущего процветания страны было приковано внимание всех. Теперь, выходит, простые казахстанские обыватели оказались «жертвой рекламы»?
 

Кто стучится в дверь ко мне...

Собственно, скандалы вокруг глобальных игроков нефтяного мира можно назвать органичной частью их бытия, но одно другому, наверное, рознь, и, привлекая тех или иных инвесторов, правительство, наверное, должно учитывать их «послужной список». Чаще всего они сами создают интригу, пытаясь тем самым привлечь внимание к своим планам.
На этой неделе, например, глава российско-британской нефтяной компании ТНК-ВР Роберт Дадли заявил Reuters о желании укрепиться на рынке Казахстана и Туркменистана на фоне озабоченности в связи с высокой налоговой нагрузкой в РФ. «Казахстан и Туркмения - это те страны, где российские компании с международными связями могут процветать», - передает агентство его слова.
Проблемы этой компании в РФ, где ей пришлось уступить долю в крупнейшем Ковыктинском месторождении «Газпрому», а также пойти на огромные выплаты по претензиям фискальных органов, в общем-то, общеизвестны. Прибыльность компании там сокращается, и, по словам Дадли, «в определенный период это может привести к изменению в принятии решений».
Однако, как говорится, без ложной скромности глава компании, выступивший теперь в роли «сиротки у казахстанских ворот», также не преминул заметить, что не претендует на нечто подобное Кашагану. Компания, по его словам, может «работать в других районах, как, например, материковые месторождения». Там, по мнению, британского просителя «могут быть старые месторождения, для которых нужна помощь в освоении, которую компания оказывала в России. Однако как бы ненароком г-н Дадли замечает, что «это было бы хорошим началом». Только вот как быть с тем, что в Казахстане и Туркменистане как раз таки полагают, что и местные инвесторы «сами с усами», и не планируют отдавать «сухопутные месторождения» иностранцам. Более того, иные даже сожалеют о том, что уже отдано...
Агентство отмечает, что ТНК-BP не представлена в Казахстане, где активно работают почти все крупные нефтяные компании, кроме BP. Хотя, наверное, стоит напомнить о том, что и сама ВР и ТНК уже работали в Казахстане. С самого начала создания Северокаспийского консорциума ОКИОК - прежнее название Agip KCO компания BP Amoco владела 9,5% акций, но затем вышла из проекта, продав свою долю. По официальной версии, ее не устраивала недостаточно большая доля в проекте. Позже, как известно, другой британский игрок - компания BG вышла из этого проекта, продав свои 16,67%.
ТНК-ВР была образована в сентябре 2003 года в результате слияния российских нефтяных активов британской ВР и группы российских инвесторов в составе «Альфа-групп» и альянса Access/Ренова. Последние компании в лице хозяев миллиардеров Вексельберга, Блаватника и других также известны в Казахстане, как владельцы угольных месторождений, электростанций, а также нефтяных активов. Или г-н Дадли об этом не знает...
Конечно, покупка и продажа долей в месторождениях - хороший бизнес в условиях растущих цен, чем бурение на морском шельфе. Возможно, британские компании, как и другие крупные игроки, потерпевшие неудачу в России или той же Венесуэле, не прочь в виде новых альянсов пройтись по второму кругу через Казахстан, только теперь уже по «сухопутным» месторождениям?